Сегодня уже можно утверждать, что посевная кампания благополучно (или относительно благополучно) закончилась.

Аграрии торопились управиться до 10 июня, и к этому моменту большинство сельхозтоваропроизводителей завершили сев зерновых и зернобобовых. Не так торопит, скажем, гречиха.

В первых числах июня посевные работы были проведены примерно на 70 процентах от намеченного объема, тогда как в прошлом году к этому моменту посевная кампания была уже полностью закончена.

По словам Людмилы Сартаковой, начальника управления АПК администрации Каменского района, причиной такого отставания были частые дожди и, как следствие, избыточное переувлажнение почвы, малые промежутки времени между осадками при пониженной температуре воздуха. Переувлажненная почва требует дополнительной обработки, поэтому большинство хозяйств в этом сезоне столкнулись с перерасходом горюче-смазочных материалов.

ФОРС-МАЖОР

Затянувшаяся посевная неизбежно приведет к более поздним срокам уборочной страды. Многие сельхозтоваропроизводители, дабы снизить риски, сократили площади, отведенные под пшеницу, и увеличили сев культур с более коротким вегетационным периодом. Возможно, это минимизирует потери, хотя пока неясно, как аукнется сложившаяся ситуация на рынке зерна. Недавно, к слову сказать, в Алтайском крае был официально введен режим чрезвычайной ситуации из-за сложной посевной кампании. Министерство сельского хозяйства Алтайского края отмечает, что отставание от показателей прошлого года (на 6 июня) составляет порядка полутора-двух недель.

Режим ЧС—страховочный пояс для аграриев. Земледелие в нашем регионе—рискованное занятие, а из-за поздней посевной благополучие крестьянских хозяйств напрямую зависит от качества сентября. Введенный режим ЧС создает особое правовое поле, в котором у сельхозтоваропроизводителей возникает документально подтвержденный форс-мажор. Он даст возможность пролонгировать банковские кредиты, подстрахует от возврата госсубсидий и так далее.

СЛОЖНО, НО МОЖНО

Многие хозяйства Каменского района завершили сев зерновых и зернобобовых еще в первых числах июня, для этого им пришлось все силы бросить на борьбу с погодой. Точнее, с непогодой.

В ООО «Рим», чьи сельхозугодья расположены западней Кулацкого поселка, точка в посевной кампании поставлена 5 июня. На 3,3 тыс. гектаров были посеяны 2 тыс. га пшеницы и 350 га подсолнечника.

—Около тысячи гектаров оставлена под пары, часть из этих площадей отведена под озимые культуры,—говорит директор предприятия Владимир Чаплыгин.—Конечно, нынешней весной было очень сложно работать—ведь даже ранние весенние полевые работы запоздали из-за плохих погодных условий. Они же мешали во время сева, ведь буквально приходилось выжидать погоду. Работали по вечерам, выходили в ночь. Горжусь нашим коллективом—все относятся с пониманием, осознают, что крестьянский труд нелегок. Мы готовы были работать круглосуточно, чтобы закончить сев раньше, но дождь бывал и по ночам.


На 8 июня в Каменском районе было засеяно:

  • 82% – от общего намеченного объема,
  • 86% – от запланированных под пшеницу площадей,
  • 71514 га – зерновые и бобовые,
  • 16839 га – технические культуры.

Как и в других хозяйствах, в ООО «Рим» столкнулись с перерасходом ГСМ—во-первых, тяжелая почва, в которой буквально вязла техника, во-вторых, бригадам приходилось работать наездами—между приступами дождя, гоняя технику туда и обратно.

Затяжные дожди в мае и начале июня—не единственный неприятный сюрприз природы. Как и ожидалось по прогнозам, с середины прошлой недели установилась жаркая погода. Солнце после ливня хорошо только в обывательском смысле, для фермеров же избыточное тепло после избыточной влаги чревато, так как почва может покрыться плотной коркой, которая мешает всходам. Кроме того, из-за позднего тепла сорная трава полезла только сейчас—когда уже не надо бы.

ЧЕТЫРЕ НАПРАВЛЕНИЯ

Накануне окончания посевной мы побывали в поселке Раздольном. Местный предприниматель Роман Гартман несколько лет назад возродил здесь животноводство—в 2015 году он зарегистрировал крестьянское хозяйство и после получил государственный грант на развитие. Но мы застали предпринимателя не на ферме, а в поле—вместе с отцом Андреем Ивановичем они владеют пашнями площадью около 1,5 тыс. га. Посевная кампания Гартманов уже близилась к завершению—пшеница и овес на тот момент были полностью посеяны. Несколько тракторов сеяли овес с горохом под фураж.

—Мы работаем по четырем направлениям,—говорит Роман. —Мясное (свинина и крупный рогатый скот), КРС молочного направления и растениеводство. Это позволяет нам просчитывать все возможные «сюрпризы», связанные с неурожаем, внезапными переменами на рынке и т. д.

Роман Гартман: “Мы работаем по четырем направлениям: мясное (свинина и крупный рогатый скот), КРС молочного направления и растениеводство. Это позволяет нам просчитывать все возможные «сюрпризы», связанные с неурожаем, внезапными переменами на рынке”.

В этом году сельхозугодья семьи Гартманов заняты пшеницей только на 30 процентов—в сравнении с 70 процентами в прошлом году. Перерасход ГСМ—головная боль сезона для аграриев—не так сильно коснулась раздолинского предприятия.

—Дело в том, что много земли мы вспахали еще в прошлом году,—говорит Роман. —Если бы земля осталась необработанной, то трудностей было бы гораздо больше. Много препятствий еще на стадии вспашки фермерам создает оставшаяся с прошлого года солома, не дающая влаге испаряться. Сохнет она долго, и, будучи мокрой, «загребается» плугом. В нашем случае все было проще—мы обычно даже не угоняли технику на базу, если нас настигал дождь. Пережидали осадки, потом все это ветром обдувало, и буквально через час-два продолжали сеять.

Насчет сокращения площадей, засеянных пшеницей, предприниматель тоже выразил свое мнение:

—В прошлом году урожайность пшеницы составила семь-десять, в отдельных случаях пятнадцать центнеров с гектара. При этом ее себестоимость была очень высокой, цена—низкой. В прошлом году мы купили двадцать тонн элитного овса, не вкладывали в него потом никаких дополнительных затрат—например, в гербицидную и фунгицидную обработку, и стоимость овса на рынке оказалось такой же, как у пшеницы. Себестоимость же—гораздо ниже. Овес, ко всему прочему, универсальная культура—он может использоваться и на корма, и в продовольственное производство. Сейчас мы оставляем себе место для маневра. В зависимости от того, как сложится на рынке ситуация в дальнейшем, мы сможем разумно повести себя в животноводческой части предприятия. Например, если в перспективе цена на кормовые культуры, фураж упадет, мы в течение полугода увеличим поголовье. Нам в любом случае выгодно заниматься растениеводством, поскольку мы сами обеспечиваем кормами свиней и КРС. Кроме того, в этом году мы сеем 50 гектаров кормовых трава, заказанных в Ставрополе.

При любой погоде земледелие на Алтае—это оправданный риск. Иногда—лотерея, иногда—«русская рулетка». Как и многие другие сельхозтоваропроизводители, предприниматель Роман Гартман считает, что важен человеческий фактор. Сплоченный коллектив специалистов, любящих и знающих крестьянский труд—лучший гарант в АПК как таковом.

Максим ПАНКОВ. Фото Дмитрия ПРОСКУРИНА.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

0
  •  
    1
    Поделиться
  •  
  •  
  •  
  •  
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •