Вика и Вероника встречают гостей на мячах-прыгунах.

Павел и Валентина Локтионовы рассказали корреспондентами «Каменских известий» о своей дружной семье. Они с недавних пор воспитывают двух приемных детей.

Детская комната. Две белокурые девчушки стеснительно прячутся за шторами и изредка с огромным интересом поглядывают на гостей сквозь тюль. Вика и Вероника – двойняшки. Они год назад обрели семью, в которой их любят, ценят и готовы отдать за них все прелести мира.

— Внутри каждого ребенка заложено, чтобы рядом с ними были мама и папа, — говорит Валентина Локтионова. — Ребенок должен находиться в семье. Именно в ней у малыша происходит формирование личности, закладывается основа для будущей жизни. Он должен воспитываться в правильной атмосфере. Дети даются родителям на определенное время, уж очень быстро они вырастают, и за это время мы должны заложить в них правильные жизненные ценности. Проблема сиротства есть не только в России, она во всем мире… Многие семьи, не имея своих деток, решаются взять приемного ребенка, а для этого надо быть подготовленными. Не буду скрывать, но наша «беременность» длилась целых семь лет…

ТРУДНЫЕ ШАГИ

Павел и Валентина соединились узами брака в 2008 году. Он из Кемеровской области, она из Новосибирской. Местом встречи стал Барнаул. Именно там и зародилась их огромная любовь друг к другу, которая привела молодых под венец.

— По окончании Новосибирского колледжа культуры и искусства в 2003 году у меня назрел вопрос, куда мне идти учиться дальше, и выбор пал на Алтайскую государственную академию культуры и искусств, — вспоминает Валентина. — В этот же год мы и встретились с Павлом. Потом перебрались в Камень, и я устроилась работать в Каменскую детскую школу искусств преподавателем по классу гитары. Жизнь била ключом, и мы планировали, что годика два-три поживем без детей, а потом задумаемся о продолжении рода. Были уверены, что у нас будут дети, но за 13 лет семейной жизни забеременеть так и не получилось.

Локтионовы долгое время советовались с врачами, проходили обследование, лечение, и им сказали, что возможность стать родителями у них есть. Об экстракорпоральном оплодотворении супруги не думали. Чтобы как-то компенсировать ситуацию, завели кота. Валентина начала разводить комнатные цветы, пропадать на даче. Кстати, огород и сад стали ее любимым увлечением. Но все это радости и успокоения не приносило.

— Мне как женщине от осознания того, что я не могу стать мамой, было больно, — рассказывает Валя. — Очень страдала. И тогда мне пришла мысль, что в мире столько брошенных детей, сирот. Почему бы не дать шанс хотя бы одному из них прожить счастливой жизнью в семье. Своими мыслями поделилась с мужем. Говорить о приемных детях было нестрашно, знала, что он меня поймет.

Во время беседы Павел поддерживал жену и периодически отвлекался на малышек, любопытство которых потихонечку начало брать верх. Вика и Вероника из своей комнаты переместились сначала в зал, а потом и на кухню, где мы вели разговор. Несколько минут — и девочки в прямом смысле слова припрыгали к нам на мячах-прыгунах.

— А вот и наши девочки созрели для знакомства, — с нежностью в голосе произнес Павел. — У мужчины, как и у женщины, есть потребность любить и заботиться о детях. Мне тоже хотелось быть папой. Когда Валентина предложила взять ребенка на воспитание, задумался, а почему бы и нет. Но, признаюсь, что на тот момент еще теплил надежду о своем, родном малыше. Поглядывал на семьи с ребятишками, как папы с ними играют, обнимают, целуют… После судьбоносного разговора мы сразу же обратились в органы опеки, чтобы узнать, какие документы необходимо собрать для получения статуса приемной семьи.

Абсолютно все семьи, которые решают принять под свое крыло ребенка из детского дома, дома малютки должны пройти подготовку и посетить «Школу приемных родителей», где с ними занимаются специалисты. Локтионовы не исключение.

— Мы собирали документы, и нам чего-то всегда не хватало, возникали сомнения, и мы считали себя не созревшими для опекунства. Но главное, это то, что у нас не было своего жилья, — говорит Валентина. — Мы жили на съемных квартирах. Да и все так просто оказалось. Мы оба должны были подготовиться. Это сейчас кажется, что все легко, на самом деле все это время мы переживали сложные эмоции, в чем-то даже перебарывали себя и меняли свою жизнь. Поэтому на протяжении семи лет мы вынашивали желание быть родителями.

МЫ ГОТОВЫ!

