Виталий Порошенко - единственный представитель в Алтайском крае школы ИКО Накамура. Основашл школу карате-киокушинкай первый в Алтайском крае.

Виталий Порошенко первый в Алтайском крае основал школу карате-киокушинкай. В 2022 году исполнится тридцать лет, как он преподает восточное боевое искусство в Камне-на-Оби.

А знаете ли вы, что он приехал в наш город тридцать лет назад? Что за занятия восточными единоборствами в свое время был исключен из кандидатов в члены Коммунистической партии Советского Союза? А чтобы найти свой путь в киокушине, ему пришлось познакомиться с боксом, самбо, ушу, кунг-фу, тхэквондо.

Он не считает награды и титулы, завоеванные его воспитанниками, хотя каменцы прекрасно знают, что наши каратисты неоднократно становились чемпионами мира, России, Сибири, про региональные награды и говорить не приходится. Сенсей постоянно подчеркивает, что карате – это не спорт, но горожане гордятся успехами земляков под руководством талантливого мастера, ведь благодаря стараниям одного человека маленький городок на Оби знают далеко за его пределами.

«Каменские известия» продолжают знакомить читателей с достижениями выдающихся тренеров нашего города. И сегодня мы расскажем, как военнослужащий родом из города Энгельса стал наставником нескольких поколений взрослых и детей в Камне-на-Оби. Кстати, и Жан-Клода Ван Дамма, Брюса Ли и ДольфаЛундгрена вспомним. Но обо всем по порядку.

ОТ ТРЕХ ДО ШЕСТИ

В 1987 году в Болгарии состоялся его первый турнир. Биться пришлось с очень жестким соперником. Несмотря на все блоки, которые пытался выставить Виталий, болгарин его «вынес» полностью – сломал два ребра. Когда в воинской части, где проходил службу, выяснилось, по какой причине Порошенко получил травмы, собрали партсобрание, на котором исключили молодого прапорщика из кандидатов в КПСС. «Торжественно» и всенародно забрали удостоверение. Обидно было вдвойне, ведь за участие в турнире по восточному единоборству грозило увольнение, да еще ребра болели вдобавок ко всему. Спас от наказания первый учитель будущего сенсея — Игорь Мазин. Игорь Геннадьевич и сам был военным, врач в звании майора подпольно тренировал ребят, рискуя всем. Ведь тогда в СССР заниматься карате было нельзя, за тренерскую деятельность грозило от 3 до 6 лет лишения свободы. Все дело в философии карате – слишком противоречила она коммунистическому строю. Многие тогда прошли через прессинг. А Порошенко не уволили только благодаря заступничеству командира 4-й воздушной армии генерал-майора Огнева. Оказалось, что и генерал-майор тоже изучал киокушинкай.

«Я помню, как в 11 часов вечера заканчивался мой рабочий день и я бежал на поезд, чтобы попасть на тренировку, — вспоминает Виталий Порошенко, — с 2 до 4 ночи мы занимались. А утром в 8.30 в части построение. Я, как и другие товарищи, очень рисковал. Мы были советскими людьми, нам этим заниматься было нельзя».

ЭФФЕКТ РАЗОРВАВШЕЙСЯ БОМБЫ И УРОКИ ВОКАЛА ОТ ЛОЗЫ

Виталий Порошенко родился в небольшом городе на Волге. Город Ангелов – многие так в шутку называют Энгельс. Наверное, до сих пор он именно таким для него и остался – красивый, светлый, чистый, уютный. В нем прошла вся жизнь до армии. Там впервые познакомился с боевыми искусствами. Случайно.

Как-то будучи еще ребенком ехал в автобусе и оказался свидетелем небольшого инцидента между кондуктором и безбилетным мужчиной. Выходя на следующей остановке, мальчишка отдал свой билет незнакомцу: «Дяденька, я выхожу. Возьмите мой билетик». Мужчина вышел вслед за ним и пригласил к себе на занятия в спортивный зал. Мальчик пришел и до самой армии занимался самбо. До этого два года знакомился с боксом. Как он сам выражается, есть два понятия – изучать и знакомиться, не углубляясь.

Параллельно его захлестнуло и другое увлечение — музыка. Тогда в саратовской филармонии блистал знаменитый в то время ансамбль Бари Алибасова — «Интеграл». Гитаристом в нем был Юрий Лоза. Лоза тогда давал уроки вокала юным музыкантам,  среди которых был наш герой. А несколько лет назад бывший «интеграловец» Юрий Лоза приезжал в Барнаул, где Виталию Порошенко удалось встретиться с ним.

