В Каменском районе от огородников требуют узаконить участки

0
2438

ВОДА НА ВЕС ЗОЛОТА

Проблемы МУП «Водоканал» и его абонентов не сводятся к одной только технической стороне

«Июль, жара, а у нас на огороде уже месяц нет воды!» — кричал голос по телефону. Звонили из села Рыбного, местные жители были обеспокоены отключением их земельных участков от системы водоснабжения. Мы сочли проблему достаточно серьезной, чтобы начать изучать её непосредственно с места происходящего.

Несколько месяцев назад «Каменские известия» публиковали обширное интервью с Анатолием Быковым, новым руководителем МУП «Водоканал». Предприятие, обслуживающее сети в сельской части района, в ту пору переживало серьезный кризис, чему мы и посвятили разговор. А сегодня мы взглянули на процесс восстановления работоспособности районного Водоканала с изнанки — грубо говоря, с другого конца трубы, что в итоге стало поводом для второго интервью.

В последнее время в редакцию часто обращаются абоненты с жалобами на политику предприятия, в том числе на драконовские взыскания с владельцев садов-огородов. И мы постарались разобраться, что к чему. Основная проблема, кажется, в том, что село, привыкшее жить по принципам «как было в колхозе» и оттого довольно инертное к переменам, сейчас столкнулось в лоб с реалиями коммунального хозяйства.  И столкновение родило конфликт, скрестились мечи непримиримых идей.

НЕ В САДУ, НЕ В ОГОРОДЕ…

Едем в село Рыбное. Казалось бы, настрой жителей должен быть позитивным — в этом сезоне только здесь ставят новую водонапорную башню взамен изжившей себя развалины. Впрочем, мы едем мимо башни, нас интересует одна конкретная улица, на которой располагаются несколько трехэтажных многоквартирников. Здесь нас встречает внушительное собрание жильцов.

— Почему наши огороды отключили от воды без всякого предупреждения? — наперебой кричат взволнованные жители.

— Мы платим по счетам, у нас стоят счетчики, — вторят другие.

Небольшие, скучкованные вместе квадраты огородов с грядками и классической картошкой можно встретить в малых городах и весях по всей стране, даже в мегаполисах в окраинных микрорайонах есть многоквартирные дома, к которым буквально прилипли распаханные и размежеванные заборчиками небольшие садово-огородные участки. Огурцы, томаты, редиска, кабачки — это практичная альтернатива всяким там газончикам с петуниями. Так и здесь. Когда-то в шестьдесят-лохматых, сразу после заселения новеньких кирпичных трехэтажек новенькими жильцами, окрестности распахали, нарезали на одинаковые квадраты и раздали каждому по наделу. Как часто бывает, участок закреплялся именно за квартирой. Уезжал жилец, заезжал новый — и получал в «наследство» заветные две сотки.

Даже в Камне-на-Оби таких огородов полным полно. Только взаимоотношения городских огородников с муниципальными ведомствами давным-давно налажено: участки в массе своей узаконены, водоснабжение подключено по официальному договору с коммунальной службой. Не везде в сёлах жильцы успели пройти эти этапы «взросления». Для большинства жителей рыбинских «высоток», живущих в этих квартирах с тех самых шестидесятых, как гром среди ясного неба звучали такие слова, как «самозахват земли», «левый счетчик», «незаконное подключение».

 

СУХИЕ КРАНЫ

Долгая преамбула — для ввода читателей в курс дела. Подробности мы выяснили, приехав на встречу с жильцами.

— На нас всё это свалилась как снег на голову, — рассказывает одна из огородников-любителей Ольга Цырфа. — Мы аккуратно платили за воду по счетчикам, долгов не имели. И ведь не было предварительно никакого собрания, никаких предупреждений. Просто отключили и всё. Люди здесь по шестьдесят лет живут, столько же лет у них огороды. Водопровод здесь тоже уже давно. Почему-то раньше никаких проблем не было.

Ухоженные аккуратные огороды. Ни травинки лишней. Видно, что для местных садоводов эти участки — либо стратегический источник провизии, либо страстное хобби. Либо и то, и другое сразу. По разделяющим наделы тропинкам брошены разномастные трубы и шланги. Наша провожатая заодно показывает нам счетчики на конце каждой такой трубы.

— Уже после того, как воду отключили, вдруг выяснилось, что нужны новые коммуникации, — сетует она. — Представляете, как нам это проблемно? Затем нам сказали, что нужно оформить землю на себя. А кому это надо — ведь бабушкам по 80 лет! Получился какой-то  замкнутый круг. И воды нет уже больше месяца. Хорошо, что лето не такое засушливое. Но когда жара и нет дождей, приходится как-то выкручиваться — вплоть до того, что таскать воду из дома или водоразборной колонки. И ведь всегда платили за воду. Сначала частному предпринимателю, который водопроводом занимался, потом Водоканалу… Мы ходили к кассиру предприятия, и она подписала нам бумагу, что должников по воде среди нас нет. И мы даже не знаем, законно ли нас отключили? Но уж точно не по-человечески.

Тамара Стафеева:

— Наши дома были построены шестьдесят лет назад. Я сама уже полстолетия здесь живу, и  участок у меня имеется. И никогда не возникало никаких проблем. Землю нам дал колхоз, и не надо было ничего узаконивать. Нам сначала предложили — и мы согласились — другой колодец возле кочегарки. Но сказали, что нужно заплатить за врезку. На это мы тоже согласны были. А потом оказалось, что землю надо оформлять, иначе нельзя будет договор заключить. Нельзя просто сделать новую врезку и счетчик поставить? Не всё ли равно, куда мы расходуем воду?

ДЫРКА, А В НЕЙ ТРУБА

За разъяснениями мы обратились к директору МУП «Водоканал» Анатолию Быкову.

— На территории Рыбинского сельсовета есть котельная, которая находится в хозяйственном ведении нашего предприятия  и которую мы сдаем в аренду МУП «Каменские теплосети». Она подключена к центральному водоснабжению, стоит прибор учёта, по которому мы выставляем счет арендатору согласно установленному тарифу. Когда отопительный сезон заканчивается, показания прибора учёта фиксируются. И вдруг мы обнаружили, что данный прибор учета постоянно накручивает огромное количество воды — в то время, когда в отопительные системы вода не подается, а значит её потребления просто не должно быть.  Мы начали искать причины и обнаружили, что в здании котельной пробита насквозь стена, через дыру заведена труба диаметром — точно не помню, 50 или 63 мм — и подключена к нашим коммуникациям. И накручивает воду на счетчике. Это грубейшее нарушение. А если говорить совсем прямо, то это воровство.

В итоге руководитель Водоканала вынужден был уведомить арендатора — ведь в итоге именно им выставляется счет по данному прибору учёта. Теплосети немедленно отреагировали — приехали и перекрыли кран на врезке, ведущей в злополучные огорды.

— Сказать по справедливости, меня как руководителя МУП «Водоканал» не интересует, куда именно исчезает вода. Котельная в аренде, прибор учета имеется, есть адресат, кому выставить счет. Но молчать — это значит подводить партнера.

По словам руководителя,  данная точка учёта изначально была предназначена только для нужд котельной и систем отопления. На каком этапе к ней присоседился полив огородов, куда отчислялись деньги по счетчикам, которых де-юре не существует в природе, остается загадкой.

—  Я часто встречаюсь с жителями сел, чтобы разрешить те или иные разногласия, но, к сожалению, довольно часто сталкиваюсь с непониманием в той или иной степени. А в данной ситуации у нас по какой-то причине вообще не получается конструктивного диалога. Мы выезжали в Рыбное — я как руководитель предприятия, предстедатель комитета по ЖКХ Владимир Баранов и наш главный экономист. Пытались разъяснить требования законодательства в сфере коммунальных услуг. Возникает ощущение, что люди просто хотят жить, как раньше, ещё во времена коллективных хозяйств. Но это невозможно.

ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ СЛИШКОМ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ

Как и зачем создавался МУП «Водоканал», мы писали как минимум дважды — первый раз в интервью с первым директором, когда предприятию была без году неделя, второй раз — с новым руководителем, когда исчезнувший было с радаров Водоканал начал спасать свое реноме. Суть, если вкратце — втащить сельские водопроводные сети за уши в XXI век, хотя бы в чисто законодательном смысле. Заодно в него (в век) втащится и их проржавевший скелет.

В городе это давно произошло. Огороды, примыкающие к МКД, при всей их сомнительной эстетической ценности ныне в ладах с законом. Но в селах, с их некоей инертностью и консерватизмом, похоже, нужно более деликатное отношение к людям. Темная сторона этой мысли — в противоречии с постулатом «закон для всех один». В данной ситуации, естественно, разделяешь эмоции стариков, оказавшихся беспомощными перед упрямыми фактами — это чисто человеческое чувство, эмпатическое, но кесарю кесарево.

— Мы все должны считаться с тем правовым полем, в котором живем, — говорит Анаталий Быков. — Есть законы, постановления правительства и президента РФ.  По факту земельные участки, о которых мы с вами говорим, являются самозахватом. Да, действительно, когда-то давно совхоз раздал землю, но сколько изменилось за  это время законов? Когда-то в городе можно было в любом месте поставить киоск и начать торговать. Попробуйте сейчас это сделать. А появись такой смельчак, он бы попросту не смог подключить свой ларёк ни к электричеству, ни к канализации.

Так и с водоснабжением. Вы являетесь собственником, приходите в МУП «Водоканал», пишете заявление и ждете специалистов, которые дают разрешение на технологическое подключение. Просто так вкрутить кран непонятно для чего нельзя.

— Для разрешения на подключение рассматривается его цель, объем потребляемой воды, давление на данном участке системы водоснабжения и другие факторы, — разъясняет директор Водоканала. —  Не знаю, стоит ли об этом говорить, но те же люди, которые подключились на питающем их дом отрезке, неоднократно жаловались на плохое давление в своих же кранах.

ЕСТЬ ЛИ КОМПРОМИСС?

По словам руководителя предприятия, была предпринята попытка прийти к консенсусу, хотя бы временному, до конца поливочного сезона. Огородникам было предложено установить один общий  прибор учета, переподключившись «нормально». Но не вышло. Жильцы не поняли, зачем ещё счетчики, если они уже есть и они по ним платили, Водоканал и теплосети не поняли, что непонятного в их позиции.

— Установка прибора учета — не просто взял  и поставил, есть строго определенные правила, — говорит наш собеседник. —  И вплоть до самого опечатывания специалистом счетчик не является основанием для начисления по нему. Почему мы не можем взять в расчет уже существующие приборы учета — ставить их на резиновые шланги и другие гибкие, не капитальные конструкции нельзя.

Он приводит пример из недавней практики. В одном из сёл района житель как раз установил счетчик на шланг. Днем он поливает одной стороной шланга, вечером переверачивает и поливает с другого конца. Внезапная проверка этот факт выявила. К утру не он был должен Водоканалу, а Водоканал ему. Именно поэтому приборы учета устанавливаются только на капитальную конструкцию.

— В нашем случае, если бы жильцы с нашего разрешения установили один общий прибор учета, то тогда для собственного внутреннего расчета они могли оставить свои, — добавил Анатолий Быков.  — Здесь я должен обмолвиться — данное решение могло бы быть только временным, поскольку противоречит всем существующим правилам и нормам. Любая проверка надзорных органов могла бы привести к соответствующему предписанию. Теперь, когда мы вынуждены отписываться прокуратуре,  данная уступка невозможна. Ну а в целом, чтобы организовать на данных садово-огородных участках постоянный полив по официальному договору с МУП «Водоканал», нужно сделать две вещи: узаконить участки и поставить зарегистрированный нами прибор учета. Также должен быть назначен ответственный  человек, который отвечал бы за сбор денег с абонентов и передачу сведений и платы предприятию. На сегодняшний день официальные договоры с жильцами заключены только на подключение  квартир. Остальное по сути — самовольный забор воды из системы, и по нашим сведениям это длится уже порядка десяти лет. Мы вполне могли бы прибегнуть к очень жестким мерам — измерить площадь посадок, затем по установленным правилам начислить среднее потребление воды по нормативам и передать материалы в суд. Сумма получится тогда шокирующе большой. Но это крайние меры, на которые мы не хотим идти.