Часто ситуация, когда в семье долгое время не появляются дети, заканчивается скандалами, обвинениями друг друга и разводом. Супругов Локтионовых это наоборот сплотило еще больше. Они понимали, что развестись – не метод решения проблемы. На фоне того, что не получатся забеременеть, у них не было разногласий. Супруги любят и ценят друг друга. Первое время Павел в шутку говорил жене, что он может быть вместо ребенка.

По словам главы семьи, они не зря на венчании давали клятву в том, что и в горе, и в радости, и в болезни, и в здравии будут вместе.  Какие бы ситуации ни возникали – Локтионовы решают все сообща, по-семейному.

Время для творчества всегда найдется.

— Но все равно возникает такой момент, когда задаешься вопросом: а готов ли ты морально к опекунству, — продолжает разговор Павел. —  Потому что вдруг понимаешь, что появится ребенок, и ладно бы если он родился и мы его с первых дней жизни поднимали, растили. За время беременности мужчина ведь тоже подготавливается. А тут ребенок появляется сразу — и не младенец, да еще и двое.

— Наш настрой был на одного ребенка, — признается Валя. — Когда мы собрали все документы, в ипотеку взяли трехкомнатную квартиру, прошли школу родителей и нам дали долгожданное разрешение, мы своими силами старались найти малыша в Новосибирске, Барнауле по базе данных детей-сирот. У нас ничего не получалось. Я решила отпустить ситуацию, и тут нам позвонили с опеки и сказали, что есть две девочки. Первая встреча у нас выпала в период карантина. Они были в масках.

Подхватывая диалог, Павел поясняет: — Вика и Вероника были маленькие совсем. Боялись нас, плакали. Нам наговорили кучу страшных диагнозов у девочек. Но мы приехали с пониманием, что они уже наши. Убеждены были в этом. Взяли мы их из Барнаульского дома малютки, но девочки сами из Камня. Первые эмоции и у девочек, и у нас – слезы. Даже я расчувствовался. Было одновременно и страшно, и приятно.

ОЗОРНЫЕ  ДЕВЧУШКИ

Малышкам не было и трех лет, когда Локтионовы забрали их к себе. В семье они с прошлого года, а в этом уже пошли в детский сад. Вика и Вероника на первый взгляд абсолютно одинаковые, но родители говорят, что это только пока с девочками не познакомишься поближе. Первое время новоиспеченные мама и папа тоже путали девчушек.

— Они на самом деле разные и по характеру, и по внешности, — продолжает супруг. — Мы привезли их домой, а они как будто тут и жили. Первый год был адаптационный. В сад их не водили, жена взяла декрет и была с ними дома. За это время привыкли друг к другу и с головой погрузились в настоящую семью. Они не сразу начали называть нас мамой и папой. Говоря откровенно, были напуганы. А когда мы от них услышали эти заветные слова, то буря, которая была внутри нас, словами не передаваема. Столько эмоций. Теперь мы родители.

Бабушки и дедушки обожают девочек. Но, как говорит Валентина, сначала относились к ним настороженно, а сейчас их внучки — самые-самые. Двойняшки очень любят рисовать, разукрашивать. Петь и танцевать. Правда, танцами и песнями они корреспондентов не порадовали, а вот с игрушками познакомили. Как смогли, рассказали почти обо всех мягких обитателях их спальни и пригласили нас к столу, на котором в огромном количестве лежали разноцветные карандаши, фломастеры и несколько раскрасок. Пока девочки разбавляли цветом бело-черные рисунки, Локтионовы поделились своей точкой зрения о приемной семье.

— Очень важна роль подготовки родителей, потому что это не просто решил и взял, это определенные трудности, — говорит Валентина. — Когда дети остаются в детском доме, представления о семье у них стерты и образы мамы и папы не сформированы. Да, там есть воспитатели, но это совершенно другое. Раньше, когда я видела приемные семьи и общалась с ними, для меня  взять чужого ребенка было из ряда героических поступков.

— Со временем детям все равно придется сказать, что они приемные и мы не их биологические родители, — поддерживает жену Павел. — Если ты будешь утаивать факт, они вырастут и все равно будут интересоваться, и это еще хуже. Наши дети знают, что они приемные. Мы даем им столько информации, сколько они в своем возрасте могут принять. Девочки уже намекают нам на братика. Подумываем взять третьего ребенка — мальчика. Мы — приемная семья, но хотим усыновить детей. Так сейчас многие делают. Сначала берут опекунство, а потом дают детям свою фамилию и полноценно принимают в семью. Вика и Вероника стали для нас родными, любимыми, самыми лучшими.

 Ирина СПИРИНА. Фото Дмитрия ПРОСКУРИНА.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

  •  
    34
    Поделились
  •  
  •  
  •  
  • 34
  •