Семейные перепетии, в которых главное действующее лицо — несовершеннолетняя Ника.


Хочу рассказать историю одной девочки. Зимой 2016 года я познакомилась с молодым мужчиной. Завязался бурный роман, любовь, и понимание того, что мы должны быть вместе. Наши отношения развивались очень стремительно. Мы боялись потерять каждый момент нашей жизни.

И уже через несколько месяцев мы решили познакомиться с детьми. У меня трое детей. Павел познакомил со своей дочерью Вероникой. Весёлая, жизнерадостная, позитивная девочка. Я даже и представить не могла, что эта девочка пережила в свои 13 лет. Когда я узнала, что ребёнок живёт с бабушкой, а не с мамой, для меня это было очень странно. Мама Вероники оставила 4-х летнего ребёнка жить с бабушкой, а сама поехала устраивать свою личную жизнь. Вероника жила с бабушкой 9 лет.

Я стала настаивать, чтобы забрать ребёнка в семью. Тем более видела, как девочка тянется к отцу, и ей очень нравится находиться в семье, где есть мама и папа. Первое, что нужно было сделать — это через суд определить место жительства ребёнка. Мы с Пашей решили зарегистрировать наши отношения. Сделали всё, чтобы девочка была с нами. Вторая проблема — это алименты, которые платил мой муж. На тот момент оставался долг, но Розалия Игоревна (мама девочки) никаким образом не хотела отказываться от долга. Ходили слухи, что Вероника может быть биологически не родной дочерью Павла. Я не очень-то люблю верить слухам и решила поставить все точки. Мы сделали экспертизу ДНК. Для всех было шоком узнать, что Вероника не является биологической дочерью. Когда сообщили факт Розе, она сказала, что я это все подделала! Тогда ничего не оставалось, как идти в суд с иском об определении отцовства. Судом было доказано, что Вероника не является биологической дочерью Павла.

В июне 2017 года Розалия забрала Веронику. На тот момент она жила в Крыму с мужем и двумя детьми. Вероника уехала. О её судьбе мы ничего не знали в течение года.

В апреле 2019 года у мужа умер отец. Мы совершенно случайно (видимо, это уже сила свыше) наткнулись на страничку Вероники в соц. сетях. Узнав, что случилось с дедушкой, она, конечно же, приехала.

При встрече рассказала историю, от которой волосы просто встали дыбом.

Прожив год в Крыму, мама Вероники родила ещё одного ребёнка, и вот они уже в составе 5 человек приехали в Новосибирск. Вероника поругалась с мамой и отчимом. Отчим  поставил Розалию перед выбором, или он или дочь! Роза выбрала мужа и выгнала дочь из дома со словами: ты можешь приходить к нам в гости, когда Саши (отчим) нет дома. Я даже представить не могу, что в тот момент пережил ребёнок. Её выгнала родная мать! Она не знает родного отца! Она одна в этом большом мире! Ужас!

Из родных, тётя и бабушка, пытались помочь Веронике. Ей помогли устроиться в училище, общежитие. Но нет денег, нет поддержки, нет мамы. Веронике пришлось идти работать. Нужно было что-то кушать и одеваться. Учёба отходила на второй план, тем более это не то образование, о котором мечтала Вероника.

Когда я узнала всю эту историю, я ни одной секундочки не хотела оставлять её и забрала к себе. Мне казалось, что весь мир против меня. Никто не понимал меня, ни моя мама, ни мама моего мужа. Да и муж сомневался в моих действиях. Но я делала то, что считала нужным.

Я даже представить не могла, что так предстоит бороться за чужого мне ребёнка. У Вероники нет документов, нет прописки. Что делать? Куда бежать? Я не понимала. Но знала одно, я должна помочь этой девочке.

В рамках закона РФ я обратилась в органы опеки. Но органы, которые должны быть на стороне детей, которые должны защищать права ребёнка, они просто не слышат меня. Они не хотят помочь. Ребёнку нужно учиться, у неё не было документов, нет прописки, ребёнок бомж. Органы опеки даже не реагируют на крик о помощи! В школу нужен документ, а у нас нет ничего. Всё, чем нам помогла Юшина (специалист органов), это я могла ссылаться на неё, что опека в курсе и документ будет в октябре 2019г.

