Алексей Гарбуза, коренной житель Дресвянки, называет себя "невыездным", потому что не хочет никуда уезжать.

Бурая лента просёлочной дороги режет надвое поля с разнотравьем, оттеняемые эпизодическими колками и редкими порослями облепихи — сказывается близость реки. До нее и правда близко, чуть влево и вниз с высокого рыжего яра. Так выглядит дорога в Дресвянку — одно из самых интересных и привлекательных местечек в Каменском районе. Неспроста это изломанное глинистыми откосами побережье давным-давно было облюбовано под детский летний лагерь.

Поясняю мизансцену: в данный момент мы с главой Столбовского сельсовета Светланой Килиной едем в село Дресвянка. Над нами — разверзшиеся хляби небесные, под колесами «Нивы» — мокрая щебёнка, а мы едем разгадывать дресвянскую головоломку. Почему в опустевшее в 90-х село возвращаются жители, уехавшие ещё в молодости? И почему прибывают новые — из Новосибирска и других городов? Можно ли здешние места превратить в жемчужину локального туризма?

ЖЕМЧУЖИНА В ПЫЛИ

Дресвянка — и вправду очень интересное место. Это село второе по величине и численности населения в Столбовском сельском совете, дома здесь широко разбросаны по холмам и низинам — словно боги бросили зерно по ветру, и из него проросли обители человеческие.

Светлана, вызвавшаяся сопровождать творческие силы редакции в эту поездку, лихо правит «Нивой» по бездорожью. Ей знакома каждая пядь местной транспортной сети — глава предпочитает узнавать о всех проблемах лично: визуально и на ощупь. Она объяснила специфику расположения жилищных единиц более прозаически: так получилось в силу ландшафта, изобилующего холмами, низинами, оврагами, урочищами и водоёмами.

— Ну и ты же понимаешь, что раньше улицы были заселены гораздо плотнее, — рассказывает Светлана, аккуратно объезжая круглую лужу. — А потом люди уезжали и просто бросали дома.

Сначала из домов уходят жильцы. Потом в одном из окон появляется первая чёрная дыра — какой-нибудь сельский хулиган рано или поздно пустит в него камень. А потом эта дыра втягивает в себя всю остальную материю. Так исчезают дома, так предаются забвению целые населенные пункты. Пустынные ветра задули и здесь, в этом утопающем в зелени селе, четверть столетия тому назад — когда рухнули последние колхозы, а светлое будущее навсегда застряло в темном прошлом. Но этот процесс оказался обратим, всё-таки, свет может вырваться из черной дыры.

— Я хотела тебе рассказать, чем красива Дресвянка, по дороге, но вот мы доехали, и лучше просто посмотри в окно, — так начала экскурсию Светлана Килина. — И поймешь, почему в последние годы сюда всё чаще приезжают отдыхающие. И не просто приезжают, они присматриваются к местной недвижимости, покупают дома. Кто-то как летние резиденции. А кто-то переезжает навсегда.

Село наполняется жителями гораздо медленнее, чем оно пустело в 90-е и «нулевые», но оно всё же возрождается. Среди факторов, делающих Дресвянку привлекательной для мини-туризма, глава сельсовета отмечает её относительную близость к Камню-на-Оби. По насыпной дороге километров девять до трассы, и ещё шесть до причала парома. Конечно, как и прочие села правобережья, в межсезонье оно становится обитаемым островом, но в целом изолированным от метрополии его назвать трудно.

— При том, что сейчас здесь не ходит автобус, — уточняет Светлана. —  Было бы неплохо иметь здесь общественный транспорт, но это нерентабельно. Мы пытались поставить на маршрут микроавтобус в Столбово, но он был практически невостребованным. Если ещё утром ГАЗель собирала пассажиров в сторону Камня, то обратно шла пустой. От Островной люди садились в такси или просто на попутку — в селе с этим проще, чем в городе.

Кстати, с дорогами здесь дела обстоят не так уж и катастрофично. Опять же, всё по милости природы: почва песчаная, а это естественный дренаж. Мы поехали в наше импровизированное турне на третий день затяжных ливней, и ни разу не втюхались в грязь.

