Фотография. Очистка и трелевка леса в с. Столбово Каменского района Алтайского края. Бригадир Романюк Григорий Романович. 27 марта 1968 г

Ах, бывало, заломишь шапку

Да заложишь в оглобли коня, Да заляжешь насена охапку, Вспоминай лишь,

как звали меня…

Поселок с довольно странным названием Зайсан располагался в 6 километрах от села Верх-Аллак. Основан он был в 1921 году на территории бывшего Каменушинского сельского Совета.

Как и в большинстве сибирских поселений, обосновались в Зайсане переселенцы из Центральной России, в основном из Подмоско­вья и Симбирской губернии. Основатель поселка — КолбинСтафий Иванович, ранее проживавший в Тараданове. Вместе с ним приеха­ли и другие его односельчане, получившие здесь земельные наделы.

Почему они, нарушив традиции, дали своему поселку такое название, можно лишь догадываться. Ясно, что слово Зайсан тюрк­ского происхождения. Кстати, окрест немало населенных пунктов, напоминающих своими названиями о Золотой Орде: Аллак, Телеутск, Сузун, Чингис, Кирза, Ордынское, Кучук и другие.

Зайсаном назвался маленький ручеек, который начинался от клю­ча и перебегал в овраг, уходящий до самой Оби. У истоков этого овра­га, глубокого и пустынного, и обосновался поселок, а совсем рядом, на ровном месте, среди берез и зарослей ягодников, располагалось до­вольно крупное озеро Лебедево. Одно название что значит. Наверняка оно связано с благородными птицами. Видимо, они когда-то наведы­вались сюда. Этот водоем ныне облюбован как прекрасное место для отдыха и проведения различных сельских мероприятий и праздников.

Застраивался поселок интенсивно, добротно, ибо недостатка в строительном материале не было. По переписи населения 1926 года в Зайсане проживали в 75 домовладениях 403 человека: 205 муж­чин и 198 женщин. Перед коллективизацией насчитывалось уже 110 домовладений. Менее чем за пять лет прибавилось еще 35 до­мов. При застройке учитывалось поведение оврага, который рос в длину, ответвлениями разделяя усадьбы на разные части. Вскоре по самому поселку прошли три «рукава» оврага.

В центре находились контора, клуб, магазин. Неподалеку, меж­ду двумя «рукавами» оврага, утопая в зелени, затерялись школа и дом для ее заведующего. Северный конец деревни завершался мехтоком с сушилкой. Гордостью поселения был дизельный 25-силь­ный двигатель «Красный Октябрь».

В период коллективизации все жители организованно вступили в колхозы, которых первоначально было два, а вскоре объединились в один, дав ему звонкое имя «Красный Октябрь». Хозяйство полу­чило от государства крупный надел земли — 2895 гектаров, лучшей в этих местах трудно было сыскать. Поэтому полеводство стало главным занятием колхозников. Возделывали все зерновые культу­ры, сеяли подсолнечник и лен, имели бахчи, сажали табак, что было строго обязательным для всех хозяйств, и частники выращивали его. Правда, он требовал больших трудовых затрат, но принимался по высоким ценам. По всей стране существовала стройная систе­ма приемки и переработки под названием «Табаксырье». Каменцы хорошо помнят его склады по улице Ленинградской.

Девушкин Иван Афанасьевич 4 октября 1967 г получил Почетную грамоту за достигнутые высокие производственные показатели в соцсоревновании в честь 50-летия Великого Октября.

На начало 1940 года колхоз содержал 130 голов КРС, 70 свиней, 485 овец, 156 лошадей. По числу последних он входил в первую десятку района. Коня здесь ценили и любили по-особому. Разводи­ли племенных орловских рысаков.

«Красный Октябрь» быстро набирал силу и перед войной креп­ко стоял на ногах. Невозможно себе представить, куда бы шагнуло хозяйство, не начнись Великая Отечественная война. Все мужчи­ны, способные держать оружие, ушли защищать Родину. Лошади и техника подверглись мобилизации. Несмотря на все беды и огром­ные трудности, колхоз выстоял, преодолел все тяготы войны, кор­мил страну. В этом проявилась сила коллективного хозяйствова­ния. Чего не могут понять современные реформаторы. Не так-то просто было восстанавливать экономику после войны. Помогли все те же вера в правое дело и успех, энтузиазм и смекалка людей. В лихую годину хозяйством руководил честный и добросовестный человек, опытный хлебороб Тришин Ефим Иванович. Он с честью выдержал тяжкие испытания и оправдал доверие селян. И предсе­дательствовал вплоть до объединения колхоза с Верх-Аллаком, где до самой смерти работал заместителем председателя крупнейшего в районе и самого богатого колхоза им. Ленина. Помнят старожи­лы и других председателей колхоза, но кто за кем следовал, уже установить не могут. Самым первым избрали Арепьева Алексея Алексеевича. Впоследствии он заведовал конефермой, что доверя­лось только самым добросовестным и достойным членам колхоза.