Вероника пошла 1 сентября 2019г в 10 класс. Это была маленькая наша с ней победа.

Дальше началась «война» с органами опеки. Я написала жалобу в прокуратуру нашего города. Обратилась за помощью к уполномоченному по правам ребенка г. Барнаул. И вот случилось чудо. 4 декабря 2019 нас пригласили в органы опеки. Мне сказали, что нужно пройти обучение по опеке, пройти комиссию, и мне, и Веронике, собрать справки. В общем, что-то с места начало двигаться.

 Пятого декабря 2019 г. Папарецкая позвонила в школу с претензией, что школа не имела права брать ребёнка на обучение. Ссылаясь на то, что он без родителей и прописки. Что делать? К кому обращаться за помощью? Кто, если не они, должны отстаивать права ребёнка.

Да, я понимаю, что Вероника уже совсем взрослая. Но не хочу позволить, чтобы её биологическая мама испортила ей жизнь. Мы хотим успеть лишить её родительских прав, чтобы она не могла в будущем как-то влиять на мою Веронику. Мы хотим добиться алиментов от Розалии Игоревны. Дети — это самое ценное в нашей жизни. Дети — это наше будущее. Дети — это наше продолжение. И я буду до самого конца бороться за своих детей. Теперь их у меня четверо, и я самая счастливая мама.

С уважением, Ирина КОСТЕНКО.


Вот такое письмо получила газета. И не отреагировать на него просто было невозможно.

ОПЕКА

Мы попросили прокомментировать ситуацию в органах опеки.

— Ирина Костенко у нас появилась летом, — начала разговор Елена Папарецкая, главный специалист по опеке и попечительству Управления образования администрации Каменского района. — Она обратилась с заявлением о том, что Веронике для устройства в школу необходимы документы. Мы разъяснили, что устройством в школу мы не занимаемся. В соответствии с законодательством выяснили, что девочка не оставлена без попечения родителей. Мама не лишена и не ограничена в родительских правах. Понятно было, что у девочки конфликт с семьей. Выяснили всю ситуацию, что по решению суда ребенок какое-то время жил с отцом. Когда папа женился на Ирине, чтобы избежать долга, накопившегося по алиментам, они решили оспорить отцовство. Судебным решением вынесено — исключить из актовой записи ребенка сведения об отце. Вот так вдруг в 14 лет у девочки исчезает отец. С 2016 почти год Ника живет у «папы», так как он подавал в суд на определение места ее жительства. В 2017 году она улетает к маме в Крым. Затем мама с мужем, двумя его детьми и Никой возвращаются в Новосибирск. Сейчас мама в декрете. Мы общались с ней по телефону. Она сказала, что с ребенком они периодически общаются.

Далее к разговору подключилась Наталья Юшина, главный специалист по опеке, сказав, что она обратилась в загс и там оформили Нике новое свидетельство о рождении с исключенной записью об отце, что в паспорте у ребенка есть прописка.

Сотрудники опеки отметили, что разъяснили Ирине, если она считает, что ребенку в их семье будет лучше, им все равно нужно узнать позицию родной мамы. И нужно работать не на разрыв этих отношений, а помочь им сблизиться. Ирине было сказано, что если они хотят оформить опеку, то согласно законодательству, ее оформляют после заявления мамы, что она временно не может исполнять свои обязанности и просит назначить ребенку опекуна. Маме было отправлено уведомление, как потом выяснилось, она сменила адрес и не получала его. На телефон не отвечала.

— Жалобы пошли на нас в разные инстанции, — рассказывает Елена Анатольевна, — и градус их все время возрастал. Мы смогли найти маму с помощью соцсетей. И на новый адрес ей направили письмо. Также был отправлен запрос в администрацию Октябрьского района Новосибирска с просьбой выяснить ситуацию. Как нам пояснила мама, в ее семье еще трое детей. Конфликт внутрисемейный. Что она звонит дочери, пытается наладить отношения. У них еще есть родственники. Что когда мама ездила на заработки, дочь жила с бабушкой в Крутихе. Хотя сейчас девочка не поддерживает отношений и с бабушкой. Перестала она общаться и с тетей (сестрой Розы). Ника хочет жить только с Ириной. Мы их пригласили в опеку, девочка написала заявление, что хочет, чтобы ее опекуном была Ирина Костенко. Им выдан перечень документов, которые необходимо для этого собрать. Маму об этом уведомили, и она сказала: «Раз я ничего не могу сделать, чтобы примириться, то готова написать какое требуется заявление». Они пишут, что намерены лишить маму родительских прав. Суды же к этому очень взвешенно относятся. Жизнь длинная и мало ли, как она может в дальнейшем сложиться. Может быть, в семье были материальные трудности. Но в любом случае дается шанс примириться. Надо сказать, что при оформлении опеки нет материальной поддержки для Ирины, а вот при лишении родительских прав будет.

