НИЖНЯЯ И ВЕРХНЯЯ МЕДВЕДКИ

Из руководителей старожилы помнят Агеева Ивана, 15 лет возглав­лявшего колхоз, и Кудряева (имя и отчество история не сохранила).

Многие жители из Медведки в настоящее время проживают в селе Луговом. Встречи с ними всегда трогательны, а воспоминани­ям нет конца. Память сохранила их великое множество, знай слу­шай. Помимо воспоминаний о доброй жизни и благополучии, кото­рые уже не надеются возвратить, рассказывают и трагические эпи­зоды, потрясшие всех жителей. Например, мать Вани Рыжова пасла овец, а дети в деревенском пруду купались, Ваня вдруг исчез под водой. Нашли его уже мертвым. Витя Костенко и Саша Салин реши­ли из ружья убить кошку. Витя сказал, чтобы Саша держал кошку, а он будет стрелять, но промахнулся и попал в друга. Старожилы обя­зательно вспомнят фамилию Кочан, который повесился в одном из колков возле деревни. Его здесь же и захоронили, даже креста на могиле не поставили, но маленький бугорок до сих пор сохранился. Рядом с поселком, в лесочке, своей общиной жили несколько семей богомолов. Прозвали их божанами за веру в Бога. Между жителями деревни и верующими никаких распрей не было, но органы власти постоянно преследовали их, запрещали собираться на моления, пу­гая арестом. Но это мало действовало на богомолов.

Ранее деревни относились к Тюменцевскому району. Но в кон­це 50-х годов (июнь 1959 г.) по совершенно непонятным сообра­жениям они были присоединены к Каменскому району и отданы Плотниковскому совхозу, до центральной усадьбы которого от Мед­ведки было чуть ближе, чем до райцентра Тюменцево. Деревни оказались совершенно ненужной добавкой к огромной территории Плотниковского совхоза. Довесок же был солидный: 4909 га зем­ли, более 500 голов КРС, 1800 овец, 8 тракторов да 280 жителей.

Сразу из двух деревень образуется одно Медведское отделение, довольно крупное по объему производства. Еще до присоединения к Плотниковскому совхозу деревни значительно уменьшились. Чтобы как-то помочь хозяйству, здесь создается опорная база для СПТУ-19, строятся общежитие, столовая, гараж с мастерской. Интересы учи­лища при этом совершенно не учитывались. По чьему-то волевому решению пришлось мотаться курсантам на край света. Сильное уда­ление от города и центральной усадьбы создавали не только боль­шие неудобства для жителей поселков, но и возникали сложности с управлением, и люди начали уезжать. А тут подоспела кампания ликвидации неперспективных сел, и среди них оказались Медведки. Так одними из первых они перестали существовать.

Чтобы полностью стереть с лица земли память о прошлом, здесь бульдозером разворошили остатки жилья, столкнули в кучу куски от монолитных бетонных фундаментов. В настоящее время сохра­нились только стены кирпичного здания базы СПТУ. Стоят они мрачные, как памятник бесхозяйственности, на фоне голубого неба. Живет, как прежде, только пруд, искусное создание рук человечес­ких. Говорят, что в поселках было много колодцев с журавлями и живой водицей, но от них ничего не осталось. На кладбище сохра­нилось только четыре могилки, в том числе Саши Салина. Осталь­ные — безымянные, заброшенные и навевают грусть.

А.П Суханов. с. Толстовское.

Самыми последними покинула родной очаг семья Утловых. Заслуживает добрых слов известный всему району Рябов Петр Иванович, работавший управляющим Медведским отделением. Человек он был солидный, во всех отношениях порядочный и де­ловой, долго руководил Обским отделением, а когда-то работал в торговле.

ПОЛИТОТДЕЛЕЦ

В материалах Ю. С. Булыгина сведений о поселке нет, хотя он значится на карте района.

Воскресить память о поселке мне помогли Цимбулов Николай Алексеевич и Бондаренко Леонид Иванович, которые жили в этом поселке.

Образован он в 1934 году, выделившись из коммуны им. Карла Либкнехта после ее реорганизации. Каждый коммунар получил при ее расформировании свой надел со скотом, инвентарем, построй­ками. Отец Цимбулова Н. А., например, получил телку и амбар, из которого построил дом.

Поселок располагался в 5 километрах от пос. Павловского Тол­стовского сельсовета, на двух улицах по обе стороны лога «медве­жонок». В поселке имелся обширный пруд, гордость жителей. Было около 70 дворов.

Первыми поселенцами были семьи Цимбуловых, Бобылевых, Самошиных, Тюлениных, Селезневых, Сельдимировых, Болмасовых, Ермаковых.

В период коллективизации на базе поселка был образован кол­хоз «Политотделец». Он имел 3400 гектаров плодороднейших зе­мель, два трактора «Сталинец», один ЧТЗ, два колесных трактора «Фордзон» и полуторку. По тому времени это было неплохо. Возделывали гречиху, просо, озимую рожь, выращивали турнепс для ско­та. Помимо земледелия занимались животноводством. В хозяйстве было 199 голов КРС, 752 — овец, 63 — свиней, 169 — лошадей, содержали птицу. Колхоз имел мельницу, мехток с сушилкой, мас­лобойку. В поселке была пасека. Пчеловодом был Смолкин Иван Яковлевич. В селе была школа, магазин, клуб при конторе, столо­вая. Перед войной в поселке было уже 86 дворов.

Дальнейшая судьба поселка столь же трагична, как и всех ма­лых, неперспективных деревень. В 1950 году «Политотделец» влил­ся на правах бригады в колхоз им. Ленина, затем — в совхоз «Ок­тябрь». К 1960 году поселка не стало.

Совхоз «Ленинская Искра», с. Толстовское.

До 1941 года председателями колхоза были Курочкин и Крече­тов, а в первые годы войны колхоз возглавила женщина, Самоши­на. Ее сменил вернувшийся с фронта Бондаренко Иван Николае­вич, который проработал до 1949 года.

Первыми бригадирами были Андреянов и Седов, учительствовали Шерстяных Валентина Павловна и Щукина Александра Ивановна.

В поселке жила многодетная семья Цимбуловых, в которой было две дочери и шесть сынов, люди известные в Камне и поныне.

Продолжение следует.

И. МЕЙКШАН. Из соцсети «Одноклассники. Наша малая Родина с. Толстовское».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here