Владимир Стригуненко из Камня-на-Оби овладел старинным искусством – резьбой по дереву

0
3443

Ремесло с ароматом кедра

Владимир Стригуненко, житель Камня-на-Оби овладел старинным декоративно-прикладным искусством – резьбой по дереву. Из-под его волшебных рук за десять лет вышла не одна резная картина. В коллекции ремесленника порядка ста экземпляров изделий из сибирского кедра.

Определенно, любой человек в состоянии создать своими руками настоящее произведение искусства. Для одних – это увлечение, для других – профессия. Для нашего героя публикации работа с деревом и стамесками более чем хобби.  Это особенный ритуал обмена энергиями человека и древесины.

Резьба по дереву в свое время была широко распространена на территории России. С годами ремесленники, всем сердцем полюбившие древесину, канули в лета.  Учиться этому ремеслу стало не модно и не интересно. В последнее время резьба по дереву снова набирает свою популярность. Появляются все больше и больше заинтересованных людей в этом непростом деле. А ведь во времена наших прапрабабушек почти в каждом регионе страны существовали свои традиции вырезания орнаментов, узоров, фигурок людей и животных на деревянных поверхностях.

Так уж географически сложилось, что русский народ живет там, где к дереву особенное отношение и оно является любимым материалом для строительства и творчества. В некоторых литературных источниках отмечают, что дереву во времена языческих верований приписывали священное значение. Но кто бы что ни говорил, древесина — это очень «теплый», уютный, домашний материал. Так же считает и Владимир Стригуненко, который работает с древесиной кедра уже десять лет.

КЕДРОВЫЕ ШЕДЕВРЫ

— Энергия кедра на меня оказывает благотворное влияние, — рассказывает он. —  Вырезая орнаменты, я вкладываю частичку души в получившиеся картины. А чтобы наш обмен энергиями был полноценным, работаю руками. Из инструментов у меня только качественные стамески. Можно для этих целей использовать специальные машины, но тогда изделие будет получаться бездушным, не интересным, холодным.

В наше время действительно существует множество способов работы с древесиной, но традиционная резьба, которую и использует Владимир Семенович, стоит на ступень выше любых «промышленных» техник. Встреча с ремесленником к нашему удивлению состоялась отнюдь не в мастерской. Стригуненко пригласил корреспондента к себе домой и посчитал, что прежде чем беседовать об увлечении, надо для начала лицезреть его результаты.

Так мы познакомились с большими картинами, на которых изображены пейзажи и животные. Особенно великолепно деревянное полотно «Утро в сосновом бору». От кистей Шишкина почти не отличить. Мордочки, лапы, даже шерсть медвежат при детальном осмотре сделаны так точно и аккуратно, что кажется, они живые.

Сосновый бор выше всех похвал. Сучки и игольчатые лапы деревьев будто натуральные, просветы среди них выбелены, с помощью особой техники резьбы добавлены тени. А если смотреть на картину сбоку или снизу, то можно увидеть, что корни и большие сучки поваленной сосны на переднем плане объемные, будто отделены от основного полотна. Рельефная техника резьбы дает картине 3D-эффект и из-за этого она воспринимается совершенно по-другому, вызывая бурю восторженных эмоций.

Благодаря волшебным рукам и стамескам-трудягам Стригуненко в коллекции ремесленника появилась картина Васнецова «Богатыри». Иконы занимают также не последнее место в домашней галерее героя публикации. Семейный покой супругов охраняет икона Петра и Февронии. Она нашла сове почетное место в изголовье их кровати. Есть на стенах дома Владимира Семеновича и его первые работы. Именно с них начинается галерея. В основном, это небольшие картины с изображением животных, выполненные в самой простой технике, относящейся к контурной резьбе. А вот на кухне в овалах красуются объемные натюрморты из фруктов и овощей. Тематика для организации этого пространства более чем подходящая. Картины в доме – это только часть огромной любви Владимира Стригуненко к дереву. Коридоры и двери также декорированы деревянными элементами. Поэтому, когда прогуливаешься по комнатам, создается ощущение, что ты с помощью машины времени переместился из ХХI века в век XVI.

Вы спросите, почему в XVI? Это легко объяснить, именно в это время на Руси начали появляться первые объемные, скульптурные изделия из дерева. Резьба по дереву из язычества постепенно перешла в повседневную жизнь. Резными деревянными украшениями стали декорировать соборы, дворцы и дома богатых горожан. Многие резьбы сохранились до наших дней. Большинство из них стали официальными памятниками искусства.

Работы Стригуненко тоже являются произведениями искусства и в Каменском краеведческом музее ремесленник неоднократно проводил свои авторские выставки. Чаще всего те, кто приходит на их презентацию, спрашивают Владимира Семеновича: «А почему только кедр?». На этот вопрос он отвечает: «Кедр – самый податливый и благородный материал». Кроме того, он считает, что за годы возмужания кедра, а эти деревья живут более 300 лет, древесина накапливает в себе всю энергию земли и космоса и вот когда она ею переполнена, то в этот момент с деревом и необходимо сотрудничать.