— А помнишь, как катер сюда ходил от Камня? — внезапно воскликнула Светлана.

— Шутишь! Когда я маленький был, мы на карманные деньги брали билеты до Дресвянки и обратно. Просто так катались.

— Да, жаль МО-55…

В принципе, всё в этом месте говорит о перспективах малого локального туризма — которого пруд пруди выше по течению Оби. Пассажирское судоходство — одно из возможностей для этого. Острова, излучины, протоки, высокие яры — всё это чертовски красиво. По мнению главы сельсовета, кто-то решительный и в хорошем смысле амбициозный мог бы найти золотую жилу. Но для этого нужно бросить привычные для села дела и заняться чем-то новым, а это риски, это неизвестность — выход из зоны комфорта, как нынче модно говорить. Пришлись бы ко двору инвестиции. Но это тоже отказ от чего-то привычного в пользу чего-то нового. А пока… В этом сезоне вновь не открылся лагерь «Солнечный берег» — такова данность пандемии.

ТИХАЯ ГАВАНЬ

Но возвращаемся к загадке набирающей обороты деурбанизации — почему в село возвращаются люди? Хотя бы конкретно в Дресвянку.

— Многим здесь нравится рыбалка и просто красивые места на реке, — говорит Светлана. — У нас здесь смешанный бор — тут есть все грибы, которые только растут в нашем регионе. В общем, леса богатые, и это тоже фактор, который привлекает приезжих.

Татьяна Масликова, заведующая Дресвянской начальной школой, представитель большой педагогической династии.

Действительно, кому иногда не хочется отдохнуть от суеты, кому не хочется тишины, прогулки по лесу, пикника на берегу реки? Любой человек в какой-то момент хочет вырваться из каменных джунглей и побыть ближе к природе. А это можно сделать только в сельской местности.

— Недавно разговаривала с человеком здесь, в Дресвянке, он недавно переехал из Камня, — рассказывает глава сельсовета. — Разводит овец в личном подсобном хозяйстве — больше, мне кажется, для души, чем для прибыли. У него даже ослица есть — местная достопримечательность. Отстроил дом красивый. Я спрашиваю: «Почему решил сюда приехать?» Он ответил: «Хочу тишины». Заметь, Камень — далеко не мегаполис.

Есть ещё один показательный случай: человек недавно приехал в Дресвянку на ПМЖ из Новосибирска, мы должны были его навестить, но вмешались обстоятельства. Довольствуемся кратким изложением нашего гида:

— Случай и правда интересный. Он приехал, приобрел участок, взял хороший лес под строительство дома. Возвел теплицы, и вообще подворье обустроил аккуратно и красиво. Вот уже пять или шесть лет он здесь живет и не хочет возвращаться. И это не уникальная история, люди приезжают и хотят остаться.

Сергей татауров построил дом, посадил дерево и вырастил детей… на Севере. И на пенсии вернулся в родную Дресвянку. На фото справа Светлана Килина.

Есть ещё один интересный момент — как минимум три семьи вернулись в Дресвянку после длительного отсутствия. Зов отчего дома, конечно, очень силен, но люди возвращаются только туда, где есть нечто, ради чего стоит вернуться. Одной только ностальгией человек сыт не будет.

Кстати, Дресвянка и другие села Столбовского сельсовета — не уникальны как пример обратного притока горожан. В прошлом году мы публиковали материал о том, как «северяне» заселяют поселок Ветреннотелеутский. Одно только это доказывает, что почва для малого туризма в Каменском районе есть — раз уж он привлекателен для постоянного проживания.

СТОЛПЫ ЗЕМЛИ

Довольно часто приходится бывать в селах района, и со временем сформировалась устойчивая мысль — принцип «моя хата с краю» здесь никогда не приживется. Русские сёла — островки выжившей демократии, той самой, которую тысячу лет назад привёз нам Рюрик. Потому что все дела в деревне решаются сообща. Потому что русская соборность начинается в селе (и здесь же заканчивается). Здесь человек важнее устава.

