Мумриков Архип Федорович, состоял в конной разведке, председатель сельсовдепа с.Поперечное. 1930-1950.

Продолжение. Начало в № 48-51 (2021 г.), № 4-19, 21-23, 25-28, 30-37 (2022 г.).

КОММУНА «КРАСНЫЙ ПАРТИЗАН»

Несколько лет тому назад у меня в поселке Филипповском состоялась встреча с близким знакомым Вяткиным Иваном Мака­ровичем, уроженцем этого поселка, приехавшим из города Новоси­бирска проведать свою сестру. Оригинальнейший человек, участ­ник Великой Отечественной войны, любитель анекдотов, добрый и жизнерадостный.

В разговоре о здешних поселениях мы как-то быстро коснулись поселка Красный партизан:

— А знаете ли Вы, что коммуна «Красный партизан» вначале располагалась в другом месте?

Мне показалось, что он шутит, и на явное мое удивление продолжил, но не столь уверенно:

— Она располагалась где-то у самой границы с Панкрушихинским районом, рядом с поселком Ганенок, но точно утверждать не могу.

Эта новость была неожиданной, потому что до этого никто о подобном даже не упоминал.

Опять помог счастливый случай. Позвонил житель города Л. С. Кур­носов, представился жителем поселка «Красный парти­зан». Коммуны не захватил, но проживал в поселке долго, работал трактористом. Пахал, как он выразился, одним загоном, от старой до новой коммуны. Как круг дал, значит, вспахал гектар. Он-то и приоткрыл занавес про старую коммуну «Красный партизан».

Находилась она в Зуевских логах, что вблизи поселка Раздоль­ное на речке Поперечной. В старую коммуну из Раздольного пе­реселилось несколько семей. Переселялись организованно, одним обозом, с флагами. Только пожить долго не довелось. При пере­езде коммуны на новое место они вернулись в село Раздольное.

 

Стоит только выбраться из пленительного березового царства, в котором расположен этот поселок, на степные просторы в сто­рону села Поперечного, как с правой стороны за истоками речки Поперечная (за что она получила такое название, так и не допы­тался) на фоне голубого неба предстанет роскошный букет из не­скольких могучих тополей, уже потерявших былую красоту. Они, как покорители времени, растут между глубокими логами, кото­рые ровно хищники своими клешнями изранили беззащитную зем­лю. Самый главный овраг с южной стороны назван Партизанс­ким. Внизу, у самого начала оврага, устроена мощная плотина, образовавшая обширный и глубокий пруд, кишащий рыбой. Между оврагами, где вразбежку, словно играя в догонки, а где-то дружным табунком, чтобы пошептаться, приютились красавицы Руси — березки. А внизу они собрались в шумливую рощицу, где господствует птичье племя.

Мумриков Архип Федорович, состоял в конной разведке, председатель сельсовдепа с.Поперечное. 1930-1950.

Очевидно, не зря полюбил эти места, основал хутор Зуйков с двумя сыновьями. Вне сомнения, это они посадили несколько топо­лей и около них свили собственное гнездо.

Когда эти места облюбовала коммуна, он ее принял доброжела­тельно. Сразу вступил в нее и стал активным ее организатором вместе с такими же активистами, как Земенков Антон и Карпов.

Основателем и председателем коммуны стал Мумриков Архип Федорович, житель села Поперечного, из бедной семьи, партиза­нил, член ВКП(б) с 1920 года.

Коммуна родилась в 1921 году. Разбивал участки и руководил застройкой коммунар Черных. Добрых домов было мало. Возводились в основном бараки да землянки и производственные по­мещения, будто предвидели, что жить долго не придется. С самого начала у многих коммунаров, да и самого Мумрикова, не лежала душа к избранному месту. Когда заведующая Раздолинской школой Губина спросила его, почему не возражали, он сокрушен­но махнул рукой:

— А нас никто не слушал. И попробовали бы возразить…

Так могло быть. Действовали военно-революционные команд­ные методы руководства.

Тогда становится еще более непонятным, кому и как удалось решиться на смену места поселения, ведь многое приходилось бросать за ненадобностью. Так поселок переместился с одного конца земельного надела на другой, несомненно, более удобный, ближе к селу Поперечному.

