Продолжение. Начало в № 48-51 (2021 г.), № 4-19, 21-23, 25, 26 (2022 г.).

НОВОСИБИРСКИЙ

Эх, пути-дороги! Они как паутиной окутали землю во всех на­правлениях. И носит по ним человека судьба, как пылинку в косми­ческом пространстве. И каждый находит свое место.

Дороги — это жизненные артерии. Там, где они хорошие—жизнь бьет ключом.

Наверное, именно дорога послужила причиной возникновения поселка Новосибирского. Других достопримечательностей здесь нет: ни тебе речки, ни ручейка, ни озера, ни оврага. Зато вокруг глазом не окинешь благодатные земли, полученные крестьянами в надел, гущи березовых зарослей и дурманящий аромат полевых трав.

Поселок располагался в 11 километрах от села Корнилова и выгянулся двумя улицами по Каменскому тракту. Возник он пример­но в 1928 году, входил в состав Корниловского сельсовета и засе­лялся в основном корниловцами, получившими здесь надел. Заст­раивался он очень быстро, но аккуратно. Добротных, крестовых домов было не более пяти, остальные — старательно обустроен­ные пятистенки. Центр не обозначился: контора, магазин, школа и другие общественные строения располагались в разных местах. Поселок получился компактный, красивый. К началу Великой Оте­чественной войны в нем числилось 110 дворов с 416 жителями.

В центре поселка находились амбары с сушилкой. Маломощная и примитивная, она просушивала все сырое зерно, даже помогали соседям. Когда стали больше сеять и собирать зерна, то за огородами, по другую сторону поселка, построили из соломы шатровое хранилище, расчистили площадку побольше и очищали зерно меха­низмами: веялками и зернопультами.

Ферма находилась в ближнем колке. Молоко перерабатыва­лось на месте, в собственной молоканке. На маслозавод в Кор­нилове отвозили только сметану. В том же колке, только с другой стороны, ближе к поселку, находилась пасека, здесь же омшаник, а в округе сеяли медоносные культуры и травы: подсолнечник, гречку, лен, клевер.

С юго-западной стороны, вплотную к домам подступали рос­кошные березовые колки. В ближнем из них таилось что-то похо­жее на озерко, точнее, на болотце, иногда целиком высыхающее, но и его использовали для водопоя скота, углубляя и обваловывая. Летом в мутной, перемешанной скотом воде, даже купалась ребятня. В колке со стороны деревни находились кузница, мастер­ская, конюшня и другие хозяйственные постройки.

Когда началась коллективизация, в поселке образовался колхоз «Красный сибиряк», один из самых богатых в районе. Сеяли все культуры, которые только произрастали, и собирали богатые уро­жаи. Хлеба перед войной колхозники получали столько, что его некуда было складировать.

Гачман Захар Сергеевич, председатель колхоза им. XX партсъезда в с.Корнилово Каменского района Алтайского края.1961 г

Окружающая местность, богатая сенокосами и выпасами, по­зволяла содержать крупное животноводство. Перед войной колхоз имел 177 голов КРС, 75 свиней, 720 овец, 127 лошадей.

Преимущество коллективного хозяйства перед единоличным было налицо, и колхозники приложили все силы, чтобы в военное лихолетье, когда вся тяжесть крестьянского труда легла на плечи женщин, стариков и подростков, сохранить хозяй-ство.

Первым председателем колхоза был Пашков Иван Митрофано­вич, вторым — Колесников Кузьма Семенович. Председательство­вал он 15 лет, с 1933 года. Талантливый руководитель, мог спро­сить, не скупился на доброту, всегда был готов прийти на помощь. На фронт не взяли в связи с болезнью: был очень полный, а затем на него навалилась сонливость, мог заснуть даже при ходьбе. А однажды, на районном совещании, чуть не вывалился по этой причине из окна, еле успели удержать. В 1948 году он совсем занемог, и болезнь свалила этого могучего человека окончательно.

После Колесникова недолго колхозом руководил участник вой­ны Головин Федор Андреевич. Его сменил Остросаблин Василий Алексеевич, один из представителей довольно известной фамилии в этих краях.

