Культурное обслуживание рабочих совхоза.

Продолжение. Начало в № 48-51 (2021 г.), № 4-16 (2022 г.).

За короткое время были возведены четыре типовых свинарника из силикатного кирпича, с бетонными перекрытиями, каких не было в районе. Казалось, что дело пойдет на лад, но не тут-то было. Вскоре свиной бум прошел. Образовался избыток свинины, только она шла на изготовление всех блюд. Совхоз пошел на специализа­цию по откорму КРС и птицеводству, в Рыбном построили птице­фабрику, в поле развернули летнюю откормочную площадку, напрочь позабыв о свиноводстве.

Специализация, как и укрупнение хозяйств, не обошлась без пе­регибов и извращений, которые отрицательно сказались на разви­тии в первую очередь животноводства в целом. Главная беда со­стояла в том, что в хозяйстве истреблялся весь скот, кроме выб­ранного по специализации, поголовье которого также не получало быстрого роста. По этому сценарию свинарники опустели не толь­ко в Уханове. Резко сократилось производство свинины повсемест­но. В итоге ничего не получилось. Нет ни свинины, ни птицы, ни откорма КРС. Также вывели в районе и овец. И злого умысла не было, а вышло все во вред.

Исчезновению поселка во многом способствовала близость села Рыбного, где быстро возводилось благоустроенное жилье, имелись все коммунальные и бытовые услуги. Сюда в основном и переби­рались люди из Уханова. Нашлись и такие, которые не позарились на коммунальные блага и перенесли в Рыбное свои частные дома, еще лучше обустроили их и ведут прежний, более привычный образ жизни.

Могу признаться, что и на сей раз меня не покинуло везение. В одном из телефонных разговоров с Василием Леонтьевичем Васи-ляко вдруг выяснилось, что его жена, Татьяна Гавриловна, урожен­ка пос. Уханова. Прожила в нем до 20 лет, пока не вышла замуж в 1949 году (прожили они 50 лет счастливой совместной жизнью в Плотниковском совхозе). Это буквально ошеломило меня, и на сле­дующий день мы с ней уже беседовали об Уханове. Какой это был интересный и достоверный телефонный разговор! Верилось каж­дому слову.

Орошаемый участок

О многом, что она поведала, уже написано выше. Самое важное в том, что она не забыла многих людей и говорит о них, будто это было вчера. Отлично помнит свое босоногое детство. Как с ватагой голопузых ровесников бегали купаться на озера и целыми днями не вылазили из воды. Влекла их к себе березовая роща, где можно было спрятаться от знойного солнца. На ровной улице, буйно поросшей травушкой-муравушкой, устраивали разные азартные игры.

Учиться ходила в местную начальную школу, построенную еще во времена коммуны. Школа была деревянная, новая, красивая, крытая тесом. А трудилась в ней добрейшей души человек Софья Ивановна Вялых. Ее сменила Киреева Надежда Ивановна, ныне проживающая в с. Рыбном. Во время войны население поселка рез­ко сократилось, рождаемость тоже снизилась. В школе осталось только 4 ученика и ее закрыли. Вскоре и здание школы неизвестно куда исчезло. То же самое произошло и с детскими яслями. Что это значило для поселка, ясно без комментариев.

Хоть скудные, но сохранились воспоминания о руководителях хо­зяйства. Первого председателя Татьяна Гавриловна не назвала. Им, видимо, был Плотников, фамилия которого значится в ведомости на получение актов о наделении колхозов землей в вечное пользование, которые выдавались в 1935 году. Перед войной колхоз возглавлял Мартынов Матвей Иванович, местный житель, порядочный чело­век. В первые дни войны его вызвали в военкомат, куда он уехал на своей пегой лошади и больше домой не вернулся. Судьба лошади с телегой также осталась неизвестной. Был еще председателем Еф­ремов. А завершила председательскую плеяду Шадрина Екатерина Федоровна, вечный нормировщик Плотниковской МТС и Рыбинско­го совхоза. Женщина могучая, громкоголосая и очень беспокойная. За словом в карман не полезет, враз поставит на место любого гово­руна. Вот только чтобы сделать что-то доброе в колхозе, времени ей не досталось. Не забыт счетовод колхоза Матушкин.

С особой теплотой Татьяна Гавриловна отзывалась о бригадире Цыпенко Михаиле Ивановиче. Как больного туберкулезом его в армию не призвали, и он всю войну тянул тяжелую бригадирскую лямку, не зная покоя ни днем, ни ночью. Уж такая у него была бес­покойная натура. Народ его понимал и слушался.

12 апреля 1969 года в день всесоюзного субботника на территории РТМ «Рыбинский».

Еще более трудная доля досталась Мартыновой Екатерине Ни­колаевне, руководившей животноводческой фермой, куда входил весь колхозный скот: и коровы, и свиньи, и овцы. Так было во всех маленьких хозяй-ствах. Немалое для одной фермы поголовье надо было вовремя накормить, напоить, подоить. Даже овец доили, их молоко шло на брынзу. Ну, а когда начинался отел коров, опорос свиней, окот овец, Екатерина Николаевна вообще не уходила с фер­мы. Вот такими заботами крестьянин и сохранял молодой приплод, множил свое хозяйство. Только удивляться приходилось трудолю­бию рядовых колхозников. Оно было в их крови, передавалось из одного крестьянского поколения в другое, шло от понятия, что все надо добывать только честным и добросовестным путем. Татьяна Гавриловна в пример привела своего отчима, Морозова Семена Степановича. Спокойный и добрый по натуре, истинный богатырь, он все время был в работе и делал за троих. Равных ему в труде не было. Он один за день мог сметать в стога сена больше, чем целое звено. Много зарабатывал трудодней и много получал хлеба в пред­военные урожайные годы. С хлебом жили даже в войну. Как боль­шинство, воевал на фронте, но попал в плен, испытал все ужасы фашизма. После вернулся в родное поселение, последним уехал из Уханова и умер только в 1984 году.

Жила в поселке семья Литвиновых. Отменные работяги и гар­монисты. Глава семьи, Иван, в гражданскую воевал с басмачами в кавалерийском эскадроне. С фотографии тех времен смотрит бра­вый рубака с саблей на боку, готовый в сию минуту снова в бой. Любил он музыку, и на лавке под образами красовалась сначала гармонь, а потом появился в доме и баян. Только не о собственном баловстве заботился батька. Росли у него два сына. Его музы­кальные таланты не только перенял, но значительно превзошел меньший сын Николай. Он играл на любых музыкальных инстру­ментах, закончил Новосибирское музыкальное училище, стал про­фессиональным баянистом. Работал в с. Столбове, в с. Рыбном, в г. Камень-на-Оби, руководил ансамблем треста «Каменьводстрой». Из жизни ушел рано, заболев раком легких.

И. МЕЙКШАН. Фото Татьяны АРТАМОНОВОЙ, зав. Рыбинским СДК. Продолжение следует.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

  •  
    4
    Поделились
  •  
  •  
  • 4
  •  
  •  
  •  

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here