На днях 90-летний юбилей отпраздновал ветеран Великой Отечественной войны Алексей Иванович Самарский

«ОДНИ ВОЮЮТ, ДРУГИЕ ЗЕРНО УБИРАЮТ»

Первая наша встреча с дядей Лешей (так зовут его близкие) состоялась еще прошлым летом. Нас познакомила соцработник Ирина Кузнецова, ухаживающая за ветераном. Еще тогда мы с ним договорились встретиться в канун праздника Победы. «Оторвавшись» от спортивного канала «Матч», дядя Леша радушно встретил гостей, рассказал, как отметил юбилей, какие подарки ему подарили. А затем вместе с нами погрузился в воспоминания.

До сих пор он помнит свой дом, в котором проходило детство. В семье Самарских было четверо детей. Жили они на углу улиц Обской и Тобольской. Учился в пятой школе. Всего шесть классов закончил, как началась война. Отца забрали на фронт, школу пришлось бросить, пойти работать на мясокомбинат. Не раз их возили на уборку урожая. «Там люди воюют, а мы зерно убираем»,—вспоминает ветеран. Повестка в военкомат пришла в ноябре 1944-го. В то время Алексей и его сверстники с сентября были на уборке урожая. Семнадцатилетних мальчишек, которым рано пришлось повзрослеть, собрали в военкомате, погрузили вещи на подводы, а их отправили пешком в Барнаул, для дальнейшей отправки в войска.

—Добирались два дня. А мороз ниже 20 градусов был. Поместили нас в клуб РВЗ, убрали все скамейки, оставили ночевать,—вспоминает он.—Утром офицер расспросил, кто какое оружие изучал, каким владеет. Так и распределили—кого в минометчики, кого в пулеметчики, в артиллеристы. Распределили по ротам, посадили в «телячий» вагон, в котором топилась маленькая печурка и отправили в Новосибирск. Сутки катались в этом вагоне, пока не был сформирован эшелон.

БЕЗ ЕДИНОГО ВЫСТРЕЛА

ВОВ

Воинская служба рядового Самарского началась на станции Пограничная, где их окончательно сформировали. На место дислокации добрались поздно ночью, пешком. Утром выдали всем лопаты, чтобы выкопать траншеи, там же разбили лагерь. Так дни летели за днями, пока однажды не пришел майор и объявил: «Победа! Германия капитулировала!». Конечно, счастью солдат, которым так и не пришлось применить оружие, не было предела. Крики «Ура!» раздавались гулким эхом, разнося эту весть! Но служба продолжалась. Солдаты так и жили в палаточном лагере. Кто-то соорудил себе землянку. Полевая кухня отпускала по весу хлеб. У солдат был один котелок на двоих. Так продолжалось вплоть до августа 45-го. Уже из Красноярска их направили на Дальний Восток. Алексей попал в пулеметчики при штабе дивизии. Ему достался станковый крупнокалиберный пулемет ДШК.

«СОЛДАТ—ОХРАННИК»

3 августа командир объявил, что завтра они будут вступать в бой с японскими захватчиками. В машины погрузили ДШК: один пулемет был установлен на машину, чтобы стрелять по воздушным целям, другой просто погрузили в кузов. И таких машин было 12. Всех распределили по-взводно, по-ротно и эшелонами отправили на Восток. Высадились на границе с Китаем, прошли Мулин, расположились в Нинане. Заняли пустующие помещения для расположения. Алексею Самарскому, как и другим пулеметчикам, приходилось день и ночь нести караульную службу. Они буквально ночевали в машинах с пулеметами. Сменяя друг друга, охраняли машины, штаб и знамя дивизии. Так прошел еще один месяц службы—уже на фронте.

Однажды, заступая в очередной раз в караул, Алексей увидел в небе ракеты. «Что это?», — спросил старшину, и в ответ услышал: «Война закончилась!». Вот тогда впервые расчет Алексея Самарского дал залп в честь Дня Победы над Японией.

