Гавричкин А.И., старейший колхозник колхоза Россия, ответственный за коневодство. 1936 г

Продолжение. Начало в № 48-51 (2021 г.), № 4-19, 21-23, 25-28, 30-36 (2022 г.).

КОММУНА «ПОБЕДА»

О коммуне «Победа» забыли настолько, что такой знаток ярко-вских просторов, как Федор Леонтьевич Гуляев, всю жизнь отдав­ший колхозу, воспринял мой вопрос как провокационную шутку и остался при прежнем мнении — такой коммуны не было.

Но о ее существовании говорят итоги переписи населения 1926 года и карта Каменского округа, отпечатанная сразу же после переписи населения.

Поселок с названием «Победа» возник в 1920 году в 10 км от села Новоярки, если ехать полевой дорогой в сторону Корниловско­го бора. На время переписи в нем проживало 18 семей, 91 человек (43 мужского и 48 женского) пола), в основном переселенцы из Украины, обосновавшиеся вначале в селе Новоярки.

Вот и все. О поселке и коммуне настолько забыли, что долгое время ничего нового узнать не удавалось. Однако встречи со ста­рожилами не прекращались, и удача мне улыбнулась. Кто-то так, между прочим, и не будучи уверенным, высказал предположение, что вроде в г. Камень-на-Оби проживает один из коммунаров «Победы» Гавричкин. В паспортном столе в считанные минуты мне выдали все сведения об этом человеке. Через пару дней состоя­лась встреча в квартире Владимира Степановича Гавричкина, действительно бывшего члена коммуны «Победа», пережившего не­вероятно трудные годы истории страны, прошагавшего всю Вели­кую Отечественную войну от звонка до звонка. В свои 84 года он оказался очень бойким и разговорчивым человеком со светлой памятью и ясным умом. Клад, да и только. Из его уст услышал столько подробностей о жизни коммуны, что и не мог ожидать.

Семья Гавричкиных была огромной, 23 человека: родители, 5 сыновей с женами и детьми. Один Володя, как самый малый, ходил в холостяках. Отец и четверо старших сынов являлись ком­мунистами. Их семья составляла основной костяк коммуны.

В коммуну вступали только добровольно. Агитаторы ходили по селу с разъяснениями, как умели, убеждали людей, после чего вели запись. Соглашались, главным образом, самые бедные семьи и многодетные. Не блистала богатством и семья Гавричкиных.

Коммунам помогало государство: выделяло кредиты, технику, семе­на. Им передавалось конфискованное у богачей имущество, скот, жилье, хозяй-ственный инвентарь, мебель, инструменты, предметы культуры.

Семье Гавричкиных достался большой двухэтажный дом богача Сергея Николаевича Преображенского, погибшего в граждан­скую войну. А жену его, активно содействовавшую колчаковцам, лично зарубил саблей командир партизанского корпуса Громов, когда она вылезала из погреба, где пряталась от партизан.

Трактору С-80 60 лет. 2007 г.

В коммуне имелась изба-читальня, пианино, на котором молодежь училась играть. Пели песни, танцевали, ставили спектакли.

Работали сообща, даже пахали в одной борозде. Совместно убирали хлеб и свозили на один ток, где его молотили чуть не целую зиму. Хлеб для всей коммуны выпекали в своей пекарне. Питались с общего стола, кормили работающих и неработающих, даже при-ходящих. Услышав общий сигнал, из ближайших кустарников появ­лялись заспанные, грязные и облипшие сухой травой люди и как ни в чем не бывало садились за стол. От такой вольности с самого начала подрывались устои экономики хозяйства. Падала трудовая активность честных коммунаров, расшатывалась дисциплина.

Кроме всего прочего, за коммуной закрепили более десятка бес­призорных детей. Их надо было кормить, одевать, заниматься их воспитанием. Школы да и учителя в поселке не было, но обучение детей и ликвидация безграмотности взрослых были обязательными.

