Два года назад предприниматель из села Гонохово Юрий Воронов получил грант Правительства Алтайского края по программе «Начинающий фермер» на приобретение крупного рогатого скота. Осенью 2019-го мы побывали с репортажем в новом К(ф)Х и рассказали о том, как фермер взялся восстанавливать хозяйства, разваленное после краха «Изумрудной страны». Сегодня мы возвращаемся, так сказать, по следам гранта.

Прошлый год стал настоящим кошмаром для хозяйств, занимающихся животноводством. Небывалая засуха создала жесточайший дефицит кормов, попутно обнажив серьезную проблему этого сектора АПК — нет корма, нет жизни. А с/х корм — продукт локальный. Настолько локальный, что в принципе практически не существует как товар на рынке — что вырастил, тем и накормил. Так как же выживало начинающее фермерское хозяйство?


Самого фермера, Юрия Воронова, мы на базе предприятия не застали — он выехал в поле «добивать» гречиху. Нашим собеседником был бизнес-партнер К(ф)Х Дмитрий Зинченко.

— Уборочная кампания в этом году была для нас довольно напряженной, — рассказывает предприниматель. — Свои коррективы ввела погода. Вы наверняка уже слышали, что сложившуюся в сентябре ситуацию в Алтайском крае называют чуть ли не катастрофической. Но нам, можно сказать, повезло. Как только погода наладилась, мы вышли на уборку гречихи. На этот момент у нас оставалось в поле около 30 гектаров пшеницы, но это не первозадача. Гречиха в этом сезоне показывает хорошие результаты, и бросать её в поле ни в коем случае нельзя. А вот в прошлом году уборка прошла гораздо быстрее — потому что сильно пострадали посевы.

По словам Дмитрия Зинченко, урожайность  в прошлом году была крайне низкой — по зерновым культурам в среднем составила всего семь центнеров с гектара, а это уже убыточные показатели. Всему виной сильная засуха и жара в течение всего мая и июня.

—  По кормам мы тоже были в убытке, — рассказывает наш собеседник. — Заготовили сено не лучшего качества, и в итоге скот у нас не очень хорошо перезимовал. Отголоски прошлого года сказываются на общей картине и сейчас, поскольку плохая кормовая база повлияла на отёлы. Новорожденные телята умирали через два-три дня, и мы ничего не могли сделать — был страшный авитаминоз у коров, и никакие препараты не помогали.


В этом году жизнь на ферме налаживается. Предприниматели надеются на хорошую зимовку.

— Кормовая база по фуражным культурам у нас есть, — говорит Дмитрий. — Неплохую урожайность в этом сезоне показали культуры, которые мы намерены использовать в качестве кормов — ячмень и овес. Мы рассчитываем на хорошие показатели к весне с минимальным падежом скота. Естественно, в первую очередь фермеры стремятся заготовить корма на лугах с естественным разнотравьем — то, что бог дал, как говорится. Но опыт прошлого года показал, что надеяться на естественный ход вещей нельзя. В этом сезоне попробовали посеять суданскую траву. Есть у коллег в районе положительный опыт с ней, и мы решили попробовать. Сильно она наших надежд не оправдала. Но, опять же, это связано с неблагоприятными погодными условиями — ведь до 23 июня была засуха. Мы даже ожидали абсолютного повторения прошлого года, что, конечно, стало бы катастрофой. Но в итоге начались проливные дожди в течение двух дней, и это спасло ситуацию. План на зиму примерно такой: корма хорошего качества пойдут в первую очередь маточному поголовью, телкам, ремонтному молодняку.

По состоянию на 1 октября общее поголовье в К(ф)Х Юрия Воронова составляло 245 единиц, из них 65 — маточных коров. По гранту был приобретен крупный рогатый скот породы герефорд. По словам предпринимателя, у них нет конкретной задачи вывести чистую породу. Главная задача — эффективно разводить мясной скот.

— Мы ведь не племенное хозяйство, — говорит Дмитрий. —  Ядро из герефордов у нас есть, но в конечном счете мы планируем развивать то, что будет давать лучший прирост. Возможно, даже будем скрещивать породы, если это даст нужный эффект.