Вместе с друзьями он пел, играл, осваивал музыкальные инструменты в составе группы «Каскад». Молодые исполнители не только для души занимались, но состояли в агитбригаде — выступали во время уборочной кампании, на выборах и различных праздниках.

Виталий Порошенко в составе музыкальной группы «Каскад» (второй слева).

Свою первую песню Виталий написал в 16 лет, писал и стихи. В 1989 году стал лауреатом бардовской песни в Польше с двумя композициями собственного сочинения. Говорит, и сейчас гитара всегда с ним. Так повелось, что в его родне этот инструмент стал семейным, объединяющим поколения.

Когда в Энгельсе строили аммиакопровод Тольятти-Одесса, отец работал там начальником технадзора. Прокладывали через Волгу трубу. А стройка была поистине международной – были там и французы, и японцы, и немцы, и итальянцы, и корейцы. Он хорошо запомнил, как однажды в гостях у его родителей побывал кореец. Тогда он впервые увидел технику тамэсивари – разбивания предметов. С огромным удивлением наблюдал, как кореец показывает различные стойки, дыхательную гимнастику.

«Я не знаю, что именно за боевое искусство демонстрировал наш гость, может быть, тхэквондо, — перебирает он воспоминания детства, — но на меня увиденное произвело эффект разорвавшейся бомбы, запало глубоко в душу».

Когда призвали в армию, попал в Украину в прекрасный город Могилев-Подольский. Там солдаты восторженно наблюдали, как один из офицеров занимался ушу, демонстрировал стиль журавля, выполнял различные ката.

Тогда будущий наставник каменских каратистов был более близок к китайским стилям – один из офицеров обучал его кунг-фу. Конечно, приходилось сталкиваться и с самым жестким видом восточных единоборств – киокушинкай-карате, но тогда, наблюдая со стороны, он ничего не понимал в нем и уж точно не думал, что когда-нибудь свяжет с этим всю свою жизнь.

ПОЛНЫЙ КОНТАКТ

«С высоты прожитых лет могу сказать, что на железнодорожном перроне по прибытию в Польшу испытал восторг ребенка, которому подарили новую игрушку. Испытал радость человека, которому дали то, чего он никак не мог ожидать, — вспоминает сенсей, — помню, как сейчас — вышел из поезда, поднял глаза и увидел во всю стену изображение МасутацуОямы – одного из самых знаменитых представителей боевых искусств, создателя стиля киокушинкай. Шагнул в подземный переход – все стены в картинах поединков, и тут же адрес школы карате. Привокзальная площадь — сплошь стенды со статьями о карате, повсюду спортивные магазины, прилавки которых завалены поясами – синими, коричневыми, зелеными, черными, я их никогда в жизни не видел. Ведь в нашей стране это все было под строгим запретом.

Польша. Город Кшива.С сыном Валерием.

Когда попал в гарнизон, узнал, что 40% военных занимаются карате, подпольно, конечно. До сих пор храню фото моего учителя Игоря Мазина. Сейчас он живет в Ставропольском крае, находится в прекрасной физической форме. Мы до сих пор общаемся. Он сразу увидел во мне будущее и хорошие данные. Сказал, что карате – это мое, что оно поможет мне приготовиться к жизни. И если понять его головой, прочувствовать сердцем, то обязательно начнешь двигаться вперед. В то время я и начал посещать ночные тренировки после службы, тогда проиграл свой первый турнир болгарину.

«Интересный факт запомнил,  — вспоминает сенсей, — в Польше все крыши были покрыты черепицей, у нас в стране подобное редко можно было встретить. Черепицу разбивать очень интересно. Вот мы и практиковались. Выложишь стопкой и бьешь.

Кстати, без техники разбивания предметов нет карате. Тамэсивари существует не для того, чтобы показать силу удара, а для того, чтобы показать моральную подготовку. Ведь это страшно, можно и руку сломать. А если психологически готов, рука проходит, как ножом сквозь масло. Если не умеешь разбивать предметы, будешь двигаться вяло. Научишься преодолевать себя, и все остальное легко получится. Вообще, карате идет рядом с творчеством и наукой. Знали бы вы, сколько академиков, физиков-ядерщиков  занимаются этим в том же новосибирском Академгородке, например.

В карате нет безнадежных, нет неталантливых людей. Каждый выбирает в нем свое – кто-то делает упор на ката, кто-то на ударную технику, дыхательную гимнастику, оружие и прочие направления. Кстати, из своего опыта скажу – при многих заболеваниях дыхательная гимнастика помогает. Сколько ко мне приходило астматиков, которые через 3-4 года убрали из своей жизни ингаляторы».

