Взор скользит по изломанной линии горизонта, пока мысль бесцельно блуждает, пытаясь облечь в слова созерцаемое. С годами, особенно когда ты на природе, особенно когда в горах, понимаешь, что в принципе невозможно дать словесное описание красоте — хотя бы потому, что любые конструкции сами по себе не будут в полной мере наделены тем качеством, которое они пытаются охарактеризовать. Лучше просто дать взору свободу — пусть он и дальше медленно ощупывает вершины гор вдали. Снег на них, как разлитая известка, синева над ними притягивает глаз…

В марте город серый, чумазый от сажи и выхлопов. Помыслы рвутся от этих пятидесяти оттенков грязного куда подальше — туда, где весенний снег чист и безмятежен, как совесть младенца. Да, ранняя весна городам противопоказана. Зима и лето в равной степени маскируют их темную сторону, а когда начинают сходить снега, ты вдруг ощущаешь себя, как в бетонном лабиринте. Странно, горы — это тоже, можно сказать, анти-просторы, это степь наоборот, но воспринимаются они иначе, чем город. Завершенность и естественность линий, возвышающихся над головой, не позволяют чувствовать себя в плену. Тем более, если ты на вершине…


Ранней весной туристический поток в Горный Алтай не особо плотный, договориться с клубом «СЭЛТИ» о поездке на уикенд оказалось довольно просто. Мы выбрали Телецкое озеро — это чуть дальше, чем Чемал, где беспокойные редакционные путешественники побывали осенью, но всё ещё цивилизация. Честно говоря, мы даже особо не заморачивались выбором маршрута, просто нашли первую попавшуюся приличную базу отдыха — настолько сильно хотелось вырваться на свежий воздух из душной суеты, заложниками которой мы являемся с утра до ночи каждый бренный день.

«Прогулка в горах равнозначна посещению церкви», — писал Олдос Хаксли. Если так, то это универсальная религия, эталон синкретизма, ведь образ гор бьет по самому человеческому, что есть в человеке — по чувству единения с природой. Поэтому чаще всего так и случается: совершенно неважно, куда именно в горы тебя занесет, важен только принцип.

***

А занесло нас в село Артыбаш, обосновавшееся в самой северной оконечности Телецкого озера. О том, что у нас под боком центр водного туризма Горного Алтая, сейчас говорят только укрытые тентами лодки и катера, стоящие на «зимнем рейде» в огородах местных жителей. Но мы проходим мимо, на самом озере пока ещё делать нечего. Наш досуг состоял, в основном, из прогулок по разным «тропам здоровья». Нет нужды объяснять, что это — обычные пешие маршруты по наиболее интересным местам и разной степени крутизны (в геометрическом смысле).

В пути можно просто расслабиться и получить удовольствие — в этом смысле нам повезло, мы попали в Артыбаш в теплые и ясные дни. А можно ещё и послушать провожатого, руководителя клуба «СЭЛТИ» Владимира Нечунаева, который знает историю этих мест и шпарит её без шпаргалки.

Долгое время загадкой оставалось происхождение Телецкого озера. Ученая братия разделилась на две группы: первая утверждала, что озеро имеет тектоническое происхождение, вторая — что ледниковое. Со временем победу одержали «тектоники», но в сущности простому русо туристо до этого дела нет. Гораздо занимательнее в дороге слушать не про тряску тектонических плит и схождение ледников, а про аутентичные легенды, которые слагали местные племена ещё во тьме древности.

По одной из легенд в образовании Телецкого озера был замешан богатырь Сартакпай. В прошлом выпуске «непутевых заметок» мы писали о том, как этот ландшафтный дизайнер – любитель начудил в Чемальском районе. Здесь, в долине Артыбаша, он промышлял охотой и сочувствовал рекам, скованным берегами. В один из дней Сартакпай решил все местные узенькие каменистые речки отправить в северный океан, где несколько попросторнее. Наделал он, значит, пальцем дырок в горах до самого Кош-Агача, и собрал все русла в одну точку. А пока думал, что делать дальше, набежало целое озеро замысловатой Г-образной загогулиной. Сам Сартакпай не дожил до того дня, когда стало известно, что Телецкое озеро всю воду сливает в Бию, впадает в Обь и уходит в Северный ледовитый океан. В общем, получилось у Сартакпая, не зря пальцы ломал.

Одна из загадок Телецкого озера — почему туристам полюбился один кедр посреди леса близ Артыбаша. Он чуть крупнее обычного, но едва ли старше, хотя местные проводники приписывают ему лишнюю сотенку лет. У кедра проводятся постоянные селфи-сессии и более мистические практики: кто-то пытается «подзарядиться» некоей энергией, а многие просто загадывают желания, коснувшись ствола. От людских желаний его кора уже лоснится… Наша коллега Ирина призналась, что в прошлом году уже тискала кедр и загадала вернуться сюда ещё раз. Вряд ли, конечно,  кедр финансово и деятельно ей посодействовал в последней поездке, но… В чем суть легенд? Они лишены практического смысла, но если бы легенд не существовало, их нужно было бы срочно выдумать. Впрочем, всегда можно обратиться к рациональному зерну и загуглить тектоническую теорию озера.

Кстати, здесь почти на каждом маршруте можно услышать какую-нибудь маленькую занимательную историю. Кажется, это местный девиз — каждой тропе по легенде.

***

Всего в пяти километрах от Артыбаша чешет макушку о купол неба гора Кокуя. Очень долго она это делала в полном одиночестве, пока её склоны не облюбовали горнолыжники. Инвесторы вложили деньги, и здесь появилась канатная дорога на самую вершину, а это около полутора тысяч вёрст.

Пешие туристы тоже могут подняться по канатке — нужно заплатить только за разовый рейс, а там гуляй сколько влезет. На вершине очень красиво, открывается вид на горную долину, в которой наводит мрачную красоту прителецкая тайга. Трудно оторвать взор от ломаной кривой горизонта, так же трудно остановить мысль, бесцельно блуждающую в поисках подходящих слов…

Редкие облака цепляются за вершины соседних гор почти на уровне глаз. Можно постучаться на небеса, будь в этом смысл, а можно мысленно представить себя в масштабе окружения, песчинку во вселенной, и вспомнить, для чего природа создала горы — чтобы осадить слишком зарвавшегося человека.

А можно ни о чем не думать и просто встать на смотровой площадке. В конце концов, красота природы — это и есть то эстетическое кредо, которое объединяет всех людей, это религия в абсолюте.

Кстати, возвращаясь к «волшебному» кедру… Уверен, 99 процентов желаний (кедр бы подтвердил) связаны с возвращением в долину Артыбаша. То есть это не мистическая практика, а что-то вроде условной заметки в путевом альбоме, обличенное в действие потаенное желание.  У каждого, кто бывал в горах, есть подобные  собственные «вешки», ну или узелки на память. Я свой мысленно завязал на вершине горы с забавным называнием Кокуя. Белоснежный пейзаж я уже видел. Теперь эстетическое начало во мне требует и цветущую долину, и увядающую…

Максим ПАНКОВ.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here