Доводы соседей Александр слышать отказывается, утверждая, что сделает спортзал в подвале через суд.

«Уважаемая редакция! Просим вас помочь нам разобраться в вопросе насильственного захвата нашей общедомовой территории в доме по адресу ул. Стройотрядовская, 3, подъезд 3. Дело в том, что некий молодой человек, снявший одну из квартир в подъезде нашего дома и ранее к нему не имевший никакого отношения, решил устроить в подвале подъезда якобы спортивный зал. Никакие увещевания со стороны жильцов и неоднократно вызываемой полиции на него не действуют! Дошло до того, что он начал вести работы по ночам! Вот и сегодня — 4 часа ночи, а группа пьяных (и это будущие посетители его спортзала — спортсмены?) с матами на весь двор что-то курочат в подъезде!

Просим вас подключиться к этому делу, так как полиция к нему отнеслась, мягко говоря, ни шатко, ни валко! А парень этот, видимо, совсем «закусил удила». Считаем, что его надо поставить на место раз и навсегда! Потому что нет никакой гарантии, что он не выберет еще чей-нибудь подвал в подъезде».

Юрий СЕМЕНОВ.

Такое письмо поступило в редакцию «Каменских известий» 27 октября. 29 октября корреспондент встретился с жильцами многоквартирного дома по улице Стройотрядовская, 3. Тогда и удалось выяснить, что история эта началась еще в марте 2022. Именно тогда жильцы еще при предыдущей старшей по дому собирались на общее собрание, чтобы сказать твердое «НЕТ» на предложение Александра Воронина оборудовать в их подвале спортивный зал. После этого наступило затишье.       Активизировался Александр, по словам жильцов, в октябре. Озвучил им, что в спортзал «прорубит» отдельный вход в наружней стене. Люди рассказали, что поначалу их «квартирант» ходил, всех уговаривал: мол, я вам подвал вычищу. Будете приходить, здесь отдыхать. Чисто будет. Диван поставлю, снаряды спортивные, теннисный стол, отжиматься можно будет, сделаю ключ. Так что, сюда никто посторонний попадать не будет. Будете по часам ходить. Может, и убедил кого из дедов, да только им разве что спуститься полежать на диване в подвале? Какие снаряды, какой теннис?

29 октября жильцы проводили общее собрание дома, чтобы составить заявление в управляющую компанию ООО «Град» с просьбой разобраться с проблемой незаконного использования подвального помещения их дома. В заявлении, среди прочего, люди указали, что некий Воронин А. вместе с неизвестными лицами в течение октября 2022 года постоянно находится в подвале, где они курят, гремят, сверлят, штукатурят помещение и т.д. «Он сообщил нам, что будет демонтировать коммуникации и переносить их на другое место, — пишется в заявлении от собственников жилья МКД, — по данному факту жильцы неоднократно вызывали полицию. Проведено общее собрание жителей многоквартирного дома (протокол от 29.10.2022). Собственники жилья выступают против незаконных действий Воронина А., т.к опасаются, что произойдет пожар, взрыв газа (газовая установка расположена в 15 метрах от подвала), в этом помещении находится общедомовой счетчик электроэнергии.

Жильцы против организации спортивного зала у себя в подвале дома, т.к это повлечет за собой массовое посещение подвала посторонними лицами, что нарушает права собственников жилья и правила пользования нежилыми помещениями».

Под заявлением подписи. Правда, в помощи управляющей компании или ЖЭУ люди сомневаются, хоть и знают, что платят ежемесячно за обслуживание дома. Сомневаются и в помощи полиции, ведь вызывали ее уже неоднократно. Как сами говорят, полиция даже строителей не выдворяла из подвала, когда приезжала на место. А как утверждает Анна Коваленко, старшая по дому, «воронинские» ребята идут напролом. Отталкивают жильцов на пути в подвал, хотя они в этом доме никто, нанятые на работы, по сути, квартирантом.