Но вернемся в прошлое. В 1988 году словно гром среди ясного неба по стране прокатилась новость. Школа киокушинкай была официально зарегистрирована в СССР. В Польшу приезжал курьер, чтобы аттестовать вышедших из подполья на свет нелегальных каратистов.

Еще через несколько лет развалился Советский Союз. Виталий Порошенко получил распределение в авиационный полк Камня-на-Оби. Прибыл в наш город 3 июля 1992 года, а 7 июля провел первую тренировку. На первом занятии было 5 человек – дети сослуживцев.

Тогда в воинской части стоял большой «надувной шар» – полевой ангар для ремонта самолетов, который на некоторое время заменил начинающим каратистам спортзал. Потом ученики сенсея перешли в казармы. Командование части знало, что карате – это железная дисциплина, поэтому во всем шло навстречу. А без военной дисциплины в этом виде боевого искусства никак – при полном контакте нужно избежать серьезных травм. И по статистике, в киокушине их даже меньше, чем в футболе.

Через полтора года у сенсея уже было 400 учеников. Занимались в полях, под дождем, в воде, выезжали на природу на сборы.  После долгого запрета карате было экзотикой, для людей подобное было в новинку. Обучались в основном взрослые. Сейчас же боевое искусство значительно помолодело.

«Зал для занятий — это место, где человек ищет свой путь, — рассуждает собеседник, — В далеком прошлом нам приходилось скрываться чуть ли не в подвалах, а сейчас киокушинкай стал комнатным – в залах красивый пол с ровными стенами.

Помню наши первые соревнования в ДК офицеров, проводили для своих. Немного обучившись, они уже «кипели», был большой градус соревновательного накала. Посадили судей, которые и толком сами еще не понимали, как судить. Два дня подряд происходили бои. Бились так, что ребра трещали, были случаи, что на скорой помощи увозили бойцов с открытыми переломами. Болеть пришли почти все каменские спортсмены – боксеры, борцы и другие направления».

ЖАН-КЛОД ВАН ДАММ, ДОЛЬФ ЛУНДГРЕН, БРЮС ЛИ ИЛИ ВИТАЛИЙ ПОРОШЕНКО?

Свою первую реальную встречу с киокушинкай каратист ассоциирует с мощным столкновением. Получилось так, что все, что он делал до этого, пользу, конечно, принесло, но на первом же турнире эти навыки потеряли смысл. Жесткий соперник налетел на него, словно огромный КаМАЗ, смяв на своем пути. Вспомнил он тогда, как командир роты предупреждал его, говоря, что карате – это жестко и очень больно. Прочувствовать это пришлось на сломанных ребрах. Ну а какой еще можно было ожидать результат, прозанимавшись всего три месяца? Будто голодный ты зашел в магазин за продуктами, и на этом все – смотришь по сторонам, но взять ничего не можешь.

«Карате — это образ жизни, образ мысли. Это жизнь, и это вовсе не спорт, — утверждает учитель, — спорт можно сравнить с чашкой, ограниченной правилами и достижением результатов. Весь остальной мир вокруг этой чашки – это и есть карате. Конечно, соревновательный момент – это элемент подготовки,  у кого-то очень закаляется дух при выходе на татами. Особенно важны победы для ребятишек. Но мы не делаем акцентов на наших чемпионах, не считаем награды. Пока ты стоишь на пьедестале почета – ты чемпион, спускаешься с него – ты обычный Вася Пупкин, такой же, как твои боевые товарищи. Есть и еще один интересный момент, отличающий карате от спорта. Рано или поздно человек по тем или иным причинам заканчивает спортивную карьеру, а карате можно заниматься всю жизнь. Нет никакой связи с возрастом или травмами. Оно настолько разнообразно, что иногда его сравнивают с салатом. Все же ели салат – там много составляющих, а ты что-то берешь из него, что-то отодвигаешь. Так и здесь – каждый найдет для себя то, что ему ближе.

Придите ко мне на тренировку – посмотрите. Большинству из них не нужны медали и титулы. Секрет прост – здесь есть все то, что наполняет жизнь, дает ей смысл и вкус. Символ карате – это сжатый кулак. Пальцы символизируют наши ценности: во-первых, это семья; во-вторых, учеба или работа; в-третьих, творческое развитие личности; в-четвертых, друзья.

На наших тренировках нет разделений по возрастам – мы все студенты».

