«Она — моя!». Так говорит о своей супруге Иван Хоренко, ведь за 50 лет совместной жизни его чувства не охладели

1965 год. Село Столбово. Летний ветерок слегка обдувал аккуратно собранные в косу волосы. Легкой походкой, надев самое лучшее ситцевое платьице, Тамара подошла к сельскому клубу, ведь сегодня танцы, соберется вся столбовская молодежь. Именно здесь она встретила смешного парня в коротких штанах.

—Я влюбился с первого взгляда,—говорит Иван Хоренко, ласково посматривая на жену,— она вся мне понравилась. Помню, в то время ее другой парень до дома провожал, я сразу подошел к нему и сказал: «Она моя!».

—Брюки он носил тогда чуть ниже колен,—улыбается Тамара Ивановна,—такой смешной, но настырный был и очень упертый. Ему ведь сразу про меня сказали: она с тобой дружить не будет, даже не пытайся, а вот прожили уже 50 лет…

Очень ревнивый был Иван. Когда задружили, целый год не пускал Тамару в клуб – боялся, что «заберут», а когда уезжал, его друзья следили за девушкой и о каждом ее шаге докладывали. В свои 19 лет он уже трактористом в колхозе работал. Бывает, после ночи умоется, и сразу бежит к своей возлюбленной, не мог ее ни на минуту оставить, по пятам ходил, и лишь через год успокоился, понял, что любит она его. Ушел в армию на 2 года, а Тамара ждала, на других парней не смотрела.

Словно цветными слайдами мелькали в памяти картины счастливой семейной жизни супругов Хоренко. На столе остывал недопитый чай, а они смотрели на друг друга восторженными глазами, как тогда, 50 лет назад. Но перед встречей Иван и Тамара прошли долгий и нелегкий путь, а годы детства без слез вспоминать и вовсе не могут.

БОЛЬНО ВСПОМИНАТЬ

«Родилась я в Луговом в 1947 году,—начала свой рассказа Тамара Ивановна,—когда мне было три года, умерла мама, когда училась в четвертом классе, умер отец. После его смерти я никому не нужна стала. Часто ночевала на могилке у мамы. Когда холодно было, забиралась на ночь в чей-нибудь парник и спала на грядках. Потом у тетки жила, пока брат меня не забрал. Тяжело было. Помню, как кизяки собирали, чтобы печь топить.

Не люблю свое детство вспоминать, ведь настоящая, счастливая жизнь началась только после того, как своего Ваню встретила. Работала после замужества продавцом, бухгалтером. Трех деток воспитали мы, и ни за одного краснеть не приходится. Теперь уже 5 внуков у нас».

«А мы—переселенцы из Украины,—говорит Иван Григорьевич,—в Столбово даже район такой есть – Полтавщиной называют, потому что из-за голода в Украине бежали сюда люди целыми семьями.

Отец в войну попал в плен в Германии, освободили его американцы, и сразу на Донбассе оказался, в шахтах. Сильно заболел там и устроил побег, за что посадили на 9 месяцев в тюрьму. А когда его в 1947 году привезли, в нем еле жизнь теплилась, но мы отходили его, выжил.

20 лет я на тракторе отработал. Когда посевная или уборка начинались, выезжали в 4 утра в поле и до двух ночи работали, ели на ходу в кабине, а дома любимая ждала, к которой я всегда хотел побыстрее вернуться».

СЕМЬЯ ХОРЕНКО

Супруги Хоренко вырастили троих детей. Старший Алексей – директор Столбовской школы, дочь Марина преподает в университете, самый маленький, как ласково его величает мама, Дима—тоже при деле.

Воспитывали детей трудом, требовали беспрекословного послушания, работой загружали, чтобы на дурные поступки времени не оставалось. В семье никогда не матерились, не ругались и на детей руки не поднимали.

—В детстве меня ребятишки спрашивали: мама, почему ты такая строгая, ничего нам не разрешаешь, другим-то все можно? А сейчас они понимают, что благодаря этому людьми выросли.

—Мы почти не ругались. Разве что Тамара суп мне неправильно нальет,—смеется Иван Григорьевич.—Да и чего ссориться-то, не будет терпения друг к другу – не будет семейной жизни. Первые отношения – от Бога, их нужно хранить.

В уютной избушке течет размеренная жизнь супругов, в хозяйстве все на своих местах, а Иван до сих пор готов носить на руках свою Тамару.

Юлия РАССКАЗОВА. Фото из семейного архива.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

0

Добавить комментарий