Руководитель Водоканала подчеркивает, что село Рыбное на текущий момент находится в систематическом убытке, который  компенсируется за счет районного бюджета, и, по его оценке, разного рода хищения составляют порядка пятидесяти процентов от них.

ЧТО ТАКОЕ «ЛЕТНИК» — ЭТО ВРЕЗКА

— Знаете, в селах я часто слышу такое словечко — «летник», — говорит наш собеседник. — Слишком часто. А что это такое по сути? Да попросту незаконная врезка, которая не контролируется и является средством незаконного забора воды. Вы хоть раз видели летник-электропровод? Покажите мне, как на ЛЭП накинут гусак, хоть один. Таких нет, потому что  такой «летник» на электропроводах вызовет очень серьезные последствия. А ведь водоснабжение — это точно такой же платный энергетический ресурс. Чтобы получить электроэнергию, нужна вода (например, ГЭС), а чтобы получить воду, нужна электроэнергия. Всё взаимосвязано. Почему-то за свет все платят стабильно, а к водоснабжению выработалось странное потребительское отношение. Я сейчас говорю про обстановку в районе в целом — хищения воды из сети носят катастрофический масштаб.

Остается нерешенным вопрос — куда платили рыбинские огородники, как они утверждают, по своим счетчикам? Директор Водоканала подчеркивает, что выяснять это — не их задача:

— Правила оказания коммунальных услуг, которыми мы пользуемся, появились ещё десять лет назад, о них сообщалось в СМИ всех уровней. Согласно постановлению правительства, до июля 2012 года все население, которое пользуется центральным водоснабжением, должно было установить  приборы учета. Если он не был установлен, то оплата за пользование коммунальной услугой начисляется по нормативам.

ЗОЛОТАЯ ВОДА

Собственно, отсюда астрономические счета, которые получили этим летом многие жители Каменского района. Особенно интересно для жителей частных домов с приусадебными участками — как в случае отсутствия счетчика рассчитывается норматив? Из открытой базы данных берется кадастровая карта, на которой отмечен участок, принадлежащий абоненту. Выполняются все постройки, которые отмечены в карте, и остальное считается поливочной площадью. Поливочный сезон — май, июнь, июль и август.

Многие задаются вопросом, что делать, если какие-то постройки, прочая не культивируемая часть земли не отмечены в официальных бумагах?

— Вызывайте кадастрового инженера, — говорит Анатолий Быков. — Почему-то в таких случаях зовут именно нас: приезжайте, говорят, и обмерьте наши грядки. Во-первых, у нас в обслуживании тридцать населенных пунктов, а во-вторых, в нашем  штате нет кадастровых инженеров и мы не имеем права вносить изменения в кадастровые карты. Мы делаем так, как говорит закон, мы не в силах изменить правила, утвержденные правительством РФ. А правила говорят: общая площадь минус постройки равно поливочная площадь, и по нормативу сейчас насчитывается порядка 500 рублей за сотку.

К слову сказать, в больших городах водоснабжающие организации стараются особо не информировать население об экономичности установки прибора учета, не рекламируют официальное законодательство  — потому что выгоднее насчитывать по нормативам, особенно если абонент — владелец большого приусадебного участка.

—  Мы проводим разъяснительную беседу, но нас не слышат, — подводит итог Анатолий Быков. — Раньше предприятие, похоже, практически не работало с абонентами, особенно недобросовестными. Было, наверное, меньше жалоб, зато кредиторская задолженность выросла до 6 млн и чуть не стоила самого предприятия.

Максим ПАНКОВ. Фото Александра ЖДАНОВА.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

  •  
    15
    Поделились
  •  
  •  
  • 15
  •  
  •  
  •  

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here