Виталий Зыков - участковый уполномоченный МО МВД России "Каменский".

«Я подозреваю, к кому мы едем, я там был на этом адресе, — сворачивая с главной дороги в глухой переулок, вспоминает майор Виталий Зыков, старший участковый уполномоченный полиции отдела участковых уполномоченных полиции и по делам несовершеннолетних МО МВД России «Каменский», — сейчас мы с юмором к ним зайдем. Скажем: «Дядь Саш, друг ты мой». В штыки никогда не нужно с человеком. Не надо ему говорить: «ты обязан со мной пройти». Сначала нужно спросить, как дела, поинтересоваться, все ли у него нормально. У них ведь часто «отмазки» бывают: то голова раскалывается, то заболел вдруг, внезапно, заразить боится. Будут искать кучу причин, чтобы не выполнить требование сотрудника.

Ой, тряханул я вас, дорога здесь совсем плохая. Нам к тому дому возле березки. Здесь еще живет с ним лицо, находящееся под административным надзором».

Во время рабочей встречи с участковым Виталием Зыковым думала, что за час тонкости работы можно узнать, но затянуло, незаметно в его будни погрузиться пришлось полностью – с полицейским мы провели практически весь день.

В доме у березки находился «нужный» нам человек. В отношении него в полицию поступило ходатайство о доставке в психиатрическую больницу на принудительное лечение. Мой попутчик уже не раз таких туда доставлял. Иногда буйные попадаются, которые не осознают, кто перед ними стоит. Как им сказать: «законные требования полиции обязательны для исполнения»? Такие люди связь с реальностью теряют. Приходится привлекать врачей, узкопрофильных специалистов, а те уже действуют методами убеждения.

Захламленный двор, доброжелательный пес на привязи, который, виляя хвостом, доверчиво нас пропускает.

«Добрый день вам в дом! – с порога здоровается наш герой, — как дела у вас? Дядь Саш, привет! А ты чего здесь делаешь-то? А Семеныч где? Леха, и ты тут? Вы с супругой разбежались что ли? И дети с ней? Недавно звонила нам, жалуется на тебя, что не помогаешь. Но я заеду потом к тебе, поговорим.

Дядь Саш, паспорт где твой? Дай мне его посмотреть. Тебе надо со мной проехать».

Несмотря на разгар дня — совсем недавно миновал полдень, на кухне крепко прокуренного дома проходило застолье. Стол был накрыт преимущественно горячительными напитками. Закуски почти нет. В компании присутствовала одна женщина, которая, стыдливо улыбаясь, прикрывала рукой изрядно помятое лицо. Майора в доме у березки встретили дружески. В соседней комнате штабелями лежали люди. Без стеснения он прошел поздороваться со старыми знакомыми: «Здорово, — обратился к одному из лежащих, — как ты, как грыжа твоя?». Пока общался, дядь Саша, высокий крепкий мужик, доставал паспорт и собирался. Перед тем, как сесть в УАЗик, лишь спросил, привезут ли его назад.

«Родственник дядь Саши состоит под административным надзором, — по пути рассказывает Виталий Зыков, — злоупотребляет спиртным. Источник дохода — пенсия по инвалидности. На это и живут. Болеет туберкулезом.

Любой участковый знает точки, где живет такой контингент. Но бывают у людей очень непростые ситуации – работы лишился, жена ушла. С каждым днем этот комочек бед накручивается. Потом он продает свое имущество или обменивает на спиртное. Так постепенно становится все хуже и хуже. Потом прибивается к друзьям, с которыми ходят по квартирам: там стопку сшибут, там сшибут…

Вот Леха, с которым я про жену говорил. Человек разведенный, на иждивении двое детей. Живет шаляй-валяй. Так-то ведь сварщик, работает, может неплохо зарабатывать. Но злоупотребляет, лечение проходить отказывается».

А вот и ворота психиатрической больницы. Невольно вспомнилось, как несколько лет назад во время рейда с патрульно-постовой службой доставляли сюда на освидетельствование дебошира, напавшего на продавца в одном из магазинов.

Только сейчас дядь Саша понял, куда его привезли, и начал причитать, мол, кто за больной неходячей матерью будет ухаживать.

«Общими усилиями разберемся. Давай ключи от дома. Я съезжу к ней, скажу, что ты пока здесь будешь находиться. Полечишься от алкоголя, — успокаивает мужчину полицейский, — маму не оставим в беде».

После визита к «постоянным клиентам» Зыков доставляет одного из них на принудительное лечение в психиатрическую больницу.

Дядь Саша, заметно нервничая, интересуется, зачем его сюда доставили.

«Просят тебя полежать здесь, — отвечает участковый, — водочку потому что пьешь. Голоса разные, наверное, слышишь».

Дождавшись врача в приемном покое, оставляем вырванного из пьянства дядь Сашу поправлять свое здоровье.

Майор Зыков по пути заезжает к его родственникам ключи отдать, чтобы уход за бабушкой был.