СЛУЖБА ПРОДОЛЖАЕТСЯ…

Сразу после войны Алексея Самарского зачислили в школу младших командиров. Из каждой роты, батальона отобрали самых смышленых и отправили в село Гродеково. Три месяца шло обучение. Здесь он получил звание младшего сержанта, попал в артиллеристы. На вооружении в то время стояла 76-мм пушка, которая передвигалась на конной тяге.  Внезапно среди лошадей начался мор. Ветврачи говорили, что их необходимо уничтожить, трупы сжечь, останки закопать. Выполняя эту печальную миссию, Алексей вспоминал, как приходилось там, еще в Нинане, хоронить погибших солдат в братских могилах. Холмы маскировали так, чтобы после войны на этом месте поставить памятники. Уже к концу обучения пришли новые пушки — «восьмидесятки» с машинами.

ВОВ

Успешно закончив обучение, Алексей продолжил службу в Углегорске. Служивым выдали топоры да пилы и стали они с тех пор «раббатами». Алексей отслужил в рабочем батальоне на Сахалине пять лет. Демобилизовался лишь в 1951 году. В общей сложности в армии он прослужил семь лет, из которых всего месяц воевал, не сделав ни одного выстрела. Приходилось и урожай собирать, и лес валить, сплавлять бревна по реке, ремонтировать швейное оборудование и «починять» форму солдат. Доводилось даже знамя дивизии охранять.

«ЗА ГЕРОИЗМ…»

Всего у дяди Леши двенадцать наград. Среди них и Орден Отечественной войны, медали за Победу над Германией и Японией, медаль «Жукова» и другие. Но, вот как «звездочку»—Орден Красной Звезды—получил, помнит по сей день. Война уже давно была позади, а вот без карабинов солдаты никогда не выходили. Японцы еще долго делали вылазки, проводили диверсии. От рук японцев погиб солдатик, заступивший только что в караул. Самураи умело метали ножи, поэтому никто и не услышал, как погиб караульный. Его обнаружили только наутро, когда пришли сменить. Так же и майор погиб, направлявшийся в штаб дивизии. Его тело рухнуло на землю, пронзенное вражеским ножом. Японцы устраивали диверсии везде, где это было возможно. Срывали сплав леса,  взрывали мосты и т. д. Поэтому-то и ходили солдаты с оглядкой, держа наготове личное оружие.

ветеран ВОВ Алексей Самарский

Однажды Алексей с другом решили искупаться в речке Уссурийке. Друг разделся, окунулся в воду, а Алексей остался на берегу караулить. Вдруг его товарищ выскочил из воды, схватил карабин и стал прицеливаться, наводя мушку на мост. Как оказалось, к мосту был привязан японец-смертник, обвешанный взрывчаткой. Его привязали веревками, видимо, чтобы не сбежал. Оставалось лишь поджечь запал, когда по мосту пойдут наши танки. Одним выстрелом товарищ обезвредил смертника. На шум прибежали люди, перерезали веревки, и тело японца рухнуло вниз. Колонна танков благополучно переправилась через мост. А товарищей посадили в «Виллис» и доставили в штаб. Друзья рассказали о том, как обезвредили террориста, за что и были оба представлены к награде.

«ЕЩЕ ПОЖИВУ…»

После службы в армии Алексей Иванович перебрался в Дресвянку. Там он и нашел свою вторую половинку — Зою Андреевну, с которой прожили вместе 66 лет. Два года назад ему пришлось похоронить любимую супругу. Вместе они вырастили троих детей. Сейчас у дяди Леши пятеро внуков и один правнук. Алексей Самарский трудился пять лет в связи, отработал 20 лет в колхозе на машинной дойке, долгое время был сторожем—зимой, завхозом—летом в пионерском лагере.

Разменяв девятый десяток, он еще крепок умом и в хорошей форме. Кроме просмотра спортивных передач, увлекается разгадыванием сканвордов, читает газеты, ухаживает за своими кошечками. На прощание дядя Леша так крепко пожал нам руки, что не осталось сомнений, что еще «есть порох в пороховницах».

—Мне еще как минимум два года прожить надо,—говорит дядя Леша.—Отец мой всю войну прошел. А после Победы был комендантом в Кенигсберге. Вернулся  домой и прожил до 92 лет. Так что поживем еще…

Прощаясь, мы пожелали ему крепкого здоровья, и прожить еще не два года, а как можно дольше.

Лада РУДЫХ. Фото Дмитрия ПРОСКУРИНА.

1 КОММЕНТАРИЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your name here

одиннадцать + тринадцать =

Please enter your comment!