Однажды утром он просто не встал с постели. «Совсем заспался», — подумала супруга с раздражением. Разбудить не получилось — мужчина был без сознания. А затем «скорая» и страшный диагноз: обширный инсульт, поражена большая часть мозга, надежды на восстановление нет…

Бесконечные дни и ночи у постели «безжизненного» мужа пролетели, как во сне. Врачи молчали. Лишь через месяц прозвучали слова: «Забирайте домой, шансов почти нет. Вы сами видите, в каком он состоянии». Галя выходила по вечерам на улицу и кричала во весь голос, громко, долго, с надрывом. Порой от слез не хватало воздуха. Неужели он никогда не заговорит, не поднимется с постели, не обнимет, не защитит? Неужели врачи правы, и дни его на исходе? Поверить в это у любящего сердца не было сил, и она бросила вызов всем прогнозам и ожиданиям…

ОН ЗНАЛ ЛАНДАУ И ТЕСЛУ

Николай и Галина познакомились 49 лет назад на танцах. Николай Васильев был военнослужащим, вместе с сослуживцами играл в ансамбле, владел гитарой. Однажды ансамбль военных с выступлением приехал в клуб медработников, находившийся на улице Речной. Там парень заприметил милую девушку. Решил проводить до дома, с тех пор они больше не расставались.

«Он был очень эрудированный, — вспоминает Галина Васильева, — не сравнить с нашими каменскими парнями. Служить к нам приехал из Тверской области. Рассказывал мне о физиках Николе Тесле и Льве Ландау. Таких парней я раньше не встречала. Может, поэтому сразу на него «запала». Еще помню, что Коля был очень скромный, но несмотря на это, задружили мы сразу. А когда его отправляли служить на Север, он очень переживал, что я его не дождусь, поэтому предложил мне руку и сердце. Познакомились мы в ноябре, а 30 декабря уже свадьбу сыграли».

До сих пор смеется Галина Сергеевна, когда вспоминает день свадьбы. Как сослуживцы ради торжества товарища ушли в самоволку, как в разгар гуляний на пороге появился командир части, фронтовик Алексей Чистов, как солдатики врассыпную от него прятались, ведь за самоволку грозило строгое наказание.

«Один парень даже под кровать залез, — улыбается женщина, — а командир выстроил провинившихся в линейку и давай нотации читать. А парень тот так под кроватью и просидел.

После знакомства Коля по вечерам встречал меня после работы. В то время я работала на ткацкой фабрике. Шли пешком по городским улицам, разговаривали. Помню, идем по Пушкина, а Коля внезапно исчезнет, спрячется, потом выходит из укрытия, и снова в прятки играет. Я возмущалась, понять не могла, что он удумал, а оказывается, прятался от военного патруля, ведь, чтобы со мной повидаться, уходил в самоволку постоянно.

Николай и Галина Васильевы поженились спустя месяц после знакомства. После 49 лет совместной жизни Галина любит супруга, так же, как в молодости.

Служил в войсковой части 20619, каменский аэродром тогда солдаты строили. Как поженились, его направили на Север, в Тикси, на строительство подземного аэродрома. Один раз я его там навещала. Картины северных пейзажей помню до сих пор – Северный Ледовитый океан, море Лаптевых и мыс Бруснева там совсем рядом. На северную «свиданку» взяла с собой подругу. Мы даже и дня в Тикси не провели, а вечером уже обратный поезд, — продолжает рассказывать Галина, — только в поезде обнаружили, что у нас денег на один билет. Пришлось мне зайцем ехать на третьей полке, прятаться. Ох, молодые были, отчаянные, всего по двадцать лет нам тогда было».

После северной службы семья Васильевых перебралась в Новокузнецк, где прожила 9 лет.

«Когда приехали в Новокузнецк, — продолжает вспоминать Галина, — Николай первым делом пошел в оптику. Зачем, я и догадываться не могла, ведь при знакомстве я ему категорично заявила, что очкариков терпеть не могу. Оказалось, все это время он скрывал, что зрение у него плохое. А в Новокузнецке признался: «Я же совсем ничего не вижу…». Как я тогда на него обиделась, сколько всего наговорила. Да знала бы я на момент свадьбы, что он очки носит, не вышла бы за него. Вот глупая была…».