Напомним, что фермерское хозяйство базируется на территории, ранее принадлежавшей «Изумрудной стране». Дмитрий Зинченко являлся ответственным хранителем имущества рухнувшего холдинга, и по соглашению с конкурсным управляющим его часть была передана в аренду новому К(ф)Х. Ко дню сегодняшнему фермер уже выкупил все необходимое движимое имущество на прошедших торгах.

— Частично выкуплено и недвижимое имущество, находившееся в конкурсной массе, — рассказывает Дмитрий. —  Торги ещё идут, и думаю, что мы сможем выкупить всё необходимое.

Предприниматель сетует на то, что для восстановления материальной базы потребуется очень много вложений. Особенно если учитывать, насколько сильно взлетели в цене практически все строительные материалы. Просто перекрыть крышу — это целая финансовая катастрофа для небольшого агропредприятия.


В поддержку животноводству К(ф)Х Юрия Воронова возделывает около 680 гектаров, включая площади, засеянные однолетними травами. По меркам Каменского района это немного, однако наш собеседник уверяет —  при грамотной агрономии такого количества земли достаточно. Особенно если угадаешь с хорошей ценой на ту или иную культуру.

— Но гадать, конечно, здесь бессмысленно, — смеется наш собеседник. — Можно только надеяться. В этом сезоне надежды оправдывает гречиха — цена уже в сентябре подскочила до сорока рублей за килограмм. А мы в принципе строим свой севооборот исходя из маржинальности культур. Да, нам нужен фураж, нам нужна пшеница — тем более это ещё и расчет с пайщиками. Но ставку мы делаем на культуры, которые в перспективе уйдут по хорошей цене. Так, попробовали сеять лен — получилось, будем продолжать. Ну и гречиха, само собой. Кроме того, эти культуры гармоничны в севообороте с зерновыми. Сейчас многие отказываются от паров. Считается, что пар отвлекает много средств и, соответственно, не приносит прибыли. Достаточно грамотно чередовать культуры вкупе с  активным применением агрохимии это дает возможность обходиться без паров.

Ближайшая цель начинающего К(ф)Х — увеличить маточное поголовье до ста за счет собственного скота. Это, по словам фермера, долгий путь. Но реальный. В связи с этим мы не могли не поинтересоваться — какие наиболее существенные проблемы в животноводстве сейчас можно выделить отдельным параграфом. Как оказалось, главная беда — в зависимости от погоды и ландшафта.


— В первую очередь мы зависим от того, какую кормовую базу сможем создать, — говорит Дмитрий Зинченко.  Нет корма — нет нормальной зимовки скота. И не только зимовки. Животные страдают, если трава на пастбищах выгорает от засухи. А здесь ещё и ландшафт влияет очень сильно. У нас открытая местность без единого колка, мы называем её сковородкой. В этом году до конца июня всё было желтым, как поздней осенью. Зелени не было, скот бродил голодным, привеса нет. В мае обязательно должны быть дожди — чтобы на пастбищах была зелень, чтобы посеянные кормовые культуры удачно стартовали.

А вторая проблема связана с основным законом бизнеса — выгода строится исходя из двух факторов: насколько ты смог снизить издержки производства и насколько выгодно продал конечную продукцию.

— Цена на конечную продукцию из года в год растет, но не так существенно, как хотелось бы, — рассказывает фермер. — Мы же сейчас в Таможенном союзе, и во многом мы зависим от того, какой спрос испытывает Средняя Азия. В связи с этим есть незначительные колебания на рынке сбыта. А вообще, я не так давно читал интервью с одним видным российским сельскохозяйственным деятелем, и он отметил, что главная проблема АПК вообще и животноводства в частности — снижение доходов населения. Низкая покупательская способность граждан заметно влияет на спрос и, соответственно, цену конечного продукта.

Как бы то ни было, ни прошлогодняя страшная засуха, ни рыночные флюктуации не повлияли на намерения фермеров — Юрия Воронова и его бизнес-партнера Дмитрия Зинченко. Сложнее, чем начать — только заново начать брошенное.

Максим ПАНКОВ. Фото Александра ЖДАНОВА.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

  •  
    36
    Поделились
  •  
  •  
  •  
  • 36
  •