8.30

Вообще, его рабочий день сегодня начался в зале суда в 8.30 утра. Рассматривались два дела. Первое: гости в Камень приехали из Смоленского и Новичихинского районов. Выпили вместе с хозяевами. Один другого кулаком ударил. Вызвали полицию. Второе: две соседки что-то не поделили. Одна другой по лицу зарядила. Та ее за волосы схватила. Завязалась потасовка. В итоге, ввиду того, что потерпевшие не настаивали на привлечении виновных к ответу и в суде они все примирились, суд освободил правонарушителей от административной ответственности, сделав им устное замечание.

Кстати, в юности наш герой никогда не думал о службе в полиции. Хотел стать водителем. Вот и поработал после техникума несколько месяцев на предприятии «Гранит», которое располагалось за рекой. Устроился, сам восстановил для работы автомобиль ЗИЛ. Ездил в командировки. Павлодар – его первая «заграница» тогда была. Только вот зарплата уж очень мизерная. А когда холода настали, оказалось, что теплых боксов у предприятия не было, ремонтировать машину приходилось на улице. Тогда еще и аккумуляторы плохенькие были, авто рукояткой заводил. Понял парень сложность шоферской работы при низком заработке.

Пришел в МВД в 2006 году, позади уже служба в армии была. Виталий тогда узнал, что в силовых структурах есть льготный период выслуги. Двадцатилетий стаж работы с возможностью выхода на пенсию. Ему, правда, до пенсии совсем немного осталось, но работу бросать не собирается. Прикипел, привык, втянулся. Не раз предлагали перейти в какое-нибудь другое подразделение полиции, но он до того обвыкся с рабочими «трудностями» участкового, что без них жизнь как будто скучной становится — когда у людей что-то случается, а ты разбираешься в этом, помогаешь. Простого «спасибо» в благодарность достаточно. Говорит, что за годы службы хорошо усвоил один важный закон общества: для всех хорошим не будешь. Обычно добрые вещи люди быстро забывают, а плохое помнят всегда.

«Вообще, я сторонник того, что очень хорошо начинать службу в полиции с должности участкового, — делится Зыков, — здесь отличного опыта поднабраться можно. Без такого опыта иные сотрудники и «поплыть» могут с непривычки. Вот подойдет к тебе внезапно нехороший человек и что с ним делать? А у участкового настолько огромный опыт общения с различными гражданами, что даже психологически с первого взгляда определяешь любого. А еще у нас такие правонарушения бывают, на которых ты порой больше выматывашься, чем на преступлении, работая в уголовном розыске. Собаки, мусор, предприниматели, металл, весь спектр семейно-бытовых конфликтов – вообще все.

У меня двое ребятишек, две дочки. У супруги иногда, конечно, есть претензии, что большую часть времени на работе провожу. А куда их – материалы и обращения граждан? Их же не бросишь. На все есть свои сроки рассмотрения. Когда я пришел, люди старой закалки нам говорили: «Даже если в подразделении останется работать три человека из двадцати, оно должно работать». Я это запомнил. Это основной принцип работы.

ТЕМНАЯ СТОРОНА: ДОВЕРЯЙ, НО ПРОВЕРЯЙ

Пока ехали в сторону «Черемушек», узнала, что на обслуживании участкового два административных участка, очень серьезный объем работы. Географически он начинается от улицы Республики и от берега Оби, захватывает Каменскую и ДОСы, а заканчивается выездом из города в районе городской свалки.

На пересечении Каменской и Северной сворачиваем к одному из многоквартирных домов. Здесь располагается небольшой стационарный полицейский участок Виталия Зыкова.

«У меня там все по-простому, — говорит, — стенды сам оформлял. Пытаюсь своих посетителей через них хоть маленько к совести призвать».

В небольшой комнате на первом этаже довольно уютно. В шкафу грамоты за отличную службу — краевого и местного уровней. На стене ориентировки разыскиваемых. Стационарный пункт на обслуживаемых участках – очень удобно, можно к себе граждан по делу или для разговора пригласить.

Ездит по адресам один. Заходишь в квартиру, сразу включается инстинкт самосохранения. Участковый не должен забывать о технике безопасности: при открытии двери всегда находиться на безопасном расстоянии. И у него были случаи неадекватного поведения со стороны граждан. Но всегда удавалось найти общий язык и не доводить до критической ситуации.

— Как удается не воспринимать близко к сердцу подобные моменты?

— Как? Если ты идешь на такую работу, то должен быть морально, психологически и физически готов к трудностям.

Случаи порой бывают, которые раньше и представить не мог. С какими только заявлениями к нам ни обращаются. Вот банальный случай. Две женщины. Одна пишет на другую, что та ей камни в огород постоянно кидает. Из-за этого у них ежедневный конфликт.  А когда своими глазами видишь эти камни, которые женщина ведрами собирает в огороде, диву даешься. Причем, та, что жалуется — очень возбужденный и эмоциональный человек. А та, что кидает – на вид простая, словно божий одуванчик.