«В прошлое воскресенье мы в первый раз вызвали полицию. Результата никакого. Полицейские похохатывали, говорили: «Так для вас же это все делается!», — говорит одна из жительниц Ольга Николаева, — Понимаете? Поулыбались строителям, «пообнимались» и все на этом. Они то ли в каких— то приятельских отношениях? Вечером опять вызвала правоохранительные органы. Писала заявление. Результата пока никакого. Через день снова вызов. При полицейском меняли подвальный замок, чтобы ограничить доступ молодого человека в подвал. А он нам сказал, что спилит этот замок.

У нас больше 50% жильцов — пенсионеры. Все заслужили свою спокойную старость. Мы знаем, что Саша порядка восьми лет провел в месте лишения  свободы за совершенное преступление, тем самым искупил свою вину. Но это не повод превращать жизнь пожилых людей в ад».

«Вот мы поменяли замок, у каждого будет свой ключ. Планируем использовать помещение, как и проголосовали — для хранения своих вещей, овощей. Никаких работ по строительству спортивного зала! У него ключа пока нет. А что, если действительно спилит новый замок, как обещал? Спилит раз — мы вызовем полицию. Спилит два — снова вызовем. А что дальше? — задается вопросом старшая по дому, — к кому нам идти, если мы не можем найти защиту своих законных прав даже в полиции? Кто за нас заступится? Кто прекратит это дело? Ведь есть же закон, который нельзя переступать.

Сейчас у нас у всех чувство опасности. Как-то некомфортно стало в последние недели две. Тем более, он врывается в рабочее время ко мне в рабочий кабинет, ведет себя вызывающе. На каком основании?».

Несмотря на напряжение, в котором держит их «квартирант», люди намерены идти до конца. Ведь Александр Воронин даже не собственник своего жилья, проживает в квартире своей бабушки последние три года.

У Ольги Николаевой 36 лет педагогического стажа. Все эти годы она отдала Каменскому педагогическому колледжу. Отличник образования, Ветеран труда, учитель высшей квалификационной категории.

 

«А мне от него порой в ответ: то «замолчите!», то «выйдите!», то «вы неадекватная! Принесите мне справку из «психушки», — не скрывая эмоций и накатившихся слез, говорит Ольга Николаевна, — больно все это слышать. По моему мнению, это наглый, невоспитанный человек, у него нет уважения и доброты. В то же время, мне его жалко. Он искренне не понимает, что так делать нельзя. Нам говорит, что уважаемые люди города в его спортзал будут ездить. Называет их фамилии. Например, стоматолога Николая Шумахера.

Говорит про спорт, прикрывается спортом, но мы ведь взрослые люди, знаем, что по факту все здесь будет иначе. Теперь на меня сказал, что я главная зачинщица «заговора» и все были только за спортзал. Он, вроде, не обзывает нас, не матерится, но умеет сказать и без ругательств так, что, понимаешь — ни во что тебя не ставит».

МЫ ТАКОГО НЕ ЗАСЛУЖИЛИ

Чтобы не быть голословными и показать журналисту свой ремонтируемый под спортзал подвал, жильцы открывают недавно установленный новый замок. Спускаемся в подвальную темноту. Проходим мимо небольших помещений — они распределены между жителями, чтобы хранить здесь вещи и урожай. Доходим до достаточно большой комнаты, из которой еще не выветрился запах свежей штукатурки. В неиспользуемом жильцами подвальном зале Александр Воронин, действительно, навел порядок, вынеся весь хлам на помойку. Здесь же находилась сарайка, которая была не нужна ее хозяйке. Он ее разобрал и тоже отправил на мусорку.

Анна Ковалева показала оштукатуренные швы стен, коммуникации, которые Александр пообещал им убрать с их привычного места расположения.

«Без воды останетесь. Все демонтирую. Так он нам сказал», — разводит руками Анна.

По пути встречаем пивные кружки, бутылки, банки, сигаретные пачки. Единично, без фанатизма, не в большом количестве. Рабочий инструмент, упаковки с потолочной плиткой, какую-то технику — жильцы говорят, что она предназначается для музыкального сопровождения во время ремонтных работ. Также, по словам спутников небольшой «подвальной экскурсии», раньше здесь бабушка Александра держала кроликов.

