Даже в таком отдаленном сельсовете, как Верх-Аллакский, где проживают всего несколько сотен человек, сохраняется сельское хозяйство, социальные объекты, инфраструктура и даже поселок из одного человека.

Призраки деревень… Брошенные хаты, от которых остались лишь полусгнившие срубы, почти полностью поглощенные бурьяном, согбенная кровля и зияющие пустотой окна, существующие только ради местных закатов — безусловно, прекрасных, не запачканных городской пылью, но безлюдных. Тысячи их, покинутых полвека назад или только недавно, со сползшими в овраги постройками, «ушедшими» в разросшийся лес бывшими клубами, школами и жилыми домами. В одном только Каменском районе десятками числятся деревни и поселки, полностью стертые с лица земли и из памяти людей, оставшиеся цифрами в архиве.

А кое-где ещё теплится жизнь. Проблемы села в корне своем имеют огромное социальное значение. Деревню называют «душой народа», а по данным последней переписи, в России насчитывается более тридцати процентов деревень, где живет не более десятка человек. В чем причина такой стремительной урбанизации? У неё нет естественных экономических предпосылок, поскольку нет значимого роста промышленности в городах. Следовательно, люди уезжают из сел в каменные джунгли ради туманных перспектив, оставляя на малой родине ещё более туманное будущее. Фактически это бегство…

Но были и остаются люди, верные своей «сельской» натуре. В отдаленных, временами практически изолированных населенных пунктах по-прежнему проживают сотни людей.

СТО ЛЕТ В ОБЕД

Про поселок Михайловский Верх-Аллакского сельсовета мы писали не единожды. Отнюдь не в драматическом ключе — он дважды становился героем публикаций в связи с круглым столетним юбилеем и последующим 105-летием. Более того, в этом забытом богами закутке обитает единственная жительница — Наталья Рябуха. Последняя из Могикан, ради которой зимой поддерживается в относительном порядке трасса, обеспечивается электроснабжение.

Поселок Михайловский обособился территориально и административно от Верх-Аллака в 1913 году. В те годы земля была наивысшей ценностью, а люди были легки на подъем — почти пионеры, осваивавшие фронтир. Человек приезжал на пустой пригорок, выбирал себе участок земли, за день возводил сруб. И оставался в новом доме.  Кстати, насчет Михайловки есть такая версия, что первым вбил на новом месте веху и построил первый дом некий Михаил Решетников. Его имя и дало название новому поселку. Некоторые источники указывают, что у Михаила было два брата, которые основали в относительной близости два других поселка, названные впоследствии в честь них — Георгиевку и Семеновский.

По данным переписи населения 1926 года, в поселке Михайловский проживали 425 жителей, имелось более восьмидесяти хозяйств. Но в дальнейшем в результате различных реорганизаций хозяйства объединялись, укрупнялись, и люди из более мелких населенных пунктов стремились в села покрупнее. «Братья» Михайловки — поселки Георгиевка и Семеновский, вскоре были покинуты и преданы забвению. Со временем люди уезжали и из Михайловки. Последние (ну, или почти последние) жители покинули ее около десяти лет назад. А от некогда крупного поселка остался только призрак на холме.

Более того, он стал проблемой. В общем и целом, исчезающие села — это негативное явление, но в нем есть и нечто от эволюции. Выживают наиболее приспособленные. Вопрос на миллион: стоит ли спасать вымирающего динозавра?

В прошлом году мы выезжали редакционной группой в Верх-Аллак и посвятили день его основным проблемам. Михайловку оставили до поры до времени с надеждой вернуться и поразмыслить о природе её стойкого сопротивления ходу времени.

ПЕЧАТЬ ЗАБРОШЕННОСТИ

— Одной из главных проблем является сообщение с поселком, — рассказал корреспонденту глава Верх-Аллакского сельсовета Андрей Березов. — Вы там неоднократно были и прекрасно должны понимать, о чем речь. Во-первых, сама дорога грунтовая, во-вторых, на подъезде к Михайловке есть низинка и ручей. То есть, даже в летнее время после ливней там нет возможности проехать. Каждую зиму, не исключая и эту, для нас настоящая головная боль поддерживать дорогу в надлежащем состоянии. Нередко бывало такое: мы расчищаем трассу, а на следующий день начинаются метели и снова полностью блокируют дорогу.