Поселок превосходно разместился на идеально ровном месте между р. Поперечкой и впадающим в нее крупным притоком, выб­равшим себе дорогу меж крупных берегов.

Поселок застраивался роскошно. Все дома бревенчатые и шикарно сделанные. Планировка поселка необычайная: улицы расходились в разные направления, а в центре — контора, школа, клуб, магазин. Неподалеку — хозяйственные постройки: сушилка с ти­повыми складами, мельница, молоканка, кузница. Поблизости, но особняком — скотные дворы, конюшня, которой управлял всё тот же Зуев. Наверняка по его инициативе и здесь на улицах появилось множество полюбившихся тополей. Стоят они и сегодня, осиротевшие, грустные, и веет от них одной тоской. Густая и размашистая крона поредела, поблекла, ощетинилась, словно рогатинами, наполовину высохшими сучьями, а стволы покрылись глубокими, как раны, морщинами, потемневшими до черноты. Но память о людях,  взрастивших их, продолжает жить.

Внизу на речушке — просторный пруд с чистой водицей — гор­дость и радость коммунаров. Он щедро служил людям, принося многочисленные блага и душевные наслаждения.

Новый поселок коммуны удался на славу. И люди подобрались добросовестные труженики, истинные хлеборобы, любящие землю и умеющие на ней трудиться. Земли же досталось море — 4705 га, самый крупный надел в районе. И хозяйство получилось замечательное, на пике своего расцвета коммуна имела 14 бри­гад, одна из которых была в старой коммуне.

По переписи населения в 1926 году в поселке имелось всего 24 двора, 108 душ (51 мужского и 57 женского пола), в 1935 году по книге регистрации Уставов сельхозартелей значится 160 дво­ров, 225 жителей. Коммуна просуществовала до самой коллек­тивизации, значительно дольше многих других и не распалась от разрухи.

Колхозу как по наследству передали то же название. Он продол­жал успешно развиваться, о чем говорят показатели и по скотовод­сву. По данным на 1940 г. значилось 177 голов КРС, 137 лошадей, 65 свиней, 863 овцы. Гордостью колхоза являлись кони. Лучших рысаков не было во всей округе, хотя племенных лошадей разводи­ли повсеместно. Коня любили, жалели, берегли как зеницу ока. От коня зависела вся жизнь земледельца. Уход за лошадьми почитал­ся за большую честь, его доверяли самым добросовестным лю­дям. Но случалось и такое. В конце   20-х годов именно на конюш­не произошел пожар, потушить который не смогли. Сгорело около сотни лошадей, спасли единиц. От такого удара хозяй-ство долго не могло оправиться. Подозрение пало на заведующего конефермой Зуева, но из-за отсутствия прямых улик он остался на свободе. Причины пожара так и остались тайной.

Надо признать, что на руководителей краснопартизанцамвез­ло. Организатором и первым председателем коммуны был уже озвученный Мумриков Архип Федорович. Родился он в 1895 году в селе Поперечном, в бедной крестьянской семье. В 1916 году сбежал с фронта и скрывался, активно участвовал в революции 1917 года и гражданской войне, в армии Игнатия Громова. Ма­лограмотный, но прошедший не один жизненный университет, он верно и глубоко понимал происходящие события, занимал пра­вильную позицию и упорно добивался достижения поставленной цели. Став коммунистом, создал в с. Поперечном парторганиза­цию, умело руководил коммуной. Многократно избирался в партийные и советские органы села и района. До сих пор его хорошо помнят и положительно отзываются о нем старожилы. В селе Поперечном действует музей с богатым материалом об Архипе Федоровиче.

В 30-х годах по невыясненным причинам Мумрикова А. Ф. в «Красном партизане» не стало. В беседах с местными старожила­ми высказывались разные предположения. Были мнения, что его загубила слава, вскружившая ему голову. В последнее время, как они говорят, он начал заниматься баловством, часто напивался на сельских гулянках, после которых запрягали лошадей, и пьяной ком­паниейлихачили по деревне с гармошками и песнями. Это выглядело некрасиво и вызывало осуждение народа, чего не могли не знать власть имущие.

