Рожденные в СССР: Надежда Демидова рассказала историю своей семьи в нескольких поколениях

0
587

Мы дети довоенные,

Перед войной рожденные.

На муки и страдания,

Судьбою обреченные.

Этими строками Александр Болтенков выразил всю ту боль, что досталась нам, рожденным в СССС в лихую годину, что сидит камнем в сердце и не отпускает память гулять по просторам другого, счастливого советского времени.

Я родилась в 1937 году. Из раннего детства в памяти моей хранятся отдельные картины из жизни нашей семьи в военное время. Хоть и была мала, да, видно, события слишком сильными были. После разговаривала с мамой и сестрами,  начинала  описывать их, они со мной соглашались. Вспоминали, когда это было, плакали. Сейчас мне опять захотелось их пересказать уже вам, дорогие читатели.

Зима, ноябрь 1943 года. Мы: Таня, я и Полина лежим на печке под дерюжкой. В трубе завывает ветер. В избу входит толпа мальчишек. С ними мужчина в военной форме. Усаживаются на лавках, разбирают, как прошли учения. Они за деревней кидали гранаты, вели рукопашный бой, ползали по-пластунски. Уходят. Петя (наш старший брат, 6 декабря 1926 года рождения) забирается к нам на печь, читает письмо от тяти с фронта. Тятя пишет, что был ранен, лежал в госпитале, вернулся в часть. Петя тут же сочиняет частушку : «Кабы не было зимы, бураны не буранили, кабы не было войны, тятю бы не ранили». Вскоре у нас собираются родственники. Пети нет и семнадцати, а его уже забирают на фронт. Приносят стул и сито, сделанное без гвоздей. Ворожат: вернется ли Петя с войны домой. По ворожбе выходит, что он домой не вернется. Петя со слезами хлопает дверью, убегает на улицу (не хочет, чтобы видели его детские слезы).

Весна 1944 года. Получаем от Пети письмо и фотографию, где Петя в военной форме.

Мы с Таней спорим, кому нести письмо в бригаду, там наша мама и старшие сестры Тоня и Мария, в полях идет сев. Письмо несу я. В бригаде как раз все были на обеде, прочитали письмо, посмотрели фото, порадовались. Насыпали в холщовые сумки пшеницы, лямками перекинули через голову на плечи и пошли рядами раскидывать его по полю. Впереди всех женщин шли два деда: наш – Михайло АндрияновичПершников и Яков Иванович Дремин. Они свое уже отвоевали в первую мировую.

А я взяла письмо с фото и пошла домой. Но ушла в противоположную от деревни сторону и заблудилась, ночевала в лесу. Был сильный дождь, я спрятала письмо под холщевое платье, свернулась калачиком и уснула. Во сне видела свой дом, стоит как-то боком, двери распахнуты настежь, Тоня зовет меня: «Надя, Надя». Я проснулась, солнце светит, тепло, вышла из леса на поляну, дошла до дороги, остановилась, положила письмо на бугорок и стала из грязи лепить пасху с украшениями. Слышу надо мной голос: «Вот она, заблудящая».  Это был Гоша Горенков. Затащил меня к себе на лошадь верхом, привез в бригаду и закричал: «Теть Дунь, я привез Надьку». А мама в это время искала меня в колодце.

Мои деды – Михайло Андрианович Першников и Яков Иванович Дремин. Воевали в первую мировую.

Декабрь  1944 года. На улице страшная метель. Мамы нет дома. Она в Камень увезла на быках колхозное зерно на элеватор – план государству. Днем нам принесли похоронку на Петю. Старшие сестры решили похоронку спрятать и маме не показывать. Ночь, на столе горит коптушка, мы все пятеро сидим на кровати, потихоньку плачем. Маленькая Полина поднимается, идет к окну, стучит по стеклу: «Спите, бука идет». Открывается дверь, входит мама в зипуне, вся в снегу и страшно голосит. Она уже знает, что на Петю пришла похоронка. А позднее пришло письмо от друга Пети, в котором он сообщает, что  Петя был убит в бою 24 ноября 1944 года. Криворучка прикопал нашего брата землей  в Эстонии на острове СааремаЭзель.

Лето 1944 года. Мама возле дома копает глубокую яму. Готовит погреб  для хранения овощей. Мы, Таня, я и Полина, играем рядом, возимся в земле. Видим, с улицы к нам подходит мужчина. Высокий, в пилотке, гимнастерке, галифе, на ногах ботинки и обмотки, рука забинтована, притянута к груди. Это наш тятя, его после тяжелого ранения отпустили на побывку домой.

Мама со слезами выбегает ему навстречу. Он берет здоровой рукой Полину, он ее еще не видел, ушел на фронт 24 июня 1941 года, а дочь родилась 23 сентября 1941 года. Мы с Таней вцепились руками за его одежду, идем в дом.  После отпуска он должен был идти в трудармию, так как был признан не годным к строевой службе. Тятя выпросился в военкомате и вернулся в свою воинскую часть, где и воевал до конца войны.  Приехал домой только в сентябре 1945 года.

А дальше пошла прекрасная жизнь в советское время. Здесь в памяти только радужные картины. Учеба в школе, в педучилище. Вспоминаются как яркие пятна:  вступление в ряды ВЛКСМ,  занятия спортом: лыжи, баскетбол, волейбол, участие в художественной самодеятельности, получение диплома.  Работа по душе, семья и забота о любимых детях, пенсия и опять участие в клубе «Огонек».

Н. П. ДЕМИДОВА.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here