Осень — особое, можно сказать, сакральное время года, а также негласный сезон поэзии. Даже прагматичные англичане чаще называют её лирическим словом fall (oftheleaf), листопад, вместо казённогоautumn.

Недавно в распоряжении редакции оказалась небольшая подборка осенних стихов от поэтессы Ольги Разумовской. Тонкая лирика, глубина при кажущейся неброскости — имя автора нам было незнакомо, как и нашим читателям, поэтому мы решили пригласить её в редакцию и немного представить публике.

— Я родилась в Москве и долгое время там прожила, потом переехала в Подмосковье, — рассказывает наша собеседница. — Полноправной жительницей Камня-на-Оби я стала только 20 августа.

— А ваша профессиональная деятельность как-то была связана с литературой?

— Нет, у меня даже нет литературного образования.  Я закончила театрально-художественное училище, какое-то время работала оформителем при кинотеатрах. Но это была периодическая занятость. Затем долгое время работала в прави-тельственном учреждении.

— Довольно неожиданный выбор профессии, как мне кажется…

— Дело в том, что мои ближайшие родственники с незапамятных времен служили Отечеству  в Управлении делами Совета министров СССР, была когда-то такая организация. Они и решили меня туда определить. Так я оказалась в прави-тельственном аппарате. Знаете, на Красной площади прямо за мавзолеем есть такой зеленый купол — под ним и находилось мое рабочее место. После я работала в одной организации при Министерстве иностранных дел СССР. До того момента, как я решила уехать из Москвы.

— С чем это было связано?

— В 90-е годы в Москве начался страшный беспредел. Однажды грабители жестоко убили целую семью, моих близких друзей. И я подумала: что я здесь делаю? Это уже не мой город, а какая-то чужая конгломерация с другими людьми. Многие москвичи начали переезжать. В итоге не осталось в столице ни моих друзей, ни родственников. И в начале 90-х я переехала в Подмосковье, в деревню под Наро-Фоминском.

— Но вы любили родной город?

—  Очень любила. Но ту, другую Москву, которая кончилась после Олимпиады. Это был город добрых и сердечных людей, а не «москалей», которых сейчас ненавидит вся страна. Сейчас там основу составляют приезжие, а ехали и едут туда чаще всего за длинным рублём люди с острыми локтями. Решительные и безразличные ко всему, кроме выгоды. Мы росли «на широких московских просторах», а теперь на каждом квадратном метре — 70-этажные «человейники».

— Почему выбор пал именно на Камень?

— Десять лет назад судьба меня свела с уроженцем Камня-на-Оби Геннадием Валовым. Многие могут помнить его по популярной некогда группе «Белый камень». Дело в том, что в Подмосковье сейчас творится то же самое, что и в самой столице. Пыль, грязь, хамство, безобразие, ужасное отношение людей друг к другу. Меня там держала только мама, а несколько лет тому назад её не стало. Гена много рассказывал об Алтае, о родном городе — как здесь хорошо и красиво. Так и созрело решение переехать в Камень-на-Оби.

— И каковы ваши впечатления?

— Здесь действительно прекрасные места. Конечно, хотелось бы, чтобы местные власти были чуть добрее к окружающей городской среде. Замечательные добрые люди, красивая природа, чистый воздух. Я же приехала из совершенно загаженных мест, где природы не осталось — деревья стоят чёрные, как будто обугленные, от огромного количества машин. А здесь — тихий, спокойный старый русский город.

— В ваших стихах чувствуется профессионализм и большой литературный опыт. Как давно вы пишете?

— Первые свои стихи я написала ещё в первом классе. Мама отправила их в газету «Пионерская правда», и их напечатали. Я уже не очень помню, наверное, мне сейчас было бы за них стыдно (смеется). А в дальнейшем я то писала стихи, то переставала. Были моменты в жизни, когда было совершенно не до литературы. И наоборот, возникали периоды активности. В 2009 году случилось моё личное «Болдино», я тогда очень много написала. И многое из сочиненного тогда мне самой очень нравится, а мне редко нравятся собственные произведения.

— О чем ваше творчество?

