Владимир Богатырев: "Первыми начали гибнуть летные пчелы".

В конце июня в Верх-Аллаке местные пчеловоды-любители забили тревогу — в селе начали массово гибнуть пчёлы. На глазах шокированных селян вымирали ульи, один за другим. По мнению пасечников, причиной тому стали пестициды, которыми накануне обрабатывали рапсовые поля.

«Если на Земле исчезнут пчелы, то через четыре года исчезнет и человек», — по легенде эту цитату приписывают Альберту Эйнштейну. Сейчас, когда во всем мире ежегодно фиксируют массовую гибель насекомых-медоносов, она как никогда актуальна — «изъятие» такой важной части биоценоза действительно может аукнуться серьезной экологической катастрофой. Без мёда человечество ещё проживёт, а вот без сельскохозяйственной продукции — нет.

Тем более странно, что чаще всего теоретическим врагом пчел называют именно аграрный сектор. Так и в нашем случае, пчеловоды Верх-Аллака уверены, что пасеки пострадали в результате обработки полей пестицидами.

ИДЁТ-ГУДЁТ ЗЕЛЁНЫЙ МОР

В ночь на 25 июня и на следующий день на сельскохозяйственных угодьях близ села начали обработку рапса химикатами — так описывают хронологию событий верхаллакские пчеловоды-любители. И в это же время пчелы начали гибнуть.

— Мы можем только предполагать, на чьих именно полях произошло отравление пчел, — говорит  Владимир Богатырев, пасечник с сорокалетним стажем. — Но это факт: поля начали обрабатывать без всякого предупреждения. Это могло быть и наше местное КФХ, и новосибирские.

Глава Верх-Аллакского сельсовета Андрей Березин показал нам объявление, вывешенное на стенде возле здания местной администрации — в нем КФЛ Калиниченко М.Н. предупреждает пасечников о том, что с 28 июня начинает обработку полей пестицидами с 3-м классом опасности для людей и пчел. Там же содержится рекомендация закрыть летки ульев на этот период.

Однако пчеловоды уверяют, что обработка рапсовых полей началась на несколько дней раньше (не указывая при этом безапелляционно на конкретное хозяйство).

В Верх-Аллаке погибли около трехсот пчелосемей.

— Мы, конечно, всё понимаем, в наш век в сельском хозяйстве не обойтись без химии, — сетует Владимир. — Но надо же учитывать и то, что многие в сельской местности сейчас держат пчел, для большинства это единственный источник средств существования. Даже если бы нас предупредили заранее, это ничего бы не изменило. В те дни стояла жара под сорок градусов. Если бы мы закрыли ульи, пчелы могли «сгореть» заживо. Отрыли — они отравились.

ПЧЕЛА — ДРУГ ХЛЕБОРОБА

Кроме того, что пчелы — источник дохода, они же верные друзья и боевые товарищи растениеводства. Что злополучный рапс, что гречиха — самоопыляемые культуры, но для хорошего урожая лучше доверить этот пикантный процесс пчелам. Мы сейчас говорим о ценности пчеловодства как симбиота сельского хозяйства, но забываем о диких пчелах, которые также могли пострадать и которые также являются важной частью экосистемы. Как тут не помянуть великого Эйнштейна.

Кстати, в этом году информация о массовой гибели пчел поступает из разных районов Алтайского края. Старуха с косой прошлась по пасекам вБийском, Усть-Калманском районах. Краевыеинфоресурсы сообщают, что погибнуть могли до полутора тысяч пчелосемей. В Верх-Аллаке, по примерным подсчетам местного неофициального клуба пчеловодов, смерть заглянула примерно в триста ульев. Если считать насекомых поголовно, то это миллионы.

И вопрос на миллион — возможно ли доподлинно установить, кто устроил пчелиный освенцим?

На территории сельсовета есть земли нескольких хозяйств. До этого лета пчеловоды и хлеборобы жили в тесном симбиозе, массовой гибели пчел не наблюдалось даже в сезон обработки полей химикатами.