В годы освоения целины происходило обновление кадров, на ра­боту в сельское хозяйство направляли активных коммунистов, и в колхоз «Красный Сибиряк» послали Катаржнова Михаила Ильича, показавшего себя хорошим руководителем городского коммуналь­ного хозяйства. Опытным хлеборобом Михаил Ильич не был, не имел специального образования, но его опыт и талант руководите­ля сгодились и на селе.

В 1954 году целинная земля дала небывало богатый урожай. Техники для его уборки не хватало. В битву за хлеб были броше­ны все резервы района и города. Трудились день и ночь и урожай собрали. Непросто его было и сохранить. За освоение целины Ми­хаил Ильич получил орден Ленина. Колхоз — чуть ли не единствен­ным — легковую автомашину «Победа».

Горячка укрупнения колхозов не обошла и это крупное и перс­пективное хозяйство, его слили с Корниловским колхозом имени XX партсъезда. Пока председателем колхоза был Гачман Захар Сергеевич, поселок продолжал развиваться: построили клуб, с пол­дюжины добротных домов у лесополосы, обновили животновод­ческие помещения.

Потом хозяйством руководил Коробкин Иван Фомич, много сде­лавший для Корнилова, но поселок Новосибирский он посчитал не­перспективным (может, судьбу поселка решила мода укрупнения) и начал переселение жителей поселка в Корнилове. Надо отдать должное, делалось это разумно. Колхоз помогал переселенцам деньгами, выделял технику и стройматериалы. Многие дома перевози­ли, не разбирая. В селе появились целые новые улицы.

Решением исполкома районного Совета депутатов трудящихся от 16 сентября 1970 года № 203 поселок Новосибирский снят с учета как не существующий.Поселка не стало, и мало что напоминает о нем, разве что не­сколько могучих тополей да грустные кустарники, что росли под окнами. Ежегодный весенний пал уничтожил все деревянное, в том числе и кладбище: нет ни крестов, ни оградок, ни памятников. Чу­дом сохранилась одна березка, которую посадил и вырастил Егор Горюнов, мастер на все руки. С любовью ухоженная его усадьба заполнялась всякой всячиной, сотворенной руками Егора для нужд хозяйства. Был он и опытным пчеловодом.

Катаржнов Михаил Ильич, председатель колхоза Коллективист, награжден орденом Ленина в 1957 году.

Прославил колхоз знатный чабан Чахонадских Николай Дмит­риевич, ставший депутатом Верховного Совета СССР. Вернувшись с фронта с многими наградами, он без промедления включился в работу, став чабаном. Овец в колхозе было много, но были они ис­худавшими, ослабленными, потерявшими шерсть. По словам са­мого чабана «голые, как бубны». Дневал и ночевал на ферме Нико­лай Дмитриевич, добывал корм, собирал полынь и другие витамин­ные корма. Его старания не пропали даром. Стадо на глазах воз­рождалось, нормально прошел окот, и чабан стал районной знаме­нитостью. Когда его спросили, как он достиг такого успеха, он, не будучи оратором, по-мужицки, с трибуны огласил: «Да я их знаю как облупленных. Для меня вырастить овцу, что в золу дунуть».

Когда подоспели первые послевоенные выборы в Верховный Совет СССР, по установившейся традиции району предоставили право выдвинуть кандидатом животновода. Лучшей кандидатуры и искать не надо было.

С его депутатством связаны некоторые забавные истории. В Мос­кву на сессии он ездил со своими харчами. Насушит мешок сухарей, прихватит ляховку сала, туесок масла. Перед возвращением домой излишки продуктов продавал на московских толкучках. Возил в Мос­кву для продажи семечки, табак (в полном соответствии с нынешней рыночной экономикой), а домой вез фуфайки для семьи и под заказ и другие дефицитные товары. Пользы от него как от депутата было немного, но он оставался честным человеком, продолжал добросове­стно трудиться, стал заместителем председателя колхоза по живот­новодству. Да и честь депутата не опорочил: встречался с изби­рателями, помогал, чем мог, решал в Москве колхозные проблемы.

И. МЕЙКШАН. Фото из фондовой коллекции Каменского краеведческого музея.

Продолжение следует.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

  •  
    15
    Поделились
  •  
  •  
  • 15
  •  
  •  
  •  

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here