Федор Исаков. 1978 год.

Война закончилась. Фашисты приняли полную капитуляцию, но сдались не все. Ефрейтор Федор Исаков в составе 133 стрелкового полка праздновал Победу в Берлине. Расписавшись на повергнутом Рейхстаге, он в составе полка ждал отправки домой. Мысли о скором возвращении восстанавливали в памяти самые острые моменты, пережитые в ходе войны. Федор вспомнил конец мая 1942 года, когда после тяжелых ранений в декабре 1941 года его с заключением консилиума докторов Ленинградского военного госпиталя «Эрисмана» признали непригодным к строевой службе и направляли на родину, домой.

Да, давно бы жил привычной, спокойной мирной жизнью. Но тогда Ленинград был в блокаде и по совету командира полка Федор остался в батальоне выздоравливающих. Как рассказывал он сам, оружие держать мог крепко, а стрелять-то он умел. Я лично видел, когда мы с ним ездили на лошади в лес по дрова, у отца ружьё всегда было под рукой, и увидев летящую утку, он успевал не только изготовиться, но и метким выстрелом сбить утку, что та падала прямо в телегу. Но это было когда он вернулся с войны. А в мае 45-го многие были отправлены домой, а кто-то на дальний Восток, там не успокаивались японцы. Федору же досталось налаживать мирную социалистическую жизнь в освобожденном от фашистов Берлине.

Разбалованные нацизмом немцы нуждались в помощи хозяйствования и восстановления покалеченного города. Фашисты, прежде чем сдаться, заминировали многие промышленные и гражданские строения. Много случаев среди наших победивших воинов было отравлений. При работе на железнодорожном тупике наши обнаружили железнодорожную цистерну со спиртом. Конечно, все затарили свои фляжки, соблазн повеселиться вечерком был великим. Набрал и Федор, аж две фляжки. Когда возвратились в место базирования подразделения, обнаружили, что некоторые воины, не удержались от соблазна и приняли по граммульке. Спирт оказался отравленным. Многие отравились. Тут же Федор вылил свой спирт, и в мыслях промелькнули самые памятные моменты ужасной войны. Вспомнились первые дни войны и его боевое крещение. Он был уже не совсем молодым тогда, в октябре 41-го, ему исполнялось 32 года. А 17-го сентября их эшелон выгрузили на станции, недалего от города Пушкин. Выгружались под авиационной бомбежкой и сразу в бой. Фашисты окружали Ленинград и безжалостно уничтожали все преграды на своём пути. Федор получил осколочное ранение в плечо. Сам себя перевязал. Под разрывами снарядов потерял свою полевую сумку, где лежал «смертный» медальон. Погибших было очень много, только через неделю Федор узнал, что его «ошибочно похоронили», и на родину отправили похоронку. «Ваш муж погиб в бою 17 сентября 1941 года похоронен в деревне Антелево Ленинградской области». А в декабре 1941 года, фашисты пошли в атаку на участке линии обороны, где участвовал Федор. Наши сдержали атаку. При разрыве одного из снарядов Федора засыпало землей и его откопали только на третий день с контузией, тяжелыми ранениями и обмороженными пальцами ног. Мало кто надеялся на его выживание, но он выжил, и даже вернулся в строй.

После госпиталя Эрисмана он соглашается с предложением командира полка и отправляется в батальон выздоравливающих. Полугодовое лечение в госпитале многому научило солдата. А веские слова командира о том, что вчера пытались эвакуировать из Ленинграда раненых, из трех самолетов ни один не долетел. Фашисты сбивают. А дома, если долетишь, работать надо, война, а какой пока из тебя работник. Здесь ты как стрелок что-нибудь подстрелишь из дичи, и полк подкормишь. Назначил его главным поваром полевой кухни. И с июня 1942 года Федор был отправлен на Карельский перешеек, на границу с Финляндией. Напряженная служба в дозоре, а по совместительству повар-кок полевой кухни. В Карельской местности водилось достаточно дичи для пополнения скудного воинского пайка.

Вспомнился случай февраля 1943 года, когда ему было поручено уничтожить важного фашистского чина, прибывающего на их участок линии фронта, после удачного выстрела на его точку обрушился шквал минометного огня, смешались земля и небо, но он уцелел. Без ранения не обошлось, но и не без неожиданностей тоже. В течение суток была рвота, кровохаркание. Врачи определили общую контузию с сотрясением головного мозга, ушиб левого плеча, левого бока и срочно отправили в объединенный медицинский санитарный батальон. 12 февраля Федора из санитарного эвакуационного госпиталя № 262 переводят в госпиталь №1173, где он проходил лечение. За этот подвиг перед строем его представили к ордену Красной звезды.

Мысли быстро промелькнули в сознании. Но и служба не стояла на месте. В начале 1946 года он демобилизовался.

Борис ИСАКОВ. Фото из семейного архива. 20 апреля 2022 года.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here