Многодетная мама Людмила Литвиненко рассказала корреспондентам «Каменских известий» о непростом решении усыновить троих детей с ограниченными возможностями здоровья. Она воспитывает их одна и каждый минувший день считает маленькой битвой за детское счастье.

— В нашей семье нет времени на бездельничество, плохое настроение и опускание рук, — рассказывает Людмила Литвиненко. — Мы ежедневно боремся за умение говорить, самостоятельно ходить и кушать, понимать происходящее вокруг. Все эти, казалось бы, простые для обычных людей действия даются детям-инвалидам с огромнейшим трудом. Поэтому каждая, даже мизерная победа – повод для радости и гордости за них.

Семья Литвиненко три года назад переехала из Немецкого района в Камень-на-Оби. По словам Людмилы, здесь у детей больше возможности получить хоть какую-то медицинскую помощь. Есть специалисты, которые готовы помогать детям освоиться в социуме. Дом они взяли в рассрочку и в прошлом году выплатили последний взнос. Теперь хозяйка обустраивает жилище и что такое отдых, забыла. С детьми она 24 часа в сутки и даже ночью матери нет покоя и сна. Дело в том, что ребята не спять по ночам. Днем час-два и снова бодрствуют.

УЛЫБАЯСЬ НОВОМУ ДНЮ

— Конечно, у меня есть помощники, — говорит Людмила. — И в первую очередь это мой старший сын Максим от первого брака и мама. Максимка уже взрослый. Закончил колледж в Новосибирске, выучился на юриста и, наконец-то, месяц назад устроился на работу. Моя мама овдовела в прошлом году, и я забрала ее к себе. Ведь помощь нужна и немалая. Она с детками сидит, дает мне время на свои дела. Кровь во мне кубанская течет, так как папа был кубанским казаком, и я пошла по его линии. Шустрая, общительная. Мне надо всегда что-то делать, шевелиться. Не приветствую бардак в доме. Если ремонт, то он должен пройти быстро и качественно. Не получилось, переделаю. Вы знаете, у меня так с отоплением вышло. Три раза переделывала. Дорого, но зато опыта набралась в этом деле. А то, что было здесь раньше, для жизни детей мало подходило. Провела центральную воду, канализацию. Сейчас доделываю кочегарку, ванную и туалет. Обшиваю дом снаружи. Хочется, чтобы мои дети жили в уюте.

Когда мы зашли в дом, встретила нас его самая маленькая жительница. Она так мило улыбалась, сразу же подбежала знакомиться с гостями. Что-то попыталась сказать, но получалось это у нее невнятно. Она сначала нас рассматривала, а потом, взяв за руку, повела в комнату к брату и сестре.

— Не стесняйтесь, проходите. Ребятишки у меня очень гостеприимные, — продолжала разговор хозяйка и одновременно представляла каждого члена своей семьи. — Это моя Настенька. Она самая маленькая и 9 мая 2022 года ей исполнится 6 лет. Сонечка – старшая дочка, ей 11 лет. А это наш кавалер Арсений, ему идет десятый год. Максим сейчас на работе.

Дети продолжили играть, а мы из беседы узнали, что Людмила воспитывает детей без мужа. По ее словам, он устал от проблем, детских криков и вернулся жить в Немецкий район. Хотя, именно с ним они принимали решение усыновить первого ребенка. Сейчас отец даже не интересуется, как поживает его семья.

Дочки-лапочки Соня и Настя.

—Я в Камень изначально перебралась одна с детьми. Муж остался там, а когда приехал в Камень, начал вести не очень хороший образ жизни и тогда мы договорились, что он уедет обратно, — констатирует Людмила. — Я так просто не могла жить. У меня дети и еще один не всегда трезвый ребенок на руках. Мирно разошлись, официально не разводясь. Забрал при отъезде все, даже телевизор и холодильник. Оставил нас с голыми стенами. Удар был сильным с его стороны, но я не растерялась. Мне, наоборот, стало легче. Всего добиваюсь сама, на то я и мама. Передышку-то здесь не возьмешь. Да, слезы в подушку, чтобы дети не увидели, бывают часто, признаюсь. Тяжело… Иногда так в груди щемит, что вздохнуть больно. Но я сама выбрала этот путь и назад отступать не буду, да и не хочу. Каждый новый день начинаю с улыбки. Дети не должны видеть меня в плохом настроении. Они ведь не виноваты, что не такие, как все.