Александр Воронин пообещал перенести общедомовые коммуникации в подвальной комнате. Постоянно озвучивает жильцам фамилии «уважаемых» людей, которые будут приезжать в его спортзал.

«А вот приямок, который он хочет превратить во входные двери, — освещая фонариком стену, продолжает старшая по дому, — Воронин нам говорит, что нашего хлама много из подвала вытащил. Но мы его об этом не просили. На сегодняшний день он здесь никто, он даже не собственник. Но даже если бы он был собственником, это бы не давало ему никакого права решать, что делать с общедомовым имуществом. Не может один человек это решить за всех остальных».

Здесь, по планам Александра, должна «прорубиться дверь.»

Как оказалось, у жильцов даже видео есть, спускались в подвал, просили удалиться неизвестных им молодых людей. Но «весовые категории» у женщин и пенсионеров с ними не равные. Силу не применить. А парни их игнорировали, продолжая свою работу.

По ходу разговора, выяснилось, что «захват» подвала не единственная претензия собственников жилья к своему соседу. Дело в том, что под окнами их дома, на придомовой территории постоянно припаркованы порядка шести автомобилей, принадлежащих Воронину. Машины периодически меняются. Одна из присутствующих женщин сказала, что зимой он их постоянно прогревает, так что форточку порой невозможно открыть из-за выхлопных газов. А дядь Коле, проживающему в его подъезде 83-летнему пенсионеру, на претензию по этому поводу два дня назад при всех сказал, что КаМАЗ пригонит под окна, заведет и нюхайте. Сейчас под окнами стоят четыре машины, кроме тех, что приезжают по вечерам — хозяева авто, припарковавшись у дома, спускаются в подвал.

«Вот я еще у вас хотел спросить, — обратился дядь Коля, — прямо под его окнами одна из наших бабушек цветочки сажала каждое лето, ухаживала за ними. Он взял и без разрешения все цветы уничтожил, поставил на этом месте со своими пацанами турники спортивные, никого не спросив. Все развалили здесь, все перетоптали. Разве так можно? А ведь когда они по ночам по этой лестнице железной подвальной бегают туда— сюда, у нас постоянный грохот стоит, «бум— бум», так что и уснуть невозможно. На втором этаже слышно».

ЗАКОНОПОСЛУШНЫЙ ГРАЖДАНИН

Приехал. Спутники заметно напряглись, увидев заглядывающего в подвал Александра. Поднявшись на свет божий из мрачного подвала, жильцы начинают решать, кто из них вызовет соседа для разговора, как говорится, точки над i расставить в присутствии третьей стороны — журналиста. Никто этого сделать не захотел, поэтому подхожу к его квартире сама, стучусь. Дверь открывается. Представляюсь. (Стилистика собеседника сохранена дословно).

—  Здравствуйте, Юлия.

—  Александр, жалуются ваши соседи на вас, что спортзал в подвале без их разрешения хотите организовать.

—  Никакого не будет спортзала. Просто, комната. Тут изначально была свалка.

Я — общественный деятель. Мы много чего в городе делаем, много чего. Последнее, что сделали — завезли песок на маленький пляж на набережной. Там запрещено купаться, в следующем году сделают, чтобы можно было.

А в подвале все вонючее было, даже чернозем соседи складировали. Дыры были в подвале, через которые все запахи шли сюда.

— Твоя бабушка держала кроликов в подвале, отсюда и чернозем, — вмешивается в разговор Ольга Николаева.

— А правда, что ты дедушке сказал, что КаМАЗ под окна подгонишь, чтобы выхлопные газы нюхал? — спрашиваю.

—  У нас конфликт идет из-за машин. У меня меньше четырех машин не бывает под окном. Это издержки. Я занимаюсь перекупством автомобилей. Они здесь стоят. Дед говорит, что ему дышать нечем. Я говорю: дед, вот когда я подгоню КаМАЗ, тогда, в натуре, будет дышать нечем. В пятиэтажке, представьте, сколько машин стоит.