Мы обязаны рассматривать все заявления. Одна гражданка, например, к нам приходит каждый день на протяжении многих лет с одним и тем же обращением, состоящим из одного предложения. Мы уже к ней привыкли, общаемся, но ее заявление носит абстрактный характер, больше как крик души. Без описания события, времени, даты и места происшествия. Вот такие дела.

 — А как удается сохранять равновесие, когда работа связана с самыми темными сторонами человеческой личности? Когда большую часть жизни приходится проводить с «особым» контингентом в изнанке нашего мира?

— Да, для нас самые «стоящие» лица, за которыми мы должны болеть и днем, и ночью, и в выходные – это лица, состоящие под административным надзором. Это категория ранее судимых за тяжкие преступления, за рецидивы. В отношении них судом устанавливается административный надзор и административные ограничения. Ряд подобных людей ограничен в пребывании вне жилого помещения с десяти вечера до шести утра. Указанное лицо в это время должно находиться по месту проживания и не выходить из помещения. Большая часть соблюдает требования, но есть те, которые скрываются, меняют место жительства. Приходится их разыскивать и доставлять назад. Они в зоне риска. Им не зря установлено административное ограничение как злостным нарушителям закона.

На моем участке условно осужденных проживает не менее тридцати человек, в том числе ранее судимые. «Надзорников» — 10. Несовершеннолетних, поставленных на учет – 10 человек. Есть неблагополучные семьи, находящиеся в социально опасном положении. Итого, на профессиональном учете людей, с которыми я должен работать – порядка 80 человек. И я у них постоянно бываю, с их соседями доверительно беседую, чтобы от них узнать, как они себя ведут. О случаях вопиющих прошу негласно сообщать.

Сложно, конечно, с такими людьми. Веры им нет никакой. Они обещают одно, но поступают совсем по-другому.

Нам пора еще пару адресов посетить».

ПЕСЧИНКА

Вот это да! Подъехали к полуразрушенному частному дому. Во дворе от хлама ноги переломать можно – диваны, кресла, тряпье. В оконных проемах нет стекол, но там проживают люди – калитка замотана проволокой.

«Толя! Ты дома? Есть кто живой? – разматывая калитку, кричит мой спутник, а в ответ тишина, — ушли по помойкам баночки собирать. Здесь проживают люди категории «бомж». Этой зимой у них еще стекла в окнах были. А несколько недель назад ЧП произошло – пожар. Опять же, сами виноваты. Гуляли, бросили «бычок», вот и  загорелось. И так имущества никакого не было, все с помоек принесено, а сейчас вообще ничего не осталось». Участковый с досадой на выбранный людьми образ жизни махнул рукой. У каждого свой путь на «дно».

Еще зимой в этом доме были целы окна. В результате пожара их больше нет. В полуразрушенном здании проживают люди.

Мы поехали дальше к человеку, с которым он уже давно знаком по роду работы. Его необходимо оповестить о постановке на административный учет – в Москве в дачные домики залез с целью кражи и вот вернулся в родные пенаты. Самого виновника «торжества» дома не оказалось. По словам проживающей с ним женщины, мужчина уехал на «лисапеде» на заработки. Виталий взял у нее номер его телефона.

— Привет, Наташ. Водку не пьет?

— Бывает, но дома только.

— Тебя не гоняет?

— Да я сама, кого хочешь, загоняю.

Далее опрос соседей. Никому из них, к счастью поставленного на учет, он знаком не был. Себя с плохой стороны не проявил. Но если на данном участке произойдет случай кражи, он одним из первых попадет под подозрение правоохранителей.

Опрос соседей о поведении граждан, поставленных на административный учет — неотъемлемая часть работы.

«Вот еще одна песчинка добавлена к общему круговороту ежедневных дел, — по пути назад говорит майор Зыков, — столько таких мелочей за день происходит. Потом спроси, где был, что делал? Из памяти от насыщенности событий уже все вылетело. Я потом стал список проделанных дел вести, чтобы не забывать, ведь каждое из них – часть огромной работы».

Я МОГ БЫ ПОСМОТРЕТЬ ВУЛКАН НА КАМЧАТКЕ

Полтора года до пенсии осталось, но уходить не хочется, хоть и заработал выслугу лет. Зарплата хорошая, работа по душе, несмотря на трудности. А в какой работе их нет? В следующем году получит второе высшее образование — заканчивает Барнаульский юридический институт. Это его вторая «вышка». Первое высшее получил в политехническом университете имени Ползунова по специальности «инженер автотранспорта».

В свободное время любит «копаться» в технике, работать с металлом. Есть лодка, на которой майор Зыков устраивает для своей десятилетней дочки прогулки по реке. Показывает ей притоки Оби, тихие заводи и живописные места.

Как работник МВД, имеет право на бесплатный проезд в любую точку России для себя и члена семьи. Говорит, если бы захотел, мог бы съездить на Камчатку вулкан посмотреть. И это обязательно сбудется.

Его работа совсем не похожа на современные сериалы про участковых —это настоящая жизнь.

Юлия РАССКАЗОВА. Фото автора.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

  •  
    18
    Поделились
  •  
  •  
  • 18
  •  
  •  
  •  

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here