Посвящаю любимой и дорогой сестре Татьяне

Улица детства. Не у каждого в семейном архиве есть такое фото, мне с этим повезло. Конечно же, наша улица менялась с годами, менялись соседи, и только дорога оставалась всё той же дорогой,  по которой мы в детстве катались на старом велике, бегали в школу, на танцы, в кино.

Когда-то в нашем переулке было всего 4 двора. В начале его жили Слободчуковы и Петрищевы, в конце переулка Скурыдины, и справа стоял наш дом с большим тополем. Построен он был еще моим прадедом Евстафием Гилёвым в 1930 году. Тогда его раскулачили, забрали для бедноты большой дом, всё нажитое имущество продали с публичных торгов, а ему с сыновьями разрешили построить в этом переулке маленький домик.

Улица детства, начало массового строительства в с. Гонохово, 80-е годы

Наш старый дом, где прошло моё детство, я хорошо помню. Высокий тополь у окна, широкое крыльцо, длинная темная кладовая, заставленная мешками с зерном и домашней утварью, три небольших окошка в горнице и два на кухне. В углу бабушкины иконы. Основное пространство избы занимала русская печь. Разогретая печь служила постелью для бабушки, здесь же часто играли и мы с сестрой. На лавке, что рядом с печью, бабушка готовила еду, сюда же складывала вынутый из печи хлеб. Вкус еды, приготовленной в печи, был особенным. Бабушка часто делала омлеты, каши, ароматное тельное, топленое молоко с пенкой в глиняном горшке, пекла блины и сытные пироги. Зимой в печи она парила тыкву, калину и варила домашнее пиво.

За печкой зимой хорошо было прятаться. Попутно можно было найти много интересного, например, то, что давным-давно и безнадежно потерялось. К дому был пристроен сарай, крытый соломой. Рядом находился курятник. Мы с сестрой в него никогда не заходили. Все петухи у нас были задиристые и больно клевались.

Часто вспоминается из детства наш сад-огород, так мы его называли. Там рядами тянулись яблони, кусты малины, смородины, и в углу сада рос колючий куст крыжовника. Ягода на нем была янтарная, крупная. Она сладостью лопалась во рту и была горячей от солнца. Весной всё это цвело, божественно пахло, пело и жужжало. Зимой кусты в нашем саду-огороде так заносило снегом, что можно было кататься с сугробов на лыжах или, по пояс утопая в снегу, прокладывать новые дорожки.

Сибирских морозов мы в детстве не боялись, гуляли в любую погоду, а когда приходили домой, то толстые штаны с начёсом снимали сразу с валенками, на которые их натягивали. Рукавицы на резинке, штаны и валенки были покрыты морозной коркой от непрерывного валяния и прыгания с крыш в сугробы. “Стойте!”, – кричала мама и выставляла нас с сестрой за дверь обметаться веником. Сугробы в детстве доходили почти до крыши сарая,  прыгать с них вниз было нестрашно даже нам, девчонкам. Морозный воздух бодрил, снег налипал на ресницы, забивался за воротник, но выныривать из сугроба просто не хотелось. Зимой весь двор был в нашем распоряжении, даже стог сена становился объектом наших игр. Мы скатывались с него вместе с мощным снежным покровом. Зимы без снега мы себе не мыслили, это обедняло бы наше детство, крало бы множество связанных со снегом приключений. А зимними вечерами мы любили смотреть на уютно светящиеся окна домов, на поднимающиеся из труб к небу столбы дыма. Всё это казалось нам продолжением ночного звёздного неба, нашей собственной зимней вселенной, нашим маленьким приключением. И так далеко еще было до взрослой жизни, до осознания того, что детство рано или поздно заканчивается…

А потом родители построили новый дом. А еще через пять лет в Гонохово началось массовое строительство. Старый дом наш снесли, вырубили тополя, все кусты и яблони. На его месте построили новый 2-квартирный дом, заселились жильцы. Наш старенький дом с садом-огородом остался лишь воспоминанием.

Мыслями я часто возвращаюсь в деревню моего детства, где бескрайнее синее небо над головой, любимые подснежники на пригорке у соснового бора,  красивые закаты над озером и до боли знакомые переулки.

С тех пор прошло без малого 40 лет, но вкус того крыжовника и бабушкиных пирогов, запах свежеиспеченного хлеба и русской печи навсегда остались в моей памяти. Каждый год я жду сезона крыжовника в надежде найти по вкусу тот самый…

Галина БУТОРОВА. Фото из семейного архива.

Читайте также о других участниках конкурса: Семья Богдановых, Семья Шкуриных, Семья Коняевых, Семья Мязиных.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here