Хоть одну здравую причину пусть назовут (прим. ред. насчет ремонта подвального помещения). Это находится под моей квартирой. Прям ровно— ровно. Если вам мешают звуки, давайте я закатаю подвал шумоизоляцией. Вообще ни одного звука оттуда. Давайте искать выход, компромисс. Они сказали однозначно: нет.

Я не хочу делать спортзал. Они путают. Я изначально хотел делать спортзал. Сейчас после этого я оборудую комнату, она будет закрытой комнатой. И ключ будет висеть рядом с дверью. Я не претендую на собственность на этот участок. Будет доступ у всех жильцов. Ну а сейчас, поскольку вы из «Каменских известий» или откуда, смотрите, я хочу установить камеру на доме.

—  Так вам и для этого нужно у всех разрешение спросить.

—  Зачем?

—  Закон таков, что касается общедомового имущества.

—  Нет таких законов. На улице нет их собственности. Смотрите, вот сюда я хочу поставить камеру. Сегодня приедет установщик поставить сюда камеру. Здесь нет ничьей собственности.

Вместе с собеседником выходим из подъезда на улицу, и он указывает мне на торец многоквартирного жилого дома.

—  Я не прошу с них денег. Я сам купил камеру.

—  Камеру хочешь поставить, процедура та же — собирай собрание жильцов для согласования, — вмешивается старшая по дому Анна Коваленко.

—  А что на собрании сегодняшнем не был? Объявление на подъезде висело. Из-за тебя его и собирали, — присоединяется к беседе один из мужчин.

—  Когда? Мне кто сказал— то? И что — там за спортзал собирали? А вы зачем клевету— то несете? Помещение будет, а не спортзал. Вы что, не понимаете разницы? Вы ходили, собирали подписи за спортзал? Я не делаю там спортзал, я передумал. Ознакомьте, пожалуйста, с документами.

 

— Нет, мы решили, что помещения никакого не будет. Мы против. Вы не собственник, чтобы требовать ознакомления с документами. Вы даже не присутствовали на собрании, — отвечает Анна Коваленко.

—  Толку— то от этого собрания.

—  Толк есть. Такие вопросы именно собрание решает, — продолжает старшая.

Не углубляясь в дальнейшую перепалку между собственниками жилья и Александром Ворониным, добавлю, что поинтересовалась: возможно ли все мирно урегулировать? Ведь идея— то, в идеале, хорошая: свой мини— спортзал и комната отдыха, плюс, порядок в захламленном подвале наведен будет. На что виновник сегодняшнего собрания сказал, что какой, мол, мир, если они не идут на компромисс. Затем он добавил, что кроме теннисного стола ничего там больше стоять не будет. На что жильцы ответили, что и теннисного стола там не будет. И здесь снова невозможно не вернуться к любопытному диалогу.

—  Саша, послушай нас. Больше 50% жильцов нашего дома — это пенсионеры. Мы все заслуживаем спокойной старости. У дядь Коли, которому под окна ты КаМАЗ собрался подгонять, 53 года стажа. Медаль за освоение целинных и залежных земель. Его посылали в Москву на ВДНХ. Он подростком вырастил целое стадо овец. Он первый в ГОРПО работал — возил продукты для твоей бабушки, прабабушки. Этот человек был шофером, экспедитором-грузчиком. Он человек— легенда. Почему он не может спокойно дожить свой век?

Дядь Коля в это время, не выдержав, нахмурившись, отошел подальше, отвернулся и закурил.

— Мнения разошлись. Вы хотите спокойно дожить свою жизнь, а я хочу, чтобы молодежь жила и развивалась. Я в этот подвал свои собственные средства вкладываю. Я даю вам доступ. Я законопослушный гражданин. С 6 до 9 работает, потом никакого шума. Правильно? …Вы живите и радуйтесь. Приходите в теннис играть. И ваши ветераны, ваши ровесники груши колотят.