А помните, в 90-х годах очень популярны были такие актеры, как Брюс Ли, Жан-Клод Ван Дамм, ДольфЛундгрен? Как эффектно они в прыжке садились на шпагат, как ловко направо и налево раскидывали противников. После разрушения «железного занавеса» в те лихие 90-е вся страна смотрела на них, как на что-то непостижимое. Казалось, у этих парней навыки боевых искусств отточены идеально. Об их настоящей спортивной карьере осведомлен и наш собеседник.

Сборы.

«Выской рост, длинные ноги – то, что надо для тхэквондо, которое демонстрировал Ван Дамм, — улыбается Виталий Станиславович, — но всем известен случай, когда при «встрече» с охраной актер оказался бессилен и ничего не смог сделать. Однако он молодец – создал хорошую рекламу единоборствам. А вот ДольфЛундгрен — реальный боец, «проливавший» кровь. Он серьезно занимался карате, участвовал в сборах, проводил семинары. ДольфЛундгрен — обладатель  второго дана.

Что касается Брюса Ли — он демонстратор техники. Я не знаю ни одного реального поединка с его участием».

К чему мы вообще затеяли разговор о знаменитых актерах-каратистах? И чем они отличаются от нашего тренера по карате-киокушинкай? Ну, во-первых, Виталий Порошенко «переплюнул» Лундгрена. У каменского тренера — третий дан.

Попробуем объяснить. Соревнования в карате проходят по олимпийской системе – до первого места четыре круга. Бой идет две минуты. Восемь минут «работы» нататами решают твою чемпионскую судьбу. Сдать экзамен по карате несопоставимо сложнее. Учитывается все: физподготовка, техника, ката, бои в полный контакт без перерыва и отдыха. Чтобы получить дан, нужно потратить порядка 7,5 часов на различные упражнения, а в конце марафон – тридцать боев подряд. При этом травмы не являются оправданием для прекращения поединка.

«Подобные экзамены – это грань между риском и превозмоганием своих возможностей, — говорит не понаслышке знакомый с экзаменами человек, — это вызов самому себе, и иногда диву даешься, на что способен человек. А главное, нет предела совершенству. В будущем и я не планирую останавливаться, буду сдавать на четвертый дан. Сделать это можно только в Японии с международной комиссией».

Ну а еще, по примерным подсчетам, только за последнее время работы через каменского сенсея прошло порядка 12 000 учеников. Может ли кто-нибудь из звезд экрана похвастать таким количеством? Среди бывших воспитанников, кстати, и чемпион ММА Виталий Бигдаш, российский боец смешанных единоборств. Несколько лет назад нашему сенсею случайно попалось на глаза видеоинтервью с ним. В какой-то момент Бигдаш вспоминает небольшой городок в Сибири под названием Камень-на-Оби и своего тренера покарате, которого вечно доставал вопросами…

 ХОЧУ ЗДЕСЬ ЖИТЬ ТАК, КАК ТАМ

Да простит нас читатель за нарушение хронологии, но в ходе повествования мы упустили достаточно важный момент. Почему же талантливый учитель не вернулся домой – в Энгельс? Почему не переехал в другой, более перспективный и крупный город? Почему не бросил карате и не ушел в бизнес, например, что неоднократно предлагали ему друзья?

В 1999 году прекратило свое существование барнаульское авиационное училище. Виталию Порошенко пришлось уволиться из рядов Вооруженных сил, но он остался здесь.

«Камень-на-Оби с самого начала встретил меня дружелюбием. Может быть, поэтому наше развитие шло хорошо, — говорит мастер, — я здесь познакомился с очень интересными, авторитетными людьми, которых считаю своими учителями. Учителя – это те люди, которые в чем-то тебе помогли, подсказали что-то в определенный момент.

Когда-то давно в этот город я привез одну-единственную фразу: «Я хочу здесь жить так, как там». Может быть, поэтому в свое время избирался в Камне депутатом. Какая сегодня творится обстановка в городе, говорить не хочу, оставлю за скобками. Но я хочу повлиять на жизнь, на отношение людей к городу, к тому месту, в котором мы живем. Можно ведь находиться в данном месте, а можно в нем жить – это две большие разницы. Я здесь не нахожусь, я здесь живу, верю, что и все мои ученики здесь не просто находятся.

А еще я помню три вопроса нашего шихана: «Президентами страны могут быть все одновременно? А чемпионами могут быть все сразу? А хорошими людьми?».

Юлия РАССКАЗОВА. Фото из архивов редакции и Виталия ПОРОШЕНКО.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here