Председательствовал также Животиков Федор Иванович. За­тем он заправлял делами в Верх-Аллакском сельсовете. Трудился, пока позволяло здоровье. Называют еще Малетина Григория, Би­рюкова Егора Артемьевича. Был в этой должности даже заведую­щий школой Зайцев Павел Кузьмич.

Девушкин Иван Афанасьевич,колхозник колхоза «Красный Октябрь» был в рядах Красной Армии в 1935 год, служил минером в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. 23 ноября 1948 г ему была вручена благодарность, за досрочное выполнение лесозаготовок.

Садовод-любитель Харламов Дмитрий Иванович не только со­здал общественный сад, но и способствовал тому, чтобы каждый колхозник имел культурные насаждения, сохранившиеся по сей день.

А на колхозной пасеке «колдовал» дед Колбин — основатель де­ревни. Водились пчелы и у жителей поселка. Зайсан прославился и многими другими знатными людьми. 40 лет проработал здесь заве­дующим школой Зайцев Павел Кузьмич. Школа из года в год доби­валась 100-процентной успеваемости, что в те времена считалось редким исключением. За это Родина наградила его орденом Ленина. Авторитет Павла Кузьмича был безграничен. Не одно поколение сельчан преклонялось перед своим учителем, снимало шапки и низко кланялось. О любви и доверии сельчан к Павлу Кузьмичу убеди­тельно говорит тот факт, что в наиболее трудный и ответственный период становления колхоза крестьяне его избрали своим вожаком. И Павел Кузьмич не спасовал, не пошел в попятную, оправдал дове­рие односельчан. Только потом он вернулся к любимому делу.

Этот яркий и показательный пример характерен для всего учи­тельства времен становления и укрепления советской власти. Они творили чудеса. В них стреляли враги народа, а они бесстрашно шли к людям, несли в массы правду и свет, в короткий срок ликви­дировали неграмотность, активно участвовали в проведении кол­лективизации, поднимали культуру. Ни одно мероприятие на селе не обходились без участия учителя. Он лектор и агитатор, пропа­гандист и редактор стенгазеты, участник художественной самоде­ятельности, депутат совета и член правления колхоза. В критиче­ские моменты он брал в руки лопату или вилы и шел помогать в поле, на току или ферме. Он жил делами селян. Из числа учителей формировались кадры района. Их выдвигали на партийную и со­ветскую работу, избирали секретарями райкома. Справедливым вознаграждением за добрые деяния учителя были любовь и ува­жение народа. Трудно достичь такого авторитета, но без него нельзя. Жаль, что такие важные традиции нарушены сегодня.

Прочно сохранится в памяти сельчан имя Кутищева Николая Семеновича, честного, скромного человека, долгое время возглав­лявшего парторганизацию. Его сын занимает (на время выхода книги, — прим. ред.) высокую должность в краевой администрации. С фронта в поселок вернулся со многими наградами воспитанник Павла Кузьмича Зайцева майор Кириллов Иван Васильевич, выходец из бедной семьи, бывший простой кол­хозник. В мирное время он дослужился до генерал-майора и приле­тал на родину на самолете, который никому не приходилось видеть так близко, что даже можно было потрогать руками. Летчиком стал и Тришин Николай, сын председателя.

Люди любили свой поселок, неохотно и дольше других не поки­дали его. Доканали Зайсан, как и большинство таких же деревень, неразумные реформы, различные реорганизации и укрупнения, про­веденные в спешке, без учета мнения людей. Вопреки здравому смыслу, а также воле и желанию жителей, и этот поселок попал в число неперспективных. Это и решило судьбу. Жители поселка очень долго не покидали обжитые и родные сердцу места.

Но жизнь назад не повернуть. И убить ее до конца тоже невоз­можно, она во всем продолжается. Ее приметы видны повсюду. Нет поселка Зайсана, но продолжают расти, плодоносить сады и ягод­ники, взращенные руками его жителей. Приезжают сюда за ягодой не только старожилы и набирают ведрами ранет, малину. На еще более разросшемся овраге сохранился пруд, а ключик обихожен, рядом кружка для прохожего, который, глотнув целебной воды, ог­лядится вокруг и скажет доброе слово о тех, кто был здесь до него. А может, вспомнит свое босоногое детство, как жадно пил воду из вечно живого источника. Вспомнит отчий дом, свои молодые годы и встречи за околицей с любимой. Помолчит, вздохнет и пойдет дальше своей дорогой. Ведь жизнь и вправду не остановишь.

И. МЕЙКШАН. Фото из фондовой коллекции Каменского краеведческого музея.

 

Девушкин Иван Афанасьевич,

колхозник колхоза «Красный Октябрь»

был в рядах  Красной Армии в 1935 год,  служил минером

в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.

23 ноября 1948 г ему была вручена благодарность,

за досрочное выполнение лесозаготовок.

4 октября 1967 г получил Почетную грамоту

за достигнутые высокие производственные показатели

в соцсоревновании в честь 50-летия Великого Октября.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

  •  
    17
    Поделились
  •  
  •  
  • 17
  •  
  •  
  •  

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here