СОЮЗ ТРЕХ

Рельефные орнаменты, которые вырезает Стригуненко, требуют от него мастерства. Но каким было наше удивление, когда он сказал, что у него нет учителя и всему он научился сам.

— Желание что-то мастерить у меня было всегда, — рассказывает Владимир Семенович. — В подростковом возрасте занимался чеканкой на медной фольге. Помню, что лоси и медведи получались неплохо. Ну а пила и рубанок – это были мои любимые инструменты. Всегда задаю себе вопрос: откуда это у меня? Наверно, по генам передалась любовь к древесине. Отец у меня хоть и работал прорабом на стройке и прекрасно всех организовывал, но сам руками делать почти ничего не мог. Если его мама заставляла дома полку сделать, то он прибивал ее не на маленькие гвозди, а на самые большие, еще и загнет их для надежности. А вот мой дедушка Матвей умел мастерить. Делал клетки для птиц. Работа была тонкая, кропотливая. Жили они в землянке, так вот в ней постоянно было дымно от его работы. А потом ловил птиц и держал их. По праздникам выпускал на волю. О том, чем я буду заниматься на пенсии, начал думать, когда еще работал следователем, а затем судьей. Выбор пал на резьбу. Тем более я читал много книг по данной теме, а потом и Интернет стал мне помощником. Когда отправился на заслуженный отдых, принялся за работу.

По словам Стригуненко, начинал он с самых легких техник и, постепенно наращивая мастерство, научился создавать объемные, сложные картины. Кедровые плахи он приобретает в Горном Алтае. Говорит, что из сибирского кедра получаются наиболее хорошие работы. Толщина плахи зависит оттого, что планируется на ней вырезать. Если это обычная картина, то толщина небольшая, а если икона, то не менее 5 сантиметров. Качественные, профессиональные инструменты закупил в Москве в специализированном магазине.

— Материал для работы стараюсь выбирать ровный, без сучков. Бережно привожу его домой и отправляю в мастерскую. Там он ожидает своего часа, — продолжает беседу ремесленник. — До того, как он окажется на моем рабочем столе, может пройти не день и не месяц. Композицию будущего изделия я могу обдумывать долго. Все рисую в голове, а потом переношу карандашом на древесину. Тут еще и рисовать надо уметь. У меня в школе по рисованию были пятерки. Так что мне в этом повезло. После наброска убираю стамесками первый слой, дорисовываю детали и так постепенно углубляюсь до нужных объемов. Бывает, что мне не нравится промежуточный результат и я срезаю все, что получилось. Начинаю заново. На одну картину у меня уходит по два-три месяца, но ожидание того стоит. Если вижу, что меня все устраивает, покрываю морилкой, лаком, помещаю деревянное полотно в рамку и картина отправляется в галерею, либо в подарок друзьям. За все десять лет моего ремесла я продал только одну картину и то меня очень долго уговаривали на это.

После посещения домашней галереи и небольшой беседы пришло время отправиться в святую святых ремесленного дела – мастерскую. И как выяснилось союз трех энергий – кедра, металла и души Стригуненко отправился далеко за пределы дома. Выходя из него и спускаясь по ступеням, первым делом натыкаешься на резную беседку – прямую представительницу русского деревянного зодчества, изготовление которой как раз выполнялось с помощью резьбы. В том же стиле украшена баня и мастерская. Вход, оконные наличники, крыша – все резное.

— Крышу на бане я украсил буквально за два дня, с наличниками немного дольше трудился. Результат получился отличный. Вход в мастерскую охраняют языческие боги Тор, Один и Фрейя. Так сложилось, что вход в нее – это и вход в голубятню. Голуби – это еще одно мое увлечение, так же, как и игра на гитаре.

Мастерская оказалась небольшой с низким потолком. Стол, несколько полок, немного инструментов, бутылки с морилкой, в углу кедровые плахи и старая фотография дедушки с грустными глазами…

— Это моя каморка, — с улыбкой говорит ремесленник. — На этом небольшом столе все и происходит. Здесь когда-то был курятник, а теперь это помещение носит гордое название – мастерская. Работаю только стоя. Так мне удобнее и виднее все детали на будущей картине. Сейчас тружусь над двумя иконами. Сегодня я уже успел немного поработать с Богородицей. Она отправится на шестидесятилетие моего друга.

 

Единственное, что немного огорчает Владимира Семеновича в его ремесле, так это отсутствие человека, которому он мог бы передать свое мастерство.

— Мне мое ремесло нравится. Жаль, что нет преемника, — с ноткой горечи в голосе продолжает разговор Стригуненко. — Может, он и появится со временем… Я буду только рад этому. Это искусство перестали ценить, не стало мастеров, которые виртуозно владеют стамесками по дереву. Думаю, пора возрождать русские традиции и ремесла. Не зря говорят, что все новое — это хорошо забытое старое.

Ирина СПИРИНА. Фото автора.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

  •  
    24
    Поделились
  •  
  •  
  • 24
  •  
  •  
  •  

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here