«Сегодня деревни, в которой я родился, не существует. Наш дом стоял прямо посреди леса. Недавно ездил туда, чтобы показать своим детям. На том месте, где мы жили, сейчас растут деревья, их возраст примерно 25-28 лет. А села уже давно нет на карте.

Я ведь, кстати, пилотом хотел стать, как и все советские мальчишки. Комиссию даже проходил, не прошел. Не судьба. И в сельхозинститут поступал. Хорошо сдал экзамены, но в последний момент забрал документы. Наверное, сама жизнь предопределила, кем мне быть. Правда, в последнее время реже бываю в лесу. А когда доводится, по-настоящему отдыхаю там душой. Возможно, потому что я родился и вырос в таких условиях. Лес мне родной. Он поит березовым соком, кормит и укрывает от невзгод».

Честно признаться, мысль написать о директоре одного из крупнейших каменских предприятий возникла еще год назад, когда недалеко от Павловска довелось познакомиться с выдающимся лесником Алтайского края, многие годы возглавлявшим предприятие «Содружество» — Михаилом Чечушковым. Тогда в личной беседе с Михаилом Лаврентьевичем узнала, что с Валерием Логиновским они давние друзья. И таких уникальных профессионалов, как он, душой любящих свое дело и сам лес, поискать – не найдешь. А у нас ведь в последнее время принято лесников, да и всю отрасль ругать: «мол, все повыпилили, пораспродали, скоро в пустыне жить будем!». И, как правило, больше слушают тех, кто громче кричит, пусть это даже будут диванные эксперты. Но почему бы не послушать и специалистов, отдавших лесу десятилетия своей жизни?

Забегая вперед, хочется поделиться интересным наблюдением. Сколько по роду работы ни приходилось сталкиваться с людьми, проработавшими с лесом всю жизнь, заметила, что есть в них что-то похожее. И каждый раз, берясь за новый материал, вижу один и тот же факт. Зачастую такие люди рождаются и проводят часть детства, образно говоря, где-нибудь на кромке бора, рядом с безмолвием вековых сосен, клонящихся берез или поющих осин. Они много раз могли поменять жизнь, уйти на другую работу, уехать в каменные джунгли городов. Почему же чаще всего даже при выходе на пенсию они селятся и живут рядом с лесом и только там себя чувствуют хорошо, словно рыба в воде?

БЕРЕНДЕЙ

Он родился в семье лесников. У мамы 43 года стажа в лесной отрасли было. У отца, без учета службы в армии – 41 год. Основную часть детства провел в селе Чаузово Топчихинского района рядом с леспромхозом. Мама работала вздымщиком, собирала живицу. Отец всю жизнь трудился лесником. И, не успев подрасти, юным мальчишкой он выходил вместе с ними работать. Работал почти наравне.

Еще в те времена были очень развиты школьные лесничества. С ранних лет детей учили заготавливать лекарственное сырье, сосновые шишки для семенного фонда, ребята регулярно пропалывали лесонасаждения. В таких организациях была своя форма со знаками отличия и рангами. Что говорить, работа со школьными лесничествами в нашем государстве была поставлена на профессиональный уровень. Детям из таких лесничеств даже лагеря дневного пребывания организовывали. В общем-то наш герой не скрывает, что тяга к профессии просто не могла не появиться, когда все это прививалось ему с детства.

Поразительно, но добрая традиция школьных лесничеств из советской эпохи не канула безвозвратно в Лету. Структурное подразделение Каменского ЛДК на Андроновском лесохозяйственном участке уже не одно поколение школьников научило любить лес и ухаживать за ним. Школьное лесничество под названием «Берендей» работает на базе школы в селе Прослауха. И, самое интересное, что через «Берендей» прошли многие сегодняшние работники каменского комбината — кто-то из каждого поколения ребят всегда уходит работать в лес, как в свое время поступил и он.

Не углубляясь в подробности карьерной биографии, скажем лишь, что после окончания Бийского лесного техникума в 1986 году Валерий Логиновский устроился на работу в Кулундинский лесхоз, где прошел все ступени развития – от обычного мастера, технолога до начальника цеха, а потом и руководителя. Процесс производства он знает от А до Я. Сейчас поставь его на место практически любого из подчиненных, работу их выполнит, потому что знаком с ней.

В Камень-на-Оби Логиновский переехал лишь в 2012 году, чтобы возглавить новое лесодеревоперерабатывающее предприятие.

У НИХ СВОЯ ВОЙНА…

Увы, но огонь становится неотъемлемой частью их работы и жизни.

Самый страшный пожар для него случился в 2010 году, когда горел Корниловский заказник.