Мумриков оказался в Нарыме, куда высылали кулаков, и рабо­тал, как неопределенно говорили собеседники, каким-то воспитателем, скорее всего, среди ссыльных. В начале 50-х годов он появился в г. Новосибирске, где провел последние годы своей жизни.

И. МЕЙКШАН. Фото из фондовой коллекции каменского краеведческого музея.

АВТОБИОГРАФИЯ Мумрикова Архипа Федоровича

Отец мой до 1917 года занимался хлебопашеством. Хозяйство было бедняцкое. В 1920 году вошел в коммуну «Красный партизан».Умер в 1935 году. Я родился в 1894 году и остался сиротой от матери в 5 лет. В 1906 отец отдал меня в батраки к кулаку Кирьянову село Поперечное и батрачил у него до 1915 года.

С июля 1915 года меня мобилизовали на службу царской армии и служил в 40-м Сибирском полку рядовым до 5.03.1916 года.

В 1916 году я бежал с фронта и скрывался дома у сестры, в Барнауле, до мая 1916 года. Из Барнаула я уехал на ст. Татарка Запсибкрая и прожил до июня и переехал на ст. Югомышь и в августе 1916 уехал в Пензу, там меня поймали и посади­ли в тюрьму, где просидел я две недели. Из тюрьмы бежал и уехал на ст. Рузаевку, откуда уехал в Н. Новгород, где прожил до ноября. Из Н.Новгорода, уехал в Пермскуюгуберню, Осинского уезда, волости Шарзии, село Кутеня. Там я скрывался с ноября по 12 февраля 1917 года. С 20 февраля, в первые дни свержения царского самодержавия, я с товарищами арестовывали царскую полицию, выпускали из тюрьмы полит-заключенных. 25 апреля 1917 года меня послали в г. Пермь, там я был в красной гвардии до июля 1917 года. В июле 1917 года мeня отпустили домой в Поперечинский с/совет.

Меня выбрали председателем с/совета, был председателем с/совета до взятия Сибири Колчаком. До прибытию Колчака я скрылся в быв­шую Баевскую волость с.Платово и работал у разных лиц до мая 1919 г. Все время подпольно с Громовым, Мамонтовым. В мае 1919 г. мы с активам открыто пошли против Колчака партизанить.

С мая 1919 г. находился в партизанском отряде Громова до 10  декабря 1919, затем влился в Красную армию до января 1920 г. Я был конным разведчиком до ликвидации Кайгародова.

С 1-го января 1920 г., меня отпустили домой в Поперечинский с/совет, 1 февраля 1920 года я организовал коммуну «Красный партзан», какова существует и сейчас. Кандидатом ВКП/б/ вступил в 1919 г. 10 декабря и 1.11.1920 г. принят членом ВКП/б/ в первый день прихода Красной армии в г. Камне и состою до настоящего времени. Из партии не исключался. Работал на разных работах, по указанию Райкома ВКП/б/. Был премирован в 1924 г., работал председателем Закладинского волисполкома, за выполнение всех мероприятий меня премировали деньгами в 250 руб. и сукна на костюм.

В 1930 г. работал председателем коммуны «Красный партизан» Каменского района, также был премирован велосипедом и канцелярским столом за выполнение хоз. политических мероприятий и от Райколхозсоюза грамотой и был представлен, к высшей награде ордена «Ленина».

В 1930 г. получил от реввоенсовета часы. В 1930 г. был выбран на пятую партконференцию членом Окружкома партии и делегатом на пятую краевую партконференцию и на ней был выбран на ХVI парт съезд в  Москву. В 1935 году в честь праздника «Освобождение Сибири от Колчака» от Краевой комиссии по проведению праздника получил велосипед и грамоту, как старый подпольный работник, а также путевку на курорт «Ливадия». В 1935 по 1936 год работал пом. директора по хозяйственной части Поперечииского МТС, также был премирован путевкой на курорт «Лебяжье». 15 февраля 1936 г. меня Крайком послал для работы на Север, где работаю по настоящее время в Парабельском районе.

(Стилистика и орфография первоисточника сохранены).

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here