Андрей Бицюк, бригадир-агроном ООО "Рыбинское".

Когда-то кукуруза в нашей необъятной стране получила статус  частично признанной царицы полей. На волне политических решений она стала своеобразным трендом, её сеяли повсеместно от Кубани до Якутии — не везде успешно, само собой. Прошли годы, и эта уроженка солнечной Мексики практически исчезла с полей. По крайней мере, в зонах рискованного земледелия. ВКаменский район кукуруза вернулась несколько лет назад, но занимаются ей всего два хозяй-ства. И этого, кстати, оказалось достаточно, чтобы делать головокружительную статистику — во многом благодаря кукурузе прошлогодний урожай побил домашний рекорд полувековой давности.

Мы давно строили планы побывать на обмолоте кукурузы — ведь не хлебом же единым живут аграрные обозреватели. И нам повезло застать буквально последний комбайн в поле ООО «Рыбинское» перед окончательной точкой в уборочной кампании. На этой неделе, в очень солнечный вторник, механизаторы «добивали» последний клочок поля с кукурузой. О тонкостях работы с этой, можно сказать, экзотической культурой нам рассказал бригадир-агроном предприятия Андрей Бицюк. Но поговорили мы и о многих других вещах: о пользе зерновой интервенции, «переподнятии» целины, и практике под кодовым девизом «лучше меньше, да лучше».

ПОСЛЕДНИЕ В ПОЛЕ

— Андрей Александрович, вы, наверное, последние в поле остались. Формально уже поставлена точка в уборочной кампании, а вы ещё трудитесь. Вас так кукуруза задержала? И как в целом для вас сложился нынешний аграрный сезон?

— Всё прошло хорошо — и во время посевной, и сейчас. Погода благоволила, в полях было сухо. Но кукуруза, конечно, требует особого к себе отношения, к тому же это поздняя культура. У нас буквально на сегодня осталось около шестидесяти гектаров. К выходу этого материала в печать мы уже закончим.

— Согласен, кукуруза для наших широт — вещь нетривиальная. А технические культуры сеете, кстати?

— В этом году техническими культурами было занято 450 гектаров — это соя и горох.

— Соя тоже барышня капризная. Многие фермеры не стремятся с ней связываться, пробуют и бросают. А у вас на какой стадии эксперимент с ней?

— На такой, что соя нас как культура вполне устраивает, и мы не собираемся её убирать в обозримом будущем. За три года мы достигли определенных результатов. В этом году, например, урожайность сои составила порядка 18 центнеров с гектара.

— Для наших краев это неплохой результат. Как вы этого добились?

— Никаких супертехнологий, обычными агротехническими средствами. Нельзя же сеять только те культуры, с которыми очень просто работать. Есть же такая поговорка — без труда не вытащишь и рыбку из пруда. В этом смысле соя не намного требовательнее других.

— Хорошо, соя — это понятно. Но кукуруза — почему вы решили ей заняться? Появилась какая-то явная перспектива с ней ввиду пустой ниши на рынке?

— Да, конечно, сейчас действительно очень мало хозяйств в Каменском районе, да и по краю в целом, которые выращивают кукурузу на зерно. Буквально считанные единицы. А спрос есть.

— Это насколько рискованно и трудно?

— На самом деле нет ничего трудоемкого в процессе выращивания кукурузы. Проблема только в том, что у неё поздние сроки уборки, в связи с чем возникает риск попасть на сезон дождей. И вторая проблема — мы получаем довольно сырое зерно.  И много времени уходит на сушку, чтобы довести её до соответствия с требованиями ГОСТа. За один проход это сделать практически невозможно, потому что зерно лопается и теряет товарный вид. Приходится сушить в два этапа, постепенно снижая влажность. И так до кондиции. При этом зерно кукурузы является прекрасной кормовой культурой. Мы как раз выращиваем её для производства гранулированных кормов.

ПЛЮС ПЯТЬ ЛИТРОВ

— То есть, только для птицы? А крупный рогатый скот её не ест? Хотя, сеют же кукурузу на зеленую массу.

— Зеленая масса это одно. Один знакомый недавно ездил перенимать опыт в Ребрихинский район — там зерно кукурузы специально давят на пасту. Это, кстати, значительно облегчает работу с культурой, потому как в таком случае как раз предпочтительнее сырое зерно. Пасту закладывают в силос и кормят КРС. Говорят, что добавляет порядка пяти литров молока к надоям с одной коровы.

— И вкусно, и полезно, но она всё же исчезла с радаров в нашем районе, и надолго. Как вы думаете, почему? Это было связано в целом с «проседанием» животноводства на постсоветском пространстве?

— Возможно. Но повторюсь, это культура, которая в нашей зоне требует долгой и трудоемкой сушки. Более вероятно, что в свое время от нее отказались хозяйства из-за сугубо технических сложностей. И никто не говорит, что будет легко. Но с её хорошей урожайностью  все затраты окупаются. Мы сами производим гранулированные корма и реализуем на птицефабриках, и кукуруза уже стала их неотъемлемой частью.