У Гали и Николая родились две дочки. Они вернулись в Камень. Жизнь текла и бывало всякое —  где душа в душу жили, а где и ссоры случались. Ревновала своего мужа часто. Парень видный, красивый, женщины на него так и висли. Но за спиной любимого супруга она чувствовала себя, как за каменной стеной. Даже обязанности по кухне на нем лежали – готовил так, что пальчики оближешь.

С большим трепетом Николай относился к своим двум внучкам, души не чаял и очень за них переживал, каждую их неудачу через себя пропускал. Девчушки деду платили тем же.

«Коля мой на все руки мастер, — говорит Галина Сергеевна, — ножи делал, сабли, по дереву мастерил, в машинах разбирается хорошо. Увлекался фотографией, фоторужье из Питера выписывал даже. Организм у него крепкий был, закалялся постоянно – обливался холодной водой даже в сорокаградусные морозы. Я не понимаю, почему это произошло именно с ним…».

«ДОЦЕНТ» ДОЛЖЕН ЖИТЬ

2 октября 2013 года Галина не сможет забыть никогда. В этот день с ее супругом произошло страшное — обширный инсульт во время сна, незаметно. Сколько времени было упущено для оказания неотложной помощи, теперь считать нет смысла.

Когда мужа выписали домой как безнадежного, Галя не опустила рук. Всю жизнь он был для нее словно Ангел-хранитель, пришло время поменяться местами. Всю жизнь он оберегал ее и лелеял, пришло время бороться за него.

А друзья и родственники поддержали в ней веру: «Доцент» должен жить», — говорили товарищи и коллеги. Дело в том, что Николая Алексеевича за большой кругозор и ум друзья, шутя, называли «доцент». Где и за что к нему прилипло прозвище, уже и не вспомнить. Но каждый из них надеялся на чудо.

Сквозь слезы, превозмогая собственные силы, Галя начала заниматься с Николаем: каждый день маленькая хрупкая женщина пыталась ставить достаточно крупного мужчину на ноги. Сначала на несколько секунд, затем время пошло на минуты.

«Ему было очень больно, он невнятно кричал на меня, бранился, умолял положить его на место, но я не слушала, — говорит Галина Сергеевна, — я знала, что нужно тормошить его, заставить мозг работать. Я знала, что ему нужно перетерпеть эту боль. От перенапряжения на ногах у меня разорвались вены, много раз мы вместе падали на пол, но снова поднимались. Ежедневно я делала ему массажи и растирания. Кормила, брила.

Как же я обрадовалась, когда он начал делать первые шаги! Ежедневно на инвалидной коляске я вывозила его за ограду и ставила на ноги, он должен был дойти до лавочки. Постепенно восстановилась речь, теперь мы уже разговариваем, а кроссворды он разгадывает гораздо лучше меня, — радостно вздыхает женщина, — не представляете, как удивились врачи через год, увидев Николая хоть и медленно, но на своих ногах идущего по больнице. Ведь никто и малейшего шанса на жизнь ему не давал. Произошло чудо».

В те тяжелые времена Галина Васильева стала посещать церковь, хоть до этого туда не ходила. Вера помогала ей бороться за жизнь супруга. А вечерами перед зажженной лампадкой она умоляла Бога помочь любимому.

«Я знаю, что в таких ситуациях люди очень часто бросают друг друга, кому нужен беспомощный инвалид, — а я не понимаю, как можно предать своего человека. Конечно, порой нервы не выдерживают, но я быстро «остываю», ведь люблю его до сих пор, как в молодости любила».

Сам же Николай Алексеевич не унывает. Сейчас у него две взрослые внучки, но он уверен, что будет нянчиться с правнуками. А порой, сидя на лавочке возле дома, слушает проезжающие автомобили и на слух определяет неполадки — где карбюратор стучит, а где граната накрылась. За спиной у него стоит верный друг, Ангел-хранитель, женщина, героизм которой не виден постороннему глазу, а любовь ее исцеляет даже безнадежных.

Юлия РАССКАЗОВА. Фото Дмитрия ПРОСКУРИНА.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

0
  •  
    61
    Поделились
  •  
  •  
  •  
  •  
  • 61
  •  
  •  
  •  
  •  

2 КОММЕНТАРИИ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here