— Сейчас мы едем к Алексею Гарбузе. Знакомая фамилия?

Получив утвердительный ответ, Светлана продолжила:

— Эта династия у многих на слуху. Это истинные, если можно так выразиться, селяне. В семье первого поколения было девятнадцать детей, многие из них по-прежнему живут здесь или в соседних селах. Кстати! Мы как раз проезжаем мимо их старого дома.

Это внушительное деревянное строение, где ныне расположен действующий ФАП. В мае он утопает в сирени. По словам главы района, Алексей Григорьевич вкладывает личные силы и средства, чтобы поддерживать его в порядке, недавно, например, покрасил.

— Как-то однажды семья объявила сбор, и приехали все дети, внуки и правнуки, — продолжает рассказ глава сельсовета. — Их о-о-о-чень много. Если говорить о представителях династии, с которыми я лично знакома, то все они люди хозяйственные, трудолюбивые, «рукастые». Ты сейчас увидишь подворье Алексея — это просто ЛПХ, но он превратил старое разбитое хозяйство в чистый уютный скотный двор. Главное, на него всегда можно положиться. Всё-таки, Дресвянка в достаточном отдалении от Столбово. Прекрасно, что здесь есть деятельные люди, на которых можно положиться, и Алексей Григорьевич — один из них. Также большую помощь и поддержку мне оказывает депутат сельского Совета Ольга Тропина. В общем, это люди, воспитанные в те времена, когда слова «совесть» и «ответственность»  значили многое. Они же могут как-то сплотить односельчан, и взять при этом инициативу в свои руки.

К слову об инициативах. По словам главы сельсовета, в этом году местные жители присматриваются к программе поддержки местных инициатив. Жителям предстоит решить, что для них на текущий момент важнее. Рассматриваются два варианта: ремонт дороги и строительство детской спортивной площадки.

— Данная программа — отличная вещь, — говорит Светлана Килина. — Во-первых, привлекаются средства, которых никогда не будет ни в нашем, ни в районном бюджете. Во-вторых, сами люди реально решают, что им необходимо для комфортной жизни. Ни я как глава сельсовета, ни уж тем более районная администрация не знает так чаяния селян, как сами селяне.

Тем временем мы добрались до личного подсобного хозяйства Алексея Гарбузы, где он нас встретил. Двор, где содержится без малого сорок дойных коров, выглядит, как хрестоматийная картинка из пособия по сельскому хозяйству. Если в двух словах, то чистота и порядок. Сам хозяин, будучи немногословным, назвал себя стопроцентным сельским жителем:

— За всю жизнь я бывал три раза в Барнауле и два — в Новосибирске, и не горю желанием туда ехать. Дресвянский я. А вот детей никак не уговоришь здесь остаться.

СПАСТИ ШКОЛУ

— По большей части в селе Дресвянка сохранилась инфраструктура, — рассказывает глава сельсовета. — Здесь есть школа, хоть она и сократилась до филиала Столбовской СОШ. Тут теперь учатся только младшие классы. В селе работает фельдшерско-акушерский пункт. К сожалению, давно разрушен клуб, а когда-то он был известен на всю округу. Мы девчонками ходили в него пешком из Столбово.

Долгое время полуразрушенный клуб в Дресвянке был серьёзной головной болью для администрации сельсовета. От него оставалось три стены, а налог приходилось платить как за все четыре и крышу в придачу. Финкомитет района обозлился за лишние траты и направил предписание — остатки здания ликвидировать. Помощь внезапно пришла со стороны Каменского ЛДК: предприятие предложило в помощь кар, который разломал стены на мелкие фракции. Теперь местные жители пользуются б/у кирпичом, а оставшийся хлам потом вывезут.

Местные жители при этом переживают, как бы не постигла подобная участь местную школу. И дело не только (и не столько) в надобности помещения как такового. А в том, что само здание памятно для людей.

Мы побывали в дресвянской школе, точнее, филиале. Это интересное строение, образчик деревянного зодчества начала XX века. Изначально здесь была церковь  — её выдает крестообразный остов, после революции здание переоборудовали под образовательное учреждение.