Наши действия направлены на то, чтобы прояснить ситуацию и в соответствии с законодательством ее обработать. Ирина считает, что дело сдвинулось из-за того, что они жалуются, но нет, просто совпало, что объявилась мама. Как только они соберут все документы, опека будет назначена. Однако наше мнение, с мамой нужно договариваться и находить решение, которое будет правильным для девочки.

ВСТРЕЧА

Мы связались с Ириной и предложили встретиться. Женщина приехала к нам вместе с Никой. Видно было, что они ведут себя почти как подруги. Как пояснила Ирина, девочка полностью на их с мужем обеспечении. Письмо же, полученное из опеки, женщина назвала отпиской. Аналогичное мнение высказала и Ника, что новое свидетельство о рождении выдано с большим трудом. Что они не понимают, зачем органы опеки послали запрос в Новосибирск об обследовании жилищных условий мамы, если нужно обследовать место жительства Вероники. Ведь девочка собирается жить с Ириной и хочет лишить свою маму родительских прав. Девушка обижена на то, что много времени мама ее оставляла с бабушкой. Что, как ей кажется, мама променяла ее на мужчину. Говорила Ника, что с марта не получала от мамы никакой материальной поддержки и ощутила со стороны родственников мамы негатив. Они якобы называли девочку предательницей.

Сейчас Ирине Костенко, чтобы стать попечителем, нужно пройти обучение. Они уверены, что маму нужно лишить родительских прав, чтобы в будущем она не смогла подать на алименты уже на Вику. И хотят они это сделать как можно быстрее.

Сейчас Ника учится в 10 классе, планирует получить юридическое образование и жить в семье Ирины, где еще трое детей.

МАМА И ТЕТЯ

Мы связались с тетей Ники, которая живет в Новосибирске. Она сказала, что когда девочка училась, они с сестрой ей помогали. Но Вероника выбрала, как сказала Линара, там, где ей лучше.

По телефону мы общались и с Розалией, мамой Вероники. Она рассказала, что муж, когда Ника была крошкой, бросил их и не помогал. Жили они в Крутихе очень тяжело, хлеб ели раз в неделю. И Роза вынуждена была поехать на заработки. Все, что зарабатывала, отправляла дочке. Она ни в чем не нуждалась, одета была лучше всех.

Павел, когда накопился долг 600 тысяч, приезжал, просил забрать заявление. Потом, когда стал хорошо зарабатывать, стал Нику баловать.

Отметила мама, что в Крыму они с Никой жили душа в душу. И когда Ника поступила в колледж, ей помогали все родственники.

Когда умер отец Павла, Вероника поехала на похороны. И после этого, как говорит мама, Ника перестала с ней общаться. — У нее аргумент, — говорит Роза, — где ты была? На ответ, что зарабатывала, чтобы ты не голодала, дочь меня не слышит. К ней все с душой, а она только с претензиями. Позвонила моей сестре и сказала, что если я соглашусь на опекунство, то они меня трогать не будут. Она моя дочь, я ее люблю. Не хочется внутрисемейные отношения выносить на публику. Конечно, сейчас у меня трое маленьких детей и не такое хорошее, может быть, материальное положение, к какому стремится Ника. Но я готова сделать все, чтобы ей было хорошо и на все готова согласиться.

Наталья МОРОЗОВА. Фото Дмитрия ПРОСКУРИНА.

Р.S. Когда готовился материал, Ирина Костенко написала сообщение о том, что ее избил муж и она подает на развод, но не отказывается от Ники.

0


  •  
    95
    Поделились
  • 1
  •  
  •  
  •  
  • 94
  •  
  •  
  •  
  •