В 2019 году он побывал на Всероссийском кузнечном фестивале, где представлял Алтайский край. На фестивале кузнецы из разных регионов страны торжественно присоединили к четырехметровой кованой карте России Крым. Свою лепту в это знаменательное событие вложил и наш земляк, не забыв про малую родину. Стальной макет карты, кстати, представила на фестиваль всемирно известная женщина-кузнец Анна Билецкая из Белокурихи, а Матвей делал декор на железный рельеф нашего края. Кованая матушка-Обь, богатая рыбой, мельница, как символ Алтая хлеборобного, а на месте Камня небольшой якорек. Уж очень любит он свой город, не мог не отметить на карте России.

Признаться, встреча с Матвеем с первых минут приобрела неожиданный поворот. Еще не дойдя до кузни, мы узнали, что он подготовил для нас задание. Всякое в голову прийти могло, но никак не то, что придется взять в руки молот и участвовать в изготовлении удмуртского оберега.

«Вот вам чистые перчатки. Сейчас вместе будем ковать, – ошарашил Матвей с порога, – есть у меня друзья-кузнецы в Удмуртии. Они для туристов делают сувенир под названием «Ключик счастья». Когда мы его с вами сделаем, загадаете желание, подумаете о самом дорогом, что у вас есть, и этот ключик будет оберегать самое сокровенное. Вот такое в Удмуртии поверье».

Пришлось снять куртку, а в углу зашумел горн. Честно сказать, кузня нашего героя, как и он сам, почти полностью соответствовали моему представлению о кузнецах. Несколько наковален, множество станков и инструментов, прислоняться к предметам и стенам нельзя – замараешься. Да и разве бывает иначе в кузне? Сам Матвей перед работой надел наручни и фартук из натуральной кожи. Смотрелось эффектно, но используется вовсе не для антуража, а чтоб не обжечься случайно. Температуры здесь нешуточные. Например, температура горения газового горна достигает +1200 градусов. Угольный горн дает еще большую температуру, но считается более «грязным» – дает примеси металлу, насыщает серой и другими химическими элементами.

Пока кузнечных дел мастер разогревал заготовку в виде металлического прутика, выяснилось, что кузнец – не профессия, а скорее, воплощенная в жизнь мечта детства. А Матвей по образованию фельдшер «скорой помощи».

«Пять лет я отработал на «скорой», но понял, что кузница мне дороже. Да я стал гораздо добрее с этой работой, – улыбается парень, – поверьте, в кузне очень хорошо снимать стресс, всегда поддерживаешь хорошую физическую форму. Вот эта наковальня весит 100 килограммов. Ее же нужно поднять и установить. Для меня это проблемы не составит. Кузнец должен быть сильным и телом, и духом, с железными нервами и стальным характером.

Главное, от этого не устаешь в отличие от того, как я работал на «скорой» с людьми – там не уставал физически, но уставал морально.

Ну что, готовы на мастер-класс со мной? – спросил он, раскалив в горне металл, — наша с вами задача этот пруточек протянуть в квадрат, затянуть концы, закрутить, завернуть и закрутить завитки».

Все эти манипуляции было трудно представить, ведь перед нами прочное железо, но, когда молотки застучали по раскаленной стали, появилось удивительное ощущение невозможного – а ведь под молотом, действительно, металлический пластилин. Только трогать нельзя. Лепить этот пластилин приходится молотками и щипцами.

Работа закипела в два молота. От корреспондента один удар, от Матвея три. Да настолько звучно получалось, словно песня. А наш «учитель», оказывается, и историю кузнечного дела изучал. В его коллекции есть реконструкция наковаленки ориентировочно IХ-ХII века. Она вставлялась в деревянный пень.

Кстати, приспособления для кузнечного дела сегодня мало изменились. И по сей день в кузнях работают молотобойцы-напарники. Один молот рессорный, помягче, им можно более точные работы выполнять, а пневматический для работы с большими поковками типа топоров, тесел, сварки больших пакетов дамасской стали. Но ушли в прошлое станки с колесными камнями, которые раскручивались ногами. Все автоматизировалось, но суть работы и технологий не изменилась.

ЖИВОЙ ОГОНЬ

Живой огонь его привлекал с детства. Помнит, как впервые увидел кузню совсем маленький, с мамой гулять ходил. Это было где-то на улице Ленина, сейчас уже точно не вспомнить. И потом очень просил ее, чтобы отвела учеником к кузнецу. Отчаянно мечтал об этом, но тогда мальчишке было лет восемь. Кому в учениках нужен пацан, за которым постоянно следить придется, ведь в кузне техника безопасности на первом месте. С раскаленным металлом дело имеешь, как-никак. И по телевизору кузнецов видел. Продолжал мечтать, и мечта сбылась.

«Самое сложное для меня было освоить сварку дамаску, – вспоминает кузнец-самоучка, – первая сварка у меня была композитная, на 140 слоев стали режущей кромки и 20 слоев обкладки. И у меня получилось. Один хозяйственно-бытовой нож моего первого производства сейчас в Украине. Второй в Москве. Видов стали существует очень много. Для дамасской стали мы берем хорошие качества каждого металла и соединяем это в одно целое. У какой-то стали хорошая режущая способность, у какой-то хорошая ударная вязкость. В итоге получается один клинок, который режет гораздо лучше и дольше привычных нам ножей. Происходит это за счет разности химического состава металла, он изнашивается неравномерно – получается что-то вроде микропилы».

Говорить о «железе» мастер может долго, но любимого металла он так и не нашел. Он весь хорош. Да и мечту «железный человек» еще не придумал. Есть проекты, но это не мечты, это задумки, которые когда-нибудь исполнятся. Лелеет, конечно, мысль о небольшоймануфактурке, маленьком заводике. А изделие своей мечты, как сказочный герой Данила-мастер, Матвей еще не придумал, не нашел.

С каменскими кузнецами он мало контактирует, но всех знает. Они – кузнецы-художники, а он кузнец-оружейник. Для плодотворного общения и обмена опытом и вступил в гильдию кузнецов России. По его словам, нос в гильдии никто не задирает. Все общаются на равных и запросто можно получить совет от матерого кузнеца с огромным опытом.

Вот только в деятельность гильдии свои коррективы внесла пандемия. Сорвался «Праздник топора» в Томске, отменили еще несколько кузнечных фестивалей. А в гильдии прошел своеобразныйфлэшмоб в поддрежку заболевших. Принял в нем участие и Матвей Мертес. Хоть и не кузнец-художник он, но выковать художественные элементы для него труда не составляет.

«Помните тот момент, когда в первую волну все закупались гречкой и туалетной бумагой? – спрашивает, – есть и у меня напоминание об этом. Во дворе стоит статуэтка коронавируса, ржавеет, ну и пускай себе. Нехорошая болезнь это».

Кузнец показал нам железную композицию в форме коронавируса с весами. На весы засыпается гречка, а венчает железную скульптуру стальная туалетная бумага. Вот такая она первая волна была.

ПТИЦА «ГОРЬКИЙ ОПЫТ» ПРИНЕСЕТ УДАЧУ

Есть в коллекции каменца и другие «скульптуры». Например, птица под названием «Горький опыт». Собирать ее стал совсем недавно. Из брака клинков.

«Раньше выкидывал брак, а сейчас птичку из него собираю, — говорит, — пока у нее еще и части крыла нет, но когда-нибудь соберу. Правда, коллеги пожелали, чтобы моя птичка всегда без одного, последнего перышка оставалась».

А в процессе разговора удмуртский «Ключик счастья» вырисовывал свои очертания. Остались последние штрихи – закалка металла в воде, удаление и очистка от окалины, нагара.

Красная сталь остыла. Отшлифовалась. И пусть далеки мы от традиций удмуртских кузнецов, но самое дорогое вспомнили, когда Матвей вложил в руку блестящее металлом изделие, плод наших совместных трудов.

Какой он, современный кузнец? Наверное, такой же, как и сто лет назад. Сильный человек как физически, так и духовно.

По словам нашего героя, в основной своей массе «железные люди» на деле очень добрые и отзывчивые. Общаются между собой, несмотря на географическую разницу в расстоянии. А в Алтайском крае, по его словам, кузнецов-оружейников достаточно мало. Есть такие в Барнауле, есть парень в Панкрушихе, который в гости все обещает приехать, пообщаться. Общается Матвей с людьми со всех регионов России, ценителей этого ремесла очень много, особенно молодежь проявлять интерес стала. Матвей уверяет, что на Западе сейчас самый пик кузнечного дела наблюдается, а в России всего лишь рассвет. Значит, все впереди.

Матвей Мертес: «Я люблю свой город. Мне здесь нравится. Я здесь родился и вырос.Здесь все знакомо: река, лес, добрые люди. Говорят, что в Камне-на-Оби некуда сходить, нет крупных торговых центров и других развлечений. А я и не люблю никуда ходить. Может, поэтому мне тишина родного города нравится.

Своим соотечественникам в новом году хочу традиционно пожелать здоровья и терпения. Все остальное обязательно приложится. Настроения хорошего. У меня вот плохого настроения практически не бывает, потому что занимаюсь любимым делом. И вам желаю того же. Мечтайте. Мысли материальны, а мечты обязательно сбудутся!».

Юлия РАССКАЗОВА. Фото Дмитрия ПРОСКУРИНА.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

 

  •  
    99
    Поделились
  • 1
  •  
  •  
  • 5
  • 93
  •  
  •  
  •  
  •