Надежда Лосева в январе прошлого года отметила свой 85-й год рождения. Она самый старший житель маленькой деревни Духовая. К ней мы и заглянули на огонек, чтобы послушать о житье-бытье.

Войти в небольшой домик не просто,  надо пониже наклониться, чтобы вписаться в дверной проем. Миниатюрной  невысокой хозяйке, которой никак не дашь такой солидный возраст, это не грозит.

Вначале хозяюшка показывает вязаные изделия, приготовленные по нашей просьбе.

— Я вяжу очень много, — поясняет Надежда Алексеевна, — Просто дарю вещи и все, никогда ни за одну не взяла даже рубля. Вяжу мужские кофты с горловины без единого шва. Таких тоже немало надарила. Вяжу палантин племяннице, которую воспитывала практически с рождения. Ее растила как родную дочку. А внучкам связала по косынке. Вот тороплюсь, чтобы успеть к их приезду.

Родилась здесь, в деревне Духовая, 30 января 1935 года, мама — МиладораЛупоновна, отец-Алексей Алексеевич. Родители разошлись, когда я была совсем маленькая, тут сыграла роль его мать. Но отец не бросил меня. Я часто у них гостила.

Когда началась Великая Отечественная война, папу призвали в армию. Он в то время жил уже в другой семье в Камне. Но когда пришла повестка, вместе с женой они приехали к нам на лошадях, ночевали. Папа спал со мной, видно хотел попрощаться.  Мы провожали их на гору. А потом пришла похоронка, папа погиб на войне. Многие тогда не вернулись. Если даже взять из нашей родни:  маминого брата убили, мужа маминой сестры и трех ее сыновей убили. По папиной линии воевали еще его братья Василий и Геннадий. Оба вернулись раненые.

Отец, уходя на фронт, наказал своему старшему брату Ивану, чтобы меня не забывали. И они во время войны и после приезжали в гости, а на каникулы в Камень забирали.

В Духовой, школа была четырехлетка. После ее окончания Надя в 12 лет пошла  работать в колхоз имени Сталина. Взяли ее учетчиком.  Потом, когда исполнилось лет 14, посадили прицепщиком на трактор.  Работа нелегкая.  Когда плуг или борона забьется, очищать их от стерни. Смена была по 12 часов. А возвратившись на стан, надо было не просто очистить, но и смазать все агрегаты, чтобы передать сменщику. Неделю работала в день, а неделю в ночь. Отмечали трудодни палочками, особенно в войну за них ничего почти не давали.

— Но мы не обижались, — вспоминает Надежда Алексеевна, — понимали, что страну надо было поднимать. Садили огороды и с этого кормились. Корову держали, очень выручало молоко. Потом стали давать пшеницу. В год получалось до полутора — двух тысяч трудодней, еще мама и брат работали. Хорошо стали жить. Из первых покупок, помню, как приобрели велосипед. Могли себе позволить.

Вышла замуж Надежда за местного парня. Ему было 17, ей 20. Родился  ребенок, но заболел и умер. После этого не заладилось что-то в семье, и молодая женщина уехала по приглашению брата в Алма-Ату.  Так как образования не было, пришлось устроиться на железобетонный завод разнорабочей. Потом выучилась на арматурщицу. Мечтала девушка учиться дальше и поступила в вечернюю школу. После войны детишки стали рождаться и не хватало очень воспитателей в расширяющихся детских садах. Надя сначала пошла учиться на медсестру, но после пары практических занятий поняла, что это не ее, и перевелась на дошкольное отделение. Получив образование, устроилась в детский сад, который был при заводе. Работала воспитателем и училась в университете. Получила высшее образование и сразу же была назначена заведующей детским садом. В это время приехала в гости из Анадыря сестра. У нее уже к тому времени родилась вторая дочь. Попросила, чтобы  Надежда забрала ее, так как не смогла дочку устроить в ясли.

— Я в отпуске поехала туда, — поясняет Надежда Алексеевна, — да так и осталась в Анадыре. Вышла замуж за Александра Лосева. Он работал на вездеходе, подвозил оленеводам продукты, одежду и т. д. Через какое-то время переехали в с. Канчалан в совхоз-миллионер. И с 1975 по 1994 год я проработала там заведующей детсадом. Причем, так как много родителей были оленеводами и кочевали по тундре, дети жили в детском саду с трех месяцев и до поступления в школу. Затем их переводили в школьный интернат. Так, что воспитатели, потом учителя были этим ребятишкам и мамы, и папы.

У меня 48 лет стажа, а колхозный не вошел. Когда в 1994 году вернулась,  хотела восстановить стаж. Нашла свидетелей, кто помнил, как  я девчушкой трудилась в хозяйстве. Но суд мне отказал.

Вообще-то хотела жить в Алма-Ате, там у меня была трехкомнатная квартира, но здоровье не позволило. А этот домишко, в котором живу, купила как дачу. Отпуск был тогда у меня три месяца. Успевала съездить на море, потом в Алма-Ату и потом ехала в Духовую. Сейчас в квартире в Алма-Ате  живет  племянница. А я тут, в родной деревне.

Домик, который когда-то покупала как дачу, стал для Надежды Алексеевны родным.

Наша собеседница для своих почти 86 лет бодра, активна. Не любит сидеть без дела. Зимой вяжет. Показала баба Надя свой гардероб, в котором огромное количество теплых и легких кофточек, связанных собственноручно. И к нашей встрече она надела красную ажурную кофточку. Очень много вяжет в подарок.

Увидели мы на кухне тренажер для ног. Оказывается, пенсионерка присмотрела его в рекламе по телевизору. Выписала и, получив его в декабре, теперь крутит педали ежедневно. Причем начинала заниматься с 10 и дошла до 30 минут. Как поясняет пожилая женщина, руки-то постоянно в работе, а ногам надо нагрузку тоже давать. Летом сама ухаживает за огородом, полет, поливает. Некоторые удивляются, зачем бабушка потратилась, заказав дорожки из плитки, а она рада, что теперь в слякоть ходит посуху в туалет, в баню. В общем, старается благоустроить быт.

С гордостью продемонстрировала нам крупную картошку и золотистый лук. Из овощей заготовки делает Вера Михайловна Постникова, дочь первого мужа бабы Нади, которая вместе  со своей семьей и помогает по хозяйству.

— Дрова вот мне занесут, — говорит Надежда Алексеевна, — дорожки выхлопают. А пол я еще мою сама.  И печку топлю, и готовлю, вон уже рыбы нажарила.

Как начался короновирус, запретила баба Надя подружкам в гости ходить, побаивается этой инфекции, говорит, что помирать еще неохота.

— Интересная была жизнь, — отмечает Надежда Лосева, — не обижаюсь на судьбу. Да, было и горе, и печаль, но много было хорошего. Работала всегда на совесть, за это поощряли и награждали. Где я только не бывала, и на мысе Дежнева, на Чукотке, в Узбекистане, на разных морях. Много людей встречала хороших. И сейчас грех жаловаться.

Наталья МОРОЗОВА. Фото Дмитрия ПРОСКУРИНА.

 

0

 

  •  
    26
    Поделились
  • 1
  •  
  •  
  •  
  • 25
  •  
  •  
  •  
  •  

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Очень хороший рассказ про деревушку.Как хорошо что там проживают до сих пор люди.Дай бог здоровья крепкого Надежде Алексеевне.Очень забавно звали маму…Миладора Лупоновна,очень редкое имя и отчество)

    0

Comments are closed.