«Когда убегали от огня, бросили две пожарные машины, — вспоминает Валерий Петрович, — одна заглохла, вторую не смогли завести. Огонь двигался с огромной скоростью, буквально летел на нас, от густого дыма нечем было дышать, слезились глаза, воздух раскаленный. Мы что есть силы бежали. В тот момент я уже мысленно попрощался с родными… Знаете, иногда огонь так налетает, что не хватает транспортной скорости, чтобы уехать от него.

В прошлом году осенью боролись с огнем недалеко от села Ветрентелеутского. Тогда село было в состоянии готовности к эвакуации, была угроза для бора. Этой весной там же был крупный ландшафтный пожар. Огонь захватил несколько колков и нес угрозу лесу.

Вообще, в моей жизни было с десяток крупных пожаров и это очень страшно. Многие люди пасуют перед такими явлениями природы. Ведь лесной пожар сравним с малыми боевыми действиями, где подчиненные должны четко выполнять приказы командования, а руководитель несет огромную ответственность за них».

ВСЕ ПОВЫПИЛИЛИ, ТРЕКЛЯТЫЕ!

— Валерий Петрович, пользуясь моментом, хотелось бы задать один из самых обсуждаемых в обществе вопросов. Очень часто люди обвиняют Каменский ЛДК в том, что в нашем районе появились несвойственные для территории ветра. В 2017 году на новоярковском направлении смерч выкосил целые колки. Неужели комбинат ведет настолько варварскую работу, что у нас скоро не останется деревьев, а местность превратится в пустыню или эти разговоры ничего общего с правдой не имеют?

— Ветра были всегда. За свою профессиональную деятельность я встречал два очень больших ветровала. Это связано с глобальным изменением климата на планете, но никак не с локальными лесозаготовительными работами.

Кстати, вы знали, что Алтайский край до 60-х годов прошлого столетия выглядел гораздо большей «пустыней», чем сейчас. Деревьев было меньше. В то время даже не было столько  сельхозлесополос, которые способствуют снегозадержанию, защищают почву от ветров и водной эрозии. А ведь все это – рукотворные леса. И более того, в тот же период времени появились две государственные лесополосы, проходящие через Алтайский край с юга на север. Они защищают от господствующих ветров.

Стоит сказать, что о существовании государственных лесополос я услышала впервые. Но директор ЛДК тут же открыл ноутбук, и загрузил для наглядности большую карту, на которой кружочками были обозначены лесополосы государственного значения. В нашем регионе проходят они недалеко от Мамонтово и Волчихи.

«Более того, когда я только начинал работать в 1986 году, — продолжает собеседник, — у нас числились гари с 1905 года и времен гражданской войны (прим. ред. Гарь – это лесная территория с древостоем, погибшим от пожара). Благодаря стараниям лесников сейчас здесь возвышаются деревья.

А еще немногие знают, что во времена гражданской войны через Кулундинскую и Касмалинскую ленты проходила насыпь железной дороги, построенной адмиралом Колчаком. В Овечкино и Вылково даже стояли кирпичные вокзалы. Насыпь, превратившаяся в наши дни частично в автомобильную дорогу, так и называется – «Колчаковка», но на 90% она закультивирована. Суть в том, что все эти участки были безлесными. Как и те, которые были выжжены при добыче древесного угля для медеплавильных заводов. В Каменском районе я таких углежогов не видел, но часто встречал их по Кулундинском, Волчихинском, Мамонтовском, Новичихинском, Касмалинском лесу. Это выжженные круги посреди леса, диаметром от 50 до 70 метров. Лиственные породы вырубались, поджигались и накрывались дерном. Таким образом, большая часть деревьев превращалась в древесный уголь, который десятками, сотнями, тысячами коробов и корзин поставлялся на медеплавильные заводы. Сейчас все эти площади нами закультивированы, как и «лысые» участки со времен Колчака.

Важно отметить, что по последнему учету лесного фонда лесная площадь у нас осталась в рамках той, что была в начале века, а покрытая площадь увеличилась. Мы не только вырубаем, но и садим. И каждые десять лет государство ведет учет и мониторинг лесного фонда. Откуда я это знаю? Как вы думаете, за 36 лет работы, сколько я уже таких десятилетних периодов проходил? Сколько мне приходилось выезжать с начальниками государственных лесоустроительных организаций, ходить по лесу, проверять, принимать работы?

Кстати, раньше посадочные лесные культуры по нормативу мест на один гектар составляли от 8 до 12 тысяч саженцев. Сейчас нормативы снижены, потому что мы поняли, что такие густые леса сами провоцируют болезни и размножение вредителей. Это так же, как в школе — число учащихся в классе не должно превышать определенное количество человек, чтобы дети нормально развивались и на учителя была допустимая нагрузка.