МАМИНА ПОМОЩНИЦА

После рождения родного сына детей Людмила больше не могла иметь, но ей как женщине хотелось большую семью. В первом браке этого не случилось. Как она рассказала, Максимка рос слабеньким, часто болел. Затем второй брак…

— Максим, когда подрос, стал намекать мне, что он никак не может дождаться братика или сестренку, — с улыбкой говорит Людмила Владимировна.  — «Давайте хотя бы приемного возьмем» — уговаривал меня. Я реагировала постоянно одинаково, говоря, что чужой нам не нужен. А потом растаяла перед просьбами сына и мужа. Мы думали об усыновлении года два или три, и все же решились посмотреть в Интернете, какие дети есть. Увидели Соню. Красивая девчушка с косичками, платьице красное в горошек.  Сын, когда увидел ее, сказал: «О, это моя сестра!» Но мы хотели совсем маленького взять. Я специально пополнела. Родным сообщили, что я беременная. А тут ребенку 4 года…

Знакомство с Соней все же состоялось. Когда Людмила увидела девочку, то поняла, что поднять ее не сможет, и брать категорически не хотела. Сонечка была лежачая, не разговаривала, сосала бутылочку, были ужасные пролежни. Но муж и сын говорили, что все будет хорошо. Со слезами и истерикой они уехали домой. Чуть позже приехали еще раз.

— Нянечка сообщила, что Соня меня ждала, —  вспоминает многодетная мама. — Тогда я немного успокоилась. Подошла, обняла ее. Мне ее так жалко было. Домой вернулась с мыслью, что все же будем забирать. В назначенный день малышку нам выставили голышом. Мол, везите одежду, либо голой ее забирайте. Отношение было к таким детям в приюте безобразное. Я предложила взять ребенка и сводить в магазин. Но мне отказали. Вот видите ее, примерно и берите одежду. А что делать? Не повезу же я ее домой без одежды. Пришлось идти в магазин и покупать «на глаз». Теперь как вспоминаем, так ужасаемся. Сонечку мы забрали и начались бессонные ночи.

Жили Литвиненко в деревне. Специалистов не было. Пришлось Людмиле самой черпать информацию из Интернета, журналов, книг. Соне в детском доме давали специальные таблетки, чтобы она спала и никого не беспокоила. В семье категорически от них отказались, начали заниматься.

Людмила рассказывает: — Я делала ей массаж, мы выбросили бутылку. Говорили, что она уже большая девочка и кушать надо с помощью ложки, использовать кружку, тарелку. У нас были приступы, она практически не спала первые три месяца. Потихоньку Соня привыкала к новой жизни. Сказала первое слово – мама. Начала ходить, потом и бегать. Стала оформляться речь. У Сони врачи подозревали микроцефалию, но этот диагноз не подтвердился и сейчас нам ставят задержку умственного развития. Говорили, что она останется на всю жизнь овощем.  А у нас вон какая девчонка вымахала. Помощница моя. Я ее иногда моей кобылкой и козочкой называю в шутку. До сих пор у нее осталась привычка сосать пальцы и качаться. От нее не можем пока избавиться.

СОЛНЕЧНЫЕ ЛУЧИКИ

В один прекрасный день Литвиненко позвонили из опеки и предложили взять еще одного ребенка – мальчика и история закрутилась заново.

