Именно так можно сказать о Глебе Шпагине, мастере на все руки. Он сам о себе говорит — «я станочник», который освоил токарные, фрезерные, шлифовальные станки по металлу, а потом, к удивлению всех, перешел на дерево.

Мы увидели иконы, сделанные Глебом в храме Антония Печерского при монастыре. Тогда настоятель отец Филимон говорил о том, что при монастыре появилась артель, в которой трудится замечательный мастер по дереву. Телефон сохранился в контактах, и желание увидеть работы и пообщаться с Олегом не пропало.

С ДЕТСТВА

Идем между штабелями леса и ноги проваливаются в мягкий настил из ароматной стружки.

— В школе, — начинает разговор собеседник, — прям в начальных классах увидел раздолбанный школьный станок, где ребята постарше учились точить детали. Долго я ходил вокруг, пока учитель труда Валерий Иванович Скоробогатов не позволил освоить станок. Очень мне нравилось. А лет через 20 это увлечение пригодилось и пошло-поехало. Освоил токарный, стал токарем шестого разряда, попутно фрезерный и другие. Потом стал сам станки собирать, когда перешел на дерево. Попутно осваивал сварку, малярное дело. Пригодилась и художественная школа, в которую не очень-то хотел ходить, но мама человек мудрый, настояла. Тогда у школьника больше железяки были в голове, но «художку» не бросил, чтобы не обижать маму.

Много в советские времена было кружков, конкурсов всяких, выставок. Вот на одной из них юные «кулибины» показали мини-мотоцикл. Сделан он был Шпагиным на основе рамы от советского велосипеда «школьник». До сих пор мастер помнит, что передняя вилка была от мопеда «Верховина-4», задняя от «Риги-16». Помнит и как целый день простоял около сварщика, работавшего в теплотрассе, чтобы тот в одном месте «прихватил». Все остальное скрепили пацаны на болты… На удивление всех мотоцикл поехал. Года два на нем ездил Глеб, потом продал его. С тех пор желание что-то придумать, усовершенствовать и воплотить в жизнь не пропало. Сам делает для себя станки, теперь уже по обработке дерева. Сам занимается сваркой, сборкой.

«ИГРУШКИ»

— После токарного станка по металлу, — улыбаясь, поясняет Глеб Геннадьевич, — токарный по дереву — это игрушки. Сейчас, конечно, и сюда пришли компьютер, программирование.

Мы увидели фрезерный станок с числовым программным управлением, который точил основу для будущих часов. Тоненькая, как иголочка, фреза, ходила по заданной траектории. Чем она тоньше, тем больше детализация. Так же делаются иконы, картины, любые изделия, но для каждого нужна своя программа. Кто-то скажет, что техника, мол, все сделала, но только после того, как закончит работу станок, изделие берет в руки мастер и начинается кропотливый труд шлифовки, окрашивания. Вы бы видели конечный результат, просто красота.

Часы на камин стилизованные под старинное литье, когда держишь в руках и не понимаешь, из чего сделано. А цвет подобран так, что реально можно подумать, как будто это веками состаренный металл. Показал Олег несколько основ будущих часов, и все они были разные, но очень колоритные. Особо впечатлили часы под старину из дуба. Рассказать невозможно, надо видеть, прикасаться к теплому дереву.

Мастер показал нам заготовки шахматных фигур, состоящие из персонажей игры престолов. Оказывается, чтобы выточить одну фигуру, станок работает целый день. Потом ее еще надо довести до совершенства и нанести краску, лак. Прекрасны и картины в дереве. Здесь, чтобы уловить и нанести цвет, мастер работает аэрографом.

— Чтобы покрасить изделие, — поясняет Шпагин, — надо, чтобы ничто не отвлекало. Поэтому чаще всего занимаюсь этим вечерами, в тишине и покое. Особенно это касается икон. Здесь вообще особое состояние души. Работаю по благословению отца Филимона. Одну из моих икон батюшка подарил министру культуры России, когда был в Москве. Себя в грудь не бью, но таких в магазине не купишь.

И мы в этом убедились, какие-то нереально красивые, неординарные вещицы, которые хочется иметь у себя, делает этот удивительный человек. Причем никогда не останавливается как в усовершенствовании своих станков, так и в поиске новых изделий. Ему хочется освоить что-то новое, чего не делал никто. На обратной стороне изделий есть клеймо мастера, которое похоже на мраморный срез и по рисунку, и по цвету. Так вот это тоже дерево, вернее, сувель-нарост, который появляется на изломе живого дерева. Причем есть разные наросты и на срезе, например, кап выглядит совсем по-другому. Обо всем этом мы узнали, общаясь с Глебом Геннадьевичем и разглядывая его работы. Но не только картины, панно, иконы, светильники, часы, шахматы может он сделать. Может и более прозаичные вещи, такие, как двери, кровати, столы. Но тоже не штамповка, а с его мастеровой «изюминкой».

САПОЖНИК БЕЗ САПОГ?

На вопрос, есть ли дома изделия собственного производства, или как тот сапожник без сапог, мастер отвечает, что кое-что есть, например, двери. Есть часы. А еще на стене, в его раме, висит египетский папирус, который подарил товарищ.

— В основном, мой материал — это береза, — говорит Глеб, — по доступности, так сказать. Но очень интересен дуб. А началось все в 1982 г., когда одноклассник привез горсть желудей из Питера. Я из желудя вырастил три росточка. Посадил их близко друг к другу. Рискнул отсадить только один, да и тот, оказалось через 20 лет, рос над вводом в дом водопровода, пришлось спилить, распустил на доски, напилил и сделал домой дверь. Два других дуба уже по полметра в диаметре. В общем, программу минимум выполнил: вырастил дерево, построил дом и родил сына. Сын Костя моя правая рука, научил его всему. Он закончил СГУПС, работает по специальности. Когда выходной, приходит ко мне в мастерскую. Ему, конечно, передаю весь накопившийся опыт и вижу, что получается. Стараюсь до сих пор сам работать на фрезерном станке, слишком это дело травмоопасное. Вот (Глеб показывает искалеченную руку) с моим-то опытом, получил травму в 2017 году. Вышибло сучок из заготовки и станком все пальцы перемололо. Собрали врачи все, что могли спасти. Долго пришлось лечиться, было время о многом подумать. Потихоньку вернулся к любимому делу. Так приятно что-то сделать своими руками и подарить. В разных краях есть мои подарки. А в голове новые идеи, новые задумки. Хочется попробовать и то и это, еще усовершенствовать.

Оказалось, что наш мастер любитель адреналина. Отдыхает, уезжая на озеро, гоняет на гидроцикле брата. «Выгоняет дурь, — смеется собеседник, — племянница тоже, как и я, любит погонять. Обожаю скорость. Потом возвращаемся домой и снова в работу».

Уходя из мастерской Олега Шпагина, пожалели, что не ведет он свой блог в Интернете, не хватает, говорит, времени, чтобы другие могли посмотреть и восхититься, поверьте, есть чем.

Наталья МОРОЗОВА. Фото Дмитрия ПРОСКУРИНА.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

0

  •  
    42
    Поделились
  •  
  •  
  •  
  •  
  • 42
  •  
  •  
  •  
  •  

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here