Что касается негатива в нашу сторону, люди, в основном, поднимают ажиотаж от незнания фактов, от незнания истории лесного Алтая. Но, как говорит пословица: «На каждый роток не накинешь платок». Кстати, в селе Северка Ключевского района есть хороший музей, где можно познакомиться с лесной историей края и, так сказать, лично убедиться в фактах».

ЛЕСНИКАМ ОШИБАТЬСЯ НЕЛЬЗЯ

— Работники Каменского ЛДК про ваши способности многое рассказывают. Например, что вы с одного взгляда на спиленное дерево можете определить его качество, сказать, есть ли у него болезни, сколько ему лет, где оно росло. Правда ли это?

— Вот, приходите вы к доктору в больницу. У вас болит голова, повышенная температура. Доктор смотрит на вас, слушает и определяет, чем вы болеете. Дерево же тоже живое. И если оно болеет, на нем так же, как и на человеке, есть морфологические признаки болезни. Высоко по стволу поднимается мох или губками обрастает – уже по одному взгляду ясно, какая болезнь поразила дерево.

Наверное, с опытом работы все знания соединяются в общий комплекс и можно поставить быстро диагноз, возраст и место произрастания определить.

Коллектив Каменского ЛДК весной 2022 года на субботнике в Саду Памятию

— А случалось ли вам заблудиться в лесу? В Корниловском бору же каждый год народ блудит, зачастую без помощи МЧС или лесников не обходится.

— Корнилово разве лес, чтобы в нем блудить, — улыбается Валерий Петрович, — Конечно, если в лесу раз в год бываешь, то и заблудиться можно. А если раз-два в неделю, то знаешь его не по площади, а по изгибу стволов деревьев, за каким поворотом, какая сосна растет.

 — Чем отличаются от других люди, связанные с лесом, есть в них какая-нибудь особенная изюминка?

— У людей, работающих в лесу, свой отпечаток. Это я заметил, когда только начал работать руководителем. Как правило, лес для них неким смыслом жизни становится. Те, кто свои дни проводил среди деревьев, не задерживаются на производстве – они не привыкли к однообразной работе, к одной и той же картинке, тогда как в лесу каждый раз все по-новому. Они готовы терпеть холод и жару, гнус и комаров, но только не оказаться запертыми в четырех стенах.

— Валерий Петрович, есть такая поговорка: «В березовом лесу – веселиться. В сосновом- трудиться. А в кедровом – Богу молиться». По вашему опыту, чем отличаются разные виды лесов?

— У каждого леса своя энергетика и свои разговоры. Осиновый лес начинает разговаривать от любого дуновения ветра. Строение листовой пластины у осины такое. Взять остров посреди водоема, к нему подплываешь и сразу слышишь гомон чаек. Так и у осиновых насаждений свой разговор, его сразу услышишь, стоит только подойти. Если будете смотреть на березу при ветре 2 м/c, береза будет молчать, чуть покачивая ветвями, а осина уже говорит. У ивовых насаждений свой запах, аромат, ивы по-своему красивы и разнообразны – это деревья, растущие по берегам и очищающие воду. А сколько нам дарит сосновый бор грибов и ягод.

Вообще, мне в любом лесу хорошо, но в кедровом или сосновом особенно. Кстати, настоящий лесник всегда должен помнить, что деревья – это не пшеница. От посадки до созревания, в среднем проходит 80 лет. Так что ошибки, допущенные сегодня, смогут исправить только наши дети или правнуки.

Юлия РАССКАЗОВА. Фото автора.


Уважаемые коллеги, работники и ветераны лесной отрасли!

Искренне поздравляем Вас с профессиональным праздником – Днем работников леса!

Спасибо вам за ваш самоотверженный, честный труд. За верность выбранной профессии, за умение, старание, за благородный труд, значение которого трудно переоценить. Без вас «легкие» Земли превратились бы в массу сухостоя, оставив планету бездыханной.Ваша работа – это огромный вклад в оздоровление всей страны. Оставайтесь всегда целеустремленными, верными лесу и своим непоколебимым принципам, будьте профессионалами своего дела!

В этот праздничный день желаем Вам и Вашим близким крепкого здоровья, счастья, благополучия, неисчерпаемых жизненных сил и энергии!

Счастливого Вам настоящего, стабильности и уверенности в завтрашнем дне.

С уважением, директор ООО «Каменский ЛДК» Логиновский В.П.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

  •  
    4
    Поделились
  •  
  •  
  • 4
  •  
  •  
  •  

1 КОММЕНТАРИЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here