— Сказали, что очень хороший мальчишка, но состояние тяжелое, — продолжает беседу хозяйка. — Куда мне еще одного ребенка? Я эту кое-как подняла с нуля… И снова дети подтолкнули, сказали, что надо ехать и забирать. Поехала. Вдруг мне говорят, что отдадут его, если возьму еще и девочку в придачу. Они не брат и сестра, но диагнозы одинаковые — синдром Дауна. А что уж теперь? Где двое, там и трое, и четверо. Ехала с детьми очень тяжело. Целая история приключилась. Это было перед новым годом. Зима, мороз. У мужа сломалась машина. Он остался в Новосибирске. Посадил меня с двумя детьми в автобус. Мы поехали и автобус как назло сломался. Обогреватели не включаются, дети кричат. А они меня толком не знают. Ситуация стрессовая. Парень выбежал из автобуса, где-то раздобыл горячий чай. Я давай детей чаем поить. А дома двое детей одни остались. Представляете ситуацию? Мы-то думали, что мы быстро вернемся. Помогла соседка. Пришла домой, накормила, напоила, нас дождалась. Мы приехали в третьем часу ночи.

Как рассказывает Людмила, психологически было страшно, что одна не справится, когда они расстались с мужем. Но сын Максим стал для семьи ключевым звеном. Он настоящий старший брат, добытчик и без него мама как без рук. Неравнодушные люди помогают. Комплексный центр дал инвалидную коляску для Арсения, и теперь он может гулять, дышать свежим воздухом. Арсений не говорит и не ходит, а вот Настя начинает говорить некоторые слоги. Уже прогресс. Когда в Камне построили новый детский сад «Умка» и там открыли специализированную группу, то Людмила поспешила поговорить с заведующей, чтобы Настю взяли туда. Теперь они ходят в «Умку» до часу дня. К Соне и Арсению приходят домой учителя, психолог.

— Многие говорят, что я взяла детей ради денег, — негодует мама. — А я всегда отвечаю: «Ну раз из-за денег, так что ж ты не возьмешь и не пройдешь весь тот путь, что я с ними прохожу?» Сразу замолкают. Дети получили мою фамилию, у них отчество мужа. И они не знают, что они усыновленные. Ради них я просыпаюсь и живу. Я искала родственников Сони. Мне самой было интересно. Нашла информацию. У нее умерла мама, отец неизвестен. Родные отказались. Родители Арсения и Насти тоже сказали, что не трогайте нас, нам такие дети не нужны, они не соответствуют нашему имиджу и статусу в обществе. Зачем тогда рожали? Чтобы потом бросить? Не понимаю я, как носить малыша 9 месяцев в себе, родить и отказаться.

— Мама, — послышалось из комнаты. — А можно мы включим свет и наденем красивые платья, чтобы нас сфотографировали?

Мы поняли, что девочки готовы к фотосессии и отправились к ним, вместе с нами к юным фотомоделям, мягко ступая, побрела и кошка. Кстати, она тоже симпатично вписалась в кадр. Пока девчонки и Арсений резвились на фотокамеру, Людмила поведала нам о своих мечтах:

— У нас дружная семья. Есть даже девиз: быть добрыми, голодного накормить, холодного обогреть, грустного рассмешить! У Сони хочу убрать лень. Она у нас ленивая девочка. И хочу, чтобы она начала читать и писать. В дальнейшем чтобы выучилась на маляра. Хоть какая-то профессия. Настю, пусть и на надомном обучении, но отдать в первый класс. Но далеко не загадываю. Главное, чтобы у нее пошла речь. Арсению сложнее всех, но мы будем стараться, чтобы научиться говорить слово мама. В этом году мы впервые будем устанавливать елку в доме. Хочу подарить своим детям настоящий Новый год с подарками, весельем и я верю, что все наши мечты сбудутся.

Ирина СПИРИНА. Фото Дмитрия ПРОСКУРИНА.

 

0

 

  •  
    31
    Поделились
  • 9
  •  
  •  
  •  
  • 22
  •  
  •  
  •  
  •  

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here