«Плоха та птица, которой родное гнездо не мило». Так гласит поговорка о любви к насиженному годами месту, о свойстве человека «пускать корни», вырвать которые с десятилетиями все сложнее. Больно покинуть место, где родились и выросли дети, прошла жизнь. Однако к героям нашей публикации данная поговорка не относится – упорхнули они из обжитого «гнезда» с большим удовольствием. Мало того, некоторые из них ждали этого годами, отсчитывая дни и месяцы.

СТРАХ ДА И ТОЛЬКО

Улица Громова, 158. Разрушающаяся кирпичная кладка, кое-где на первом этаже смотрят на нас зияющие пустотой глазницы окон. Стоит зайти в подъезд, как обдает застаревшей сыростью, несмотря на то, что на улице столбик термометра приближается к отметке +30. Коридоры в подъездах просто «атас!». Изъеденный сыростью бетон как будто вот-вот рассыплется и монолитные плиты обрушатся прямо на голову. Страх да и только. И мы вовсе не сгущаем краски.

«Как сейчас помню, это произошло в ноябре. В одной из комнат у нас обвалилась стена, просто выпала на пол, а за стеной улица и холод, — рассказывает Татьяна Ковалева, жительница второго этажа по ул. Громова, 158, — с помощью администрации Каменского района заделали и установили опору, чтобы предотвратить дальнейшее разрушение. Нам с мужем тогда предлагали переехать в квартиру из маневренного фонда муниципалитета, но супруг был после операции и мы с соседями перенесли его на одеяле в одну из пустующих квартир на нашем этаже. Так и жили до переселения. К себе домой я хожу стирать и кушать готовить, так как в пустующей квартире отрезаны все коммуникации».

Впрочем, вывалившаяся стена не особо удивила Татьяну Ивановну. Несколькими годами ранее в этой же комнате у нее выпало окно. Тогда семья Ковалевых уже становилась героем газетной публикации. Окно тогда так же вставили за счет администрации, ведь квартира не приватизирована и принадлежит району.

«С потолков весной и в дожди у нас лилось, — продолжает рассказ переселенка, — пол практически всегда был устлан целлофаном, по периметру расставлены чашки. Когда летом шел дождь, я боялась уснуть — вдруг вода через целлофан перельется и затопит нижний этаж. Больше 15 лет так живем, а последние шесть лет в постоянном страхе, что обрушится стена. Задыхаемся от сырости и затхлости. Да и у соседей не лучше. Просто в моей квартире первые разрушения начались, наклон кровли идет прямо к нам. Видимо, при строительстве дома что-то напутали, ведь вся вода над нашей квартирой скапливается».

Кирпичная кладка на ул. Громова, 158 изъедена сыростью и разваливается.

Мы застали Татьяну Ковалеву буквально прощающейся с насиженным местом. Все вещи уже были перевезены в другую квартиру, которую получила семья по программе переселения из ветхого аварийного жилья. Осталось лишь несколько кресел загрузить. Покидают свой дом каменцы без малейшего сожаления. Он был признан аварийным в 2016 году, хотя и до этого жильцы не жили, а страдали. Когда кровля начала протекать, латали своими силами, пыталось заделать бреши и ЖЭУ, да толку не было. Стены чернели и обваливались с первого по второй этаж. Постарел дом на Громова раньше времени. Ему всего-то 38 лет, а места живого уже не осталось. Денег у пожилых супругов тоже нет, чтобы приобрести новое жилье. И, если бы не программа, трудно представить следующее десятилетие жизни в сырости и кирпичных обвалах.

КВАДРАТОВ ХВАТАЕТ!