— Моя тема — это люди, их взаимоотношения и чувства, природа, смена времен года. Жизнь, как дорога — извилистая. Иногда она прямая и ровная, а иногда начинаются ухабы и повороты. Так и со стихами. Описываешь свою дорогу и то, что на ней встречаешь. Ведь не так всё в нашей жизни обыденно, как нам начинает казаться за прожитыми годами. В природе нет абсолютного повторения: все осени разные, в разные периоды жизни мы встречаем разных людей, в разные зимы мы испытываем разные чувства. Но вот на патриотическую тему я совершенно не могу писать. Не могу писать о том, что никогда не видела и не чувствовала сама, ведь в таком случае получается фальшивка. Как ты ни старайся написать о войне — если ты пороха не нюхал, правдой это не будет. Можно написать красиво, но это не будет задевать так, как стихи фронтовиков. Человек должен пропускать через себя то, что он описывает. Если ты напишешь просто «идёт снег», это никому не будет интересно. А если у тебя что-то с этим связано и ты можешь это передать — читатель оценит.

— Значит, можно ожидать от вас стихов и о Камне-на-Оби?

— Не исключено. Правда, сейчас у меня в жизни как раз тот период, когда не до поэзии — суета, связанная с переездом. А дальше, я думаю, действительно возникнет желание выразить в стихах свои впечатления о городе, где я теперь живу.

Бродит осень у воды –

дом сгорел в огне кленовом.
Счёта не было обновам,
да недолго до беды.
Сундуки теперь пусты,
золотое стало прахом,
и последняя рубаха
не скрывает наготы.
У неё в глазах тоска,
у неё на косах иней.
Запоздалый клин гусиный
исчезает в облаках.
Да и ей давно пора,
поклонившись у порога,
в бесконечную дорогу
отправляться со двора.
Сжечь последние мосты,
терпкий дождь допить из блюдца,
и на росстанях застыв,
сил найти не оглянуться

*

Сяду я низать рябиновые бусы,
протыкать иголкой сердце спелых ягод.
После сладкого малинового вкуса
этой горечи хмельной мне хватит на год.

Пропиталась нитка кровью алых гроздьев
и болят мои исколотые пальцы.
Ах, каким же это лето было грозным!
Дождевые иглы, солнечные пяльцы.

Ах, каким же это лето было жарким
и коротким – не успела я согреться…
Я не плачу, просто лета очень жалко.
И разбитого рябинового сердца

*
Ну, вот и снова осень изморось развесила,
и птичий клин перечеркнул сентябрьский день.
А листопад кружит, вальсируя невесело,
под монотонные мелодии дождей.
В последний раз согреют землю листья жёлтые,

а листья красные украсят крон шатры.
Столетний дуб по-царски жалует мне жёлуди
как драгоценные прощальные дары.
И глухо падают в траву тугие яблоки,
шурша в листве и разбивая вдрызг бока.
И улетят в Египет розовые зяблики –
ещё до заморозков первых. А пока –
целует бабье лето губы мои тёплые.
Горит заката золотая полоса.
А за оконными заплаканными стёклами
сияют осени янтарные глаза

*
Красных листьев язычками
осень дразнится из крон.
Ремесло её – чеканить
липам золото корон,
выбивая знаки тленья,
метить всё своим тавром,
увяданью исцеленье

дать трепещущим костром.
Поглощая лето жадно,
голоднее каждый миг
становиться. И пожаром
клёны жечь и греться в них.
И над пламенным жилищем
вылить все свои дожди,
и уснуть на пепелище
с первым снегом на груди.

Максим ПАНКОВ. Фото Дмитрия ПРОСКУРИНА.

1

 

  •  
    18
    Поделились
  • 1
  •  
  •  
  •  
  • 17
  •  
  •  
  •  
  •  

2 КОММЕНТАРИИ

  1. Можно в тайгу уехать на всякий случай от беспредела и прочего бездельничества…

    0
  2. Я переехала в Камень-на-Оби в 2005 году- город был намного чище, кипела жизнь и было какое то развитие. Сейчас, по истечении времени я могу сравнить: город грязный, заросший травой. свалками, какой то обездоленный, злой и бесхозяйственный, бесперспективный, равнодушный. Это мое, сугубо личное мнение, оно, к большому сожалению совпадает с мнением моих знакомых и друзей.

    0

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here