— Необходимо сделать ремонт крыши, — говорит заведующая филиалом Татьяна Масликова, встретившая нас на крыльце школы. — Мы своими силами поддерживаем кровлю в надлежащем состоянии, но шифер уже очень старый и в любой момент может обвалиться. В финансовом плане у нас основная надежда возлагается на родителей — совместно мы собираем средства на элементарный косметический ремонт.

В филиале в прошедшем учебном году обучалось пятнадцать человек. Кто-то скажет — немного, но ценность школы в другом. Её коридоры помнят шаги людей, которых уже нет.

— Представляете, сколько людей здесь выучилось за прошедшие годы, — размышляет Татьяна Юрьевна. — Когда кто-то из бывших жителей села приезжает сюда, они обязательно приходят в школу, вспоминают годы ученичества, своих одноклассников, учителей.

Кстати, Татьяна Масликова — из большой педагогической династии. Её мама Галина Павловна Осинцева всю свою профессиональную карьеру посвятила родной дресвянской школе — отучившись в педагогическом институте, она вернулась  в альма-матер простым педагогом. Последние пятнадцать лет, перед уходом на заслуженный отдых, она была директором. Три её дочери — Ирина, Татьяна и Светлана — пошли по стопам матери. Дети всех трех сестер — педагоги, кроме младшей дочери младшей из сестёр — она только заканчивает школу.

СЕРДЦЕ ПРОСИТСЯ ДОМОЙ

Сергей Татауров больше тридцати лет назад уехал из Дресвянки на Север в поисках лучшей доли. В 90-х началась повсеместная разруха, особенно жестко она прошлась по деревням и сёлам. Как во времена английского Огораживания, бесчисленное множество людей сельскохозяйственного труда буквально оказалось на большой дороге — без работы и перспектив. Только в нашем случае не овцы ели людей, а, наоборот, губило их отсутствие.

Сергей радушно встретил нас на пороге своего недавно построенного дома, но от предложения зайти в гости мы отказались и пригласили хозяина прогуляться по родным для него местам.

— Колхоз тогда развалился, а детей надо было поднимать, — рассуждает о причинах своего отъезда на чужбину наш собеседник. — Вспоминаю ребят, которые тут остались в 90-е… Многие ведь уже в земле. Не выдержали тогдашней разрухи. Кто был пошустрее, уехал.

В родном колхозе Сергей работал водителем, переехав, он также крутил баранку автомобиля, работая на инфраструктуру северных регионов — там было движение, там была жизнь. Но вот пенсия, за ней пришло осознание, что программа-минимум выполнена: дом построен, деревья посажены, дети уверенно вошли во взрослую жизнь. И сердце заныло по дому.

— Приехал сюда в 2018 году, — говорит Сергей. —  Похоронил маму и решил остаться. Дом купил. Я не сказал бы, что на Севере меня что-то тяготило — там прекрасно все, поселок хороший, места живописные в тайге… Но не моё, понимаете? Мне многие говорят, мол, что в городе квартиру не купил? А не поеду я в город, мне тишина нужна. Речка, на которой я вырос, берег, где мы с пацанами от зари до зари пропадали. Мы сейчас мимо развалин проехали, а я ведь помню, там детский дом был когда-то. Мы с ними часто мяч гоняли. Дома хорошо, только жаль, что многое успело разрушиться.

Тем не менее, люди в деревню возвращаются. Причем, не только те, кто в силу обретенной мудрости начал ценить покой, но и молодежь. По словам главы сельсовета, в Дресвянке есть семья, где ожидают четвертого ребенка. Значит, есть в селе перспективы — пока, может, не очень явные, но привлекательные.

Максим ПАНКОВ. Фото автора.

0

 

  •  
    58
    Поделились
  • 11
  •  
  •  
  • 1
  • 46
  •  
  •  
  •  
  •  

2 КОММЕНТАРИИ

  1. Спасибо за статью. Детство вспомнилось, свой край родной- мало сейчас мест таких: тишина и покой, неописуемая красота…

    0
  2. Очень хорошая статья, знакомые люди, это моя родина

    0

Comments are closed.