— Бывало, конечно, что происходит небольшой падёж в отдельных ульях, — говорит Светлана Кондратенко. —  Фермеры ежегодно травят посевы, но никогда не было такого, чтобы  пасеки вымерли у всех абсолютно. Мы думаем, что либо произошла передозировка пестицидов, либо оказались некачественными химикаты.

НАШИ ПЕСТИЦИДЫ — САМЫЕ ПЕСТИЦИДИСТЫЕ ПЕСТИЦИДЫ

Светлана одна из самых молодых участников местного клуба пчеловодов, она держит пасеку около восьми лет.

— Для меня они как домашние питомцы, — расстраивается женщина. — Вы не поверите, но для меня настоящее удо-вольствие наблюдать за роем, за сложной организацией пчелиной семьи… Конечно, они и кое-какую прибыль приносят, я раздаю мёд по родным и знакомым, но по большей части я этим занимаюсь для души. Не говоря уже о том, что мёд и другие продукты пчеловодства — это лекарство для наших детей, для всей семьи.

—Как отравились пчелы, ночами спать перестал, в день по две пачки сигарет уходит, — разделяет эмоции коллеги пасечник Владимир. — У меня здесь 35 ульев, плюс в нагрузку знакомый привез ко мне под временную опеку десять своих. И всё погибло.

Ущерб трудно монетизировать, если учесть, что гибель пчел случилась накануне первой качки. В дальнейшем если какой-то мёд и удастся получить, его необходимо сдавать на экспертизу — пчелы могли успеть принести токсичный нектар.

Через некоторое время после инцидента в Верх-Аллак прибыла специальная комиссия от управления ветеринарии. Взяты на анализ трупики пчел. Некоторые пчеловоды сами отвезли погибших насекомых на экспертизу в Барнаул. Осталось дождаться результата. А дальше?

— Мы встретились с пчеловодами, с фермером, на полях которого предположительно произошло отравление пчел, — рассказал «Каменским известиям» Александр Михайличенко, начальник отдела животноводства районного управления АПК. — Комиссия выезжала на поле, где была взята на экспертизу проба растительности. Дальнейшие действия будут зависеть от результатов анализов проб из ульев и зеленой массы.

А, собственно, что делать пасечникам? Если их гипотеза подтвердится, то случившееся может попасть под действие статьи 168 УК РФ — причинение имущественного вреда. Но вероятнее всего, спор между пчеловодами и фермером выльется в отношения гражданско-правового характера.

Но сейчас мы имеем дело с сугубо умозрительными выводами,  которые в правовом поле могут превратиться в фантом. Для судебных баталий нужен паспорт пасеки, похозяйственная книга с обозначением количества семей и прочие бумажные доказательства существования пчел. Не каждая домашняя пасека может похвастать полным союзом с бюроктратией.

Но это не отменяет факта, засвидетельствованного комиссией, самими пасечниками, корреспондентом и дважды укушенным видеооператором: пчелы погибли.

— Мы уже полчаса с вами стоим на этой пасеке, а вы заметили, что комаров нет? — обращает наше внимание Светлана. — Ещё недавно здесь стоял странный химический запах. Сейчас вы, наверное, уже не чувствуете, потому что два дня подряд дожди шли. Но если открыть улей, то запах будет явственным. Ну и пчелы… Смотрите, они буквально вываливаются их летков полуживые и никак не реагируют на нас.

— Для нас, пчеловодов, этот и следующий сезоны полностью выпали, — резюмирует Владимир. —Нужно ведь где-то взять новые пчелосемьи, а это время и деньги.

Проблема массовой гибели пчел не является локальной и уникальной для Алтайского края, информация о море насекомых-медоносов поступает со всех регионов страны. Еще до Эйнштейна народ говаривал: будет пчела на цветке — будет и еда на столе. Пора задуматься о том, что случится, если пчёл не будет.

Максим ПАНКОВ. Фото автора.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here