Эту важную задачу поручили бывшему командиру батальона партизан Семену Михайловичу Томбовцеву. И занятия проходили в его доме. Ходил на них и Владимир Семенович Гавричкин. Не было ни мебели, ни учебников, ни бумаги, даже карандашей и перьев. К тому же сам «учитель» был малограмотным. Писали на газетных и книжных листах, кто чем мог, вплоть до угля. «Учащиеся» рас­полагались в основном на полу, до самого порога. Сам «учитель» устраивался на печи, откуда лучше виделось, кто чем занимается. Он был строг и требователен, дисциплину держал, как в батальоне. В нарушителя порядка летело все, что попадало под руки на печке, прежде всего валенок, который чаще попадал в невиновного.

Томбовцев считал себя несправедливо обиженным прежде все­го потому, что его не избрали председателем коммуны. Им стал Иван Ильич Колмыков, командир роты в батальоне «Красных ор­лов», которым командовал Томбовцев. Он никак не мог согласить­ся с тем, что его обошел бывший подчиненный.

И. И. Колмыков был человеком достаточно образованным, имел специальность веттехника. И политически был более подкованный, активный общественник.

Томбовцев, видя пороки коммунарской жизни, бурно возмущал­ся складывающимися порядками и решил искать правду. Срочно собрался и уехал в Москву, да как в воду канул. Обратно он так и не вернулся. Его семья долго жила в Новоярках. Сын Василий Се­менович до объединения руководил одним из колхозов, потом стал партийным вожаком колхоза «Россия».

Коммуна доживала свои последние дни. Ко всем бедам приба­вилась еще одна — полностью пересохла ложбина, возле которой сиротливо ютился поселок.

Началось массовое бегство. Но перед этим поделили остатки имущества, по справедливости распределили землю, и ее владель­цы продолжали обрабатывать в частном порядке, живя в разных местах. Семье Гавричкиных, например, досталось 30 га пашни.

Председатель коммуны И. И. Колмыков переехал в коммуну им. Карла Либкнехта и трудился по специальности веттехником. В этой же должности он появлялся в коммуне «Социализм», что за протокой напротив поселка Караси. Затем его след затерялся.

Семья Гавричкиных распалась на части и разъехалась. Кто-то переселился в более благополучную коммуну «Пчела». Появлялись Гавричкины и в коммуне им. К. Либкнехта. Владимир Степанович долгое время жил в Корнилове, а последние годы провел в г. Камень—на-Оби.

Большой интерес представляет собой справка, выданная Кол-мыкову в 1933 году и подписанная Дмитрием Егоровичем Курочкиным, председателем коммуны им. Карла Либкнехта, авторитетным человеком в районе, ставшим потом заместителем председателя райисполкома. На штампе значится: Сельскохозяйственная коммуна «Карл Либкнехт» Каменского района, г. Камень-на-Оби, поселок «Вставай, бедняк» (так первоначально называлась коммуна).

Сожалею, что встретился с Владимиром Степановичем Гавричкиным лишь однажды. Кто бы мог предположить, что этот энер­гичный старикан так неожиданно уйдет из жизни. Видимо, повлия­ла смерть жены. Попытки найти след его документов ничего не дали. Не удалось добыть даже фотографию.

А с коммуной «Победа» получился конфуз. Вместо победы — разгромное поражение. Что-то подобное происходит сегодня с колхозами, подтвердившими свое право на существование и пришед­шимися по душе крестьянину. Силой, через колено, губим жизнь не только села, но и страны в целом.

Гуляют ветра над осиротевшими просторами, и яркий луч солнца не возрадует, как прежде, и покосившейся луне грустно на повисшем небосводе.

О том ли мечта человеческая?

И. МЕЙКШАН. Фото из фондовой коллекции каменского краеведческого музея и сети «Одноклассники. Село небесной красоты — село мое Новоярки».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here