Мирный, 15. Пятиэтажный дом на окраине города. Марина Клейменичева в четырехкомнатной квартире обыскалась кота. Хотела показать корреспондентам того, кто первый переступил порог их новой квартиры. Кот Борис до сих пор не может привыкнуть к такой территории – 63 квадратных метра вместо прежних 34. Семья Клейменичевых переселились из того самого дома по ул. Громова, 158. Их история схожа с историей Татьяны Ковалевой. Только жили там с момента постройки, с 1983 года. Своими глазами наблюдали разрушение когда-то нового дома. Когда дом официально признали аварийным, оставалось только ждать, долго ждать. Вот дождались. И сейчас в новой квартире царит настоящая эйфория.

«Мы очень довольны! – с восторгом говорит Марина, показывая свои новые владения, – теперь у нас четыре комнаты и это прекрасно, ведь нас в семье пятеро. Мы с мужем в одной разместились и каждому из трех сыновей по комнате досталось. Заехали в квартиру третьего мая и уже почти облагородили небольшой огородик под окнами. С 2016 года ждали расселения, а до 2016 куда только не обращались. Крышу бесконечно ремонтировали сами. В своей квартире стены перебирали по кирпичику. Иначе бы все обрушилось вместе с окнами. Даже не верится, что все это позади. Пойдемте, пойдемте, я вам каждый уголок покажу».

Марина Клейменичева.

Действительно, радость новых хозяев понять можно. Здесь все «под ключ», как утверждают они сами. Новые потолки, окна, обои, линолеум – заезжай и живи. Причем, Клейменичевым позволили даже за процессом ремонта наблюдать, чтобы в будущем проблем и претензий не возникло. А они до сих пор не могут привыкнуть к большой площади, здесь ютиться не придется, квадратов хватает. Рядом школа и магазины. Отдаленность от центра новоселов и вовсе не смущает, они не против поселиться еще дальше, лишь бы не жить в постоянном страхе, что стены в один прекрасный момент рухнут.

Татьяна Ковалева и Марина Клейменичева десятилетиями жили в разваливающемся доме по ул. Громова, 158. Теперь жизнь в страхе от возможного обрушения стен позади. Их семьям предоставили жилплощади.

«Уехали с радостью, — утверждает хозяйка, — пусть много говорят про родное гнездо, про привязанность к месту, пусть мы там ребятишек вырастили, но, поверьте, такое «гнездо» нам не нужно. И еще я не пойму недовольных переселенцев. Кому-то квартиру только в центре надо, кому-то рядом с остановкой, школой, магазинами. Радоваться надо, что государство позаботилось и переселило из опасного для жизни дома, а не выбирать место и ставить условия».

10 ЛЕТ ОЖИДАНИЯ

Не смогли мы обойти стороной расселение барака на улице Ленинградской, 90. Злосчастный барак уже не единожды фигурировал на страницах «Каменских известий». В отчаянье обращалась в редакцию единственная его жительница Татьяна Шаркова. Осталась там она по одной причине – идти некуда, денег на съемное жилье нет, от временного муниципального тоже отказалась.

Все жильцы из полуразвалившегося заболоченного дома разъехались давно. Шутка ли – вода под домом стояла практически круглый год. Даже в февральские морозы доходило до того, что ее приходилось откачивать, чтобы в дом не зашла. Ответ администрации на людское отчаянье был один: ждите. И вот, чудо свершилось, подошла очередь. Собственникам жилья выплатили деньги на приобретение нового, тех, кто жил по договору соцнайма, расселили. И нам удалось пообщаться с одним из переселенцев, который не последовал примеру Татьяны Шарковой. И как только дом стал представлять реальную угрозу жизни и здоровью, переехал в жилье, предоставленное администрацией из маневренного фонда.

Юрий Андреев получил жилье взамен квартиры в бараке по ул. Ленинградская, 90.

Юрий Андреев ждал десять лет, пять из которых прожил во «временной» квартире от администрации.

«Как крыша начала обваливаться, и плита там отошла, я сразу съехал, — а в прошлом году дети первые в вашей газете прочитали, что мой дом попадает под расселение в 2021 году, мне сообщили, — поделился мужчина, — я поначалу поверить не мог, но вот уже месяц в новой квартире живу. Она у меня небольшая, 25, 5 кв. м. Но как же я доволен. Да чего стоим, хочу вам наглядно показать».