— Посмотрю, когда тебе будет 60 с лишним лет, какой ты спортсмен будешь, — подключается к разговору еще один жилец дома по Стройотрядовской.

—  Саша, есть закон, и ты его переступаешь. Если две трети жильцов против этого, значит, ты должен подчиниться воле собственников жилья. Нам не нужен доступ к этому спортзалу или комнате. Мы пожилые люди. Мы решили и купили новый замок на двери — ты пользоваться подвалом не будешь, — снова вступает в беседу Ольга Николаевна.

—  То есть две трети против, да? То есть две трети дома за то, чтобы там была свалка? Молодцы, решили. А я дверь новую куплю. Переоформлю квартиру на себя и дверь новую куплю.

Довод старшей по дому, что и дверь на общий подвал он самовольно не вправе устанавливать, а только по решению общего собрания, не подействовал. Затем Александр обвинил жильцов в сговоре, еще раз отметив, что переоформит квартиру на себя, и будет в судебном порядке разбираться с оппонентами.

— Два раза сходят в суд, махнут рукой и сделают тут спортзал, — сказал он.

Когда старшая по дому напомнила ему про ст. 26 Жилищного кодекса РФ, парень сказал: «Вы не представляете, как вы закон преступаете. Я— то переступаю в рамках административного правонарушения, а вы— то переходите уголовный закон. Законодательство почитайте. Вы читали законы?».

После этого Александр, немного усмехнувшись, поспешно ретировался к себе в квартиру на первом этаже, открыв настежь окно, наверняка не для проветривания. Всё опешившее от удивления собрание, как раз, у него под окнами находилось.

Но тут и я немного опешила, как он про «уголовку» с «административкой» лихо, но абсолютно не к месту завернул.

«Вот так всегда, — вздохнула Анна Коваленко, — что нам делать? В жилищную инспекцию писать, в прокуратуру, в край? В понедельник в управляющую организацию заявление унесем. Потом дальше действовать будем. Почему он отказывается понимать факт: собственник ты или квартирант, дверь ли в подвал решил поставить, замки ли сменить, камеры ли повесить на общее имущество — все это решается по собранию. Взял бы и арендовал какое— нибудь помещение для своего спортзала. Там все условия были бы — гардеробная, туалет. А так, еще один вопрос возникает — куда его ребята в туалет ходят в нашем подвале, находясь там по двенадцать часов кряду?».

Очень жильцы сомневаются, что за спорт «топит» их сосед. И как бы не получилось потом, как в сказке про «Лисичку со скалочкой». Сама лягу на лавочку, хвостик под лавочку, скалочку под печку…

Перед самым отъездом со Стройотрядовской Александр догнал мою машину. Спросил, когда статья выйдет. Посетовал, что под его квартирой помойку развели и тащат все туда. В пятый раз, сказав собеседнику, что в данном случае Жилищный кодекс полностью на стороне жильцов, услышала: «А как закон смотрит на то, что их требования должны быть объяснены? Вы читали практику судебную?… Не буду я договариваться. В суд на них буду подавать. Каменский суд может быть не на моей стороне. Но и прокуратура и ФСБ — с кем ни разговариваю, мне все говорят: они что, дураки? Ты за свои деньги им покупаешь. Я им пароль от камеры дам. Подвал? У них есть дети, есть друзья, приходите, играйте».

Затем Александр приехал в редакцию в понедельник, 31 октября. Спросил, в какой концепции будет написан материал и когда будет опубликован. Напомнил, про свою общественную деятельность и пляж. Сказал, что сам соберет необходимые две трети подписей с жильцов за спортзал. Но минуя «этих».

Что тут сказать про концепцию написания — написано все с точностью со слов всех сторон, по диктофонной записи. Никаких  личных выводов. Но, все же, за развитием событий в МКД по ул. Стройотрядовская, 3 мы продолжим следить.

Юлия РАССКАЗОВА. Фото автора.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here