— Если мне не изменяет память, в прошлом году у вас кукуруза дала порядка 60 центнеров с гектара. А как обстоят дела в этом году?

— Так же. И цена на неё держится на довольно высоком уровне. В прошлом году она составляла около 18 рублей за килограмм.

— А с семенами нет проблем?

— Разве что с их дороговизной. И с учетом того, что мы, в основном, покупаем их у заграничных партнеров. Но пока никаких проблем с приобретением семян кукурузы не возникало, и я уверен, что мы будем продолжать её сеять и в дальнейшем. В планах даже увеличить посевы.

— Как этот клин выглядит у вас в динамике?

— В этом году мы немного снизили посевы кукурузы. В прошлом сезоне сеяли 300 гектаров, в этом — 165. В следующем году снова увеличим.

— А насколько сильно кукуруза тянет минералы из почвы?

— Не более чем другие. Кстати, на этом поле весной мы посеем пшеницу — кукуруза для неё неплохая предшественница. Опять же, мы активно пользуемся удобрениями.

— К слову об удобрениях и пестицидах. В этом году же начала действовать информационная система «Сатурн» по отслеживанию агрохимии. Не наложила ли она свой отпечаток на практику использования химикатов?

— Нет, потому что нам в принципе нечего скрывать. Мы пользуемся только качественными и разрешенными препаратами. Химикаты закупаем у проверенного поставщика, тару из-под пестицидов утилизируем через специальную фирму.  У нас возникали кое-какие сложности с поставками удобрений, но они никак не связаны с «Сатурн».

— То есть, причины нервничать есть только у тех, кто привозит «левые» пестициды. А ФГИС «Зерно» не прибавила вам бумажной волокиты?

— Нет, здесь тоже всё прекрасно работает. Так, мы подписали контракт и продали этой осенью зерно в Госрезерв.

— Зерновая интервенция в деле?

— Да, и это хорошо, потому есть проблемы с реализацией пшеницы. Цена на неё упала и очень сильно — до восьми рублей за килограмм. Конечно, снижение цены на пшеницу может быть связано и с её переизбытком на рынке. У многих в этом сезоне высокий урожай. Мы получили в этом сезоне порядка  34 центнеров с гектара.

ЗЕМЛЯ НА ВЕС ЗОЛОТА

— Сколько у вас сейчас посевных площадей?

— Шесть тысяч гектаров. В целях севооборота постоянно используется около пяти тысяч, если считать вместе с озимыми, а остальное ежегодно оставляем под пары.

— Вы изрядно расширили свою ниву за последние годы. Как вам это удается в условиях дефицита земли?

— Арендуем или возделываем заброшенные поля. Иногда даже приходится корчевать мелколесье. В этом году, например, мы взяли в аренду у корниловских пайщиков более четырехсот гектаров. Фактически они уже представляли залежные земли, их много лет не возделывали. В этом году мы ввели данные поля в севооборот и весной будем на них сеять.

— Насколько это затратно — перепахать заново целину?

— Очень затратно. Нужно много сил и средств, нужна техника. Но на сегодня действительно есть дефицит земли, поэтому приходится работать с тем, что мы имеем. Можно сказать, что в аграрном деле земли много не бывает. Но с другой стороны, наше хозяйство сейчас выбрало другое направление — повышения урожайности и качества. На одном участке можно собрать в два раза больше зерна за счет аграрных технологий: качественный сев, уход за посевами, постоянный мониторинг каждой культуры весь вегетационный период, борьба с болезнями, вредителями, сорняками. Работа в поле должна вестись круглый год, а не только от посевной до уборки: нужна зяблевая обработка, накопление влаги и весной и осенью.

— Я вижу, у вас в поле трудятся белорусские «Палессе». Надо полагать, вы не попали под раздачу санкций, с техникой проблем нет? Для кукурузы, кстати, нужны особые жатки?

— Да, комбайны у нас белорусские, сложности с запчастями пока не предвидятся. Технически  для кукурузы нужно особое оснащение, но у нас на этих комбайнах сейчас стоят жатки для подсолнечника. Справляемся, конечно, но комбайн испытывает огромную нагрузку. Необходимое оснащение упирается в вопрос цены, но в обозримом будущем мы планируем приобрести необходимое для работы с кукурузой. Это ускорит в разы процесс уборки и снизит нагрузку на технику. Сейчас комбайн молотит, пропуская через себя весь продукт, а специальная жатка собирает только початки.

— Спасибо за интервью и познавательную экскурсию! Желаем успешно завершить уборку и снова порадовать статистику высокими результатами.

Максим ПАНКОВ. Фото автора.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

1 КОММЕНТАРИЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here