Аварийный барак по ул. Ленинградская,90. Огромное болото вокруг дома разрастается с каждым годом.

Без преувеличения, все переселенцы, которых мы посетили, были не только несказанно рады, но радостью своей хотели поделиться. Их понять можно. Стоит только вспомнить «развалюхи» на Громова и Ленинградской. Вот и Юрий Андреев в ожидании журналистов чай вскипятил. Но и похвалиться не забыл свежим ремонтом, простором и тем, что теперь местные жильцы сообща и территорию приводят в порядок. Переселили нашего собеседника в дом на улице Гагарина, 82, бывшее общежитие ПУ № 66. Здание отремонтировали, привели в порядок и заселили новыми жильцами. Примечательно, что многие из них переехали в дом по программе переселения. И теперь переселенцы вокруг многоквартирника цветники разбивают, порядок в подъездах идеальный, даже ковры постелены. И все в один голос благодарят краевую и местную власть за то, что годы ожидания увенчались таким финалом.

Новосела сообща уже облагораживают территорию.

А ЧТО ДАЛЬШЕ?

Программа по переселению из ветхого аварийного жилья, которая реализуется сегодня – это второй этап продленной федеральной программы. «Первое переселение» закончилось в 2017 году. До 2017 года в Алтайском крае из аварийного жилья уже было переселено 17 700 человек из 802 многоквартирных домов. На это было затрачено порядка семи миллиардов рублей, львиная доля которых была выделена из Федерального фонда содействия развитию ЖКХ. С 1 января 2019 года начала действовать новая программа, которая должна завершиться в 2025 году.

Камень-на-Оби «расселился» досрочно. В нашем муниципалитете программа закрыта в 2021 году. А что же дальше, ведь на сегодняшний момент в очереди на расселение стоят еще двадцать аварийных домов? И это при учете инертности населения. В последний раз в очередь на расселение в администрацию Каменского района заявлялись в 2019 году. В 2020 году ни одной заявки. В 2021 году межведомственная комиссия при администрации еще не собиралась. Зачастую люди попросту не хотят суетиться со сбором документов и заключений, необходимых для того, чтобы встать на учет. Но даже и у этих двадцати домов жизнь не сахар. Жильцы в отчаянье собирают воду с протекших потолков, латают крыши, ремонтируют стены. Что же, все-таки, их ждет?

Ситуацию прокомментировал Сергей Гущин, начальник сектора переселения жилищного отдела Министерства строительства и жилищно-коммунального хозяйства Алтайского края:

— Долгосрочная программа по переселению из ветхого аварийного жилья по плану реализуется с 2019 по 2025 годы для домов, признанных аварийными на 1 января 2017 года. На данный момент Правительство Алтайского края рассматривает ускоренную реализацию программы до 2023 года. И на сегодняшний день регион направил все силы на досрочную ее реализацию. В 2020 году на эти цели было получено дополнительное финансирование. Финансовые средства были распределены между мелкими муниципалитетами края. Поэтому Камень-на-Оби не единственный муниципалитет, который идет на опережение.

В 2024 году будет рассматриваться вопрос о продлении программы.


  • За время действия программы с 2019 по 2025 гг. в Камне-на-Оби всего расселили 63 семьи.
  • В 2020 году в Камне-на-Оби выплачена выкупная стоимость 40 семьям на сумму 49650 тысяч рублей.
  • В 2021 году приобретено 11 жилых помещений для нанимателей на сумму 10589 тысяч рублей. Двенадцати семьям выплачена выкупная стоимость.

Юлия РАССКАЗОВА. Фото Дмитрия ПРОСКУРИНА.

0

 

  •  
    19
    Поделились
  • 5
  •  
  •  
  •  
  • 14
  •  
  •  
  •  
  •