Стоит ли поддерживать деревни на отшибе, где остались считанные единицы жителей? По словам Андрея Николаевича, вопрос о переезде последней жительницы Михайловки поднимается каждый год. И каждый год отдаленность, изолированность, заброшенность поселка с единственным жителем вызывает тот же ворох проблем, и всё возвращается на круги своя.

— Этой весной мы с представителями администрации выезжали в Михайловку, разговаривали с Натальей, — говорит глава сельсовета. — Она же не одинока, у неё есть дочь в Камне-на-Оби. Но переезжать она категорически не  хочет. Предлагали жилье по социальному найму в Камне, объясняли, что она может поселиться и поближе к родным местам: хоть в Верх-Аллаке, хоть в одном из населенных пунктов Столбовского сельсовета.

Предлагали последней михайловчанке даже такой вариант: летом пусть живет там, а на зиму переезжает в более обжитые места. Это позволит существенно сэкономить средства на зимнее содержание дорог и перенаправить их на более важные объекты.

По словам нашего собеседника, она не тяготится одиночеством, летом живет огородом и полагает, что ближе к природе дольше сохраняется здоровье. Хотя такая отдаленность в определенной мере ставит под угрозу жизнь и здоровье любого, даже молодого и крепкого человека.

— Мы с вами взрослые люди, — говорит Андрей Николаевич. — Представьте, что вы живете один в отдаленном населенном пункте, куда очень сложно добраться, и с вами что-то произошло: несчастный случай, какой-нибудь приступ, когда требуется экстренная медицинская помощь. И если счет идет на минуты? Если при этом непогода сделала трассу непригодной, придется мобилизовать силы МЧС, а это тоже время.

Люди начали покидать Михайловку давно, ещё в советские годы, в эпоху укрупнений коллективных хозяйств. Крест на поселке  окончательно был поставлен в связи с закрытием социально значимых объектов. И жители собрали пожитки. Многие переехали в Верх-Аллак, кто-то в Камень или другие сельсоветы района. В эпоху колхозов в Михайловке были фермы, сеялись поля, содержались сельскохозяйственные объекты. Была занятость, была техника и люди, поддерживающие инфраструктуру в порядке. Но трасса между самым дальним селом сельсовета и его метрополией существовала уже тогда.

Март, последний снежный месяц в году. Как подчеркнул глава сельсовета, только два рейса в Михайловку обошлись бюджету сельсовета в 13 тысяч рублей. Причем, саму трассу между населенными пунктами расчищает Центральное ДСУ.

— В итоге в сторону Михайловки наш трактор идет вхолостую. А это топливо и затраченное время, которое мы оплачиваем, — делится проблемами глава сельсовета. —  В самом населенном пункте мы расчищаем дорогу протяженностью примерно в один километр, но снега там всю долгую зиму очень много. Далеко за примером ходить не надо, буквально в марте «Кировец» ДСУ не смог пробиться до Михайловки, поэтому туда отправили два дорожных ротора. И даже такая тяжелая техника справилась с большим трудом. В общем,  проблема в целом очень серьезная.

Еще зимние пейзажи – корреспонденты побывали в Верх-Аллаке в марте.

НАПЕРЕКОР ТЕНДЕНЦИЯМ

Строго говоря, сам Верх-Аллак в разное время тоже переживал симптомы исчезающего села. Самый заметный отток населения последних лет произошел не так давно. Случилось это,  когда закрыли общеобразовательную школу и  оставили филиал Столбовской СОШ для начальных классов. В итоге село покинули учителя, преподававшие в среднем и старшем звеньях, позже начали уезжать семьи, в которых есть дети школьного возраста.

Конституционное право верх-аллакских детей на образование, несомненно, обеспечно: здесь есть школьный автобус, который исправно ходит. Дорожники берут на себя заботу о поддержании школьного маршрута в порядке. Хотя, определенные сложности для ребят, вынужденных каждое утро ездить в школу в соседний сельсовет, были и остаются. Фактически школьник садится в автобус ранним утром, а домой возвращается не раньше четырех часов пополудни.

— Какое-то время у нас была проблема с водителем школьного автобуса, — говорит Андрей Березов. — За детьми приезжал  школьный автобус из села Столбово, и в итоге получался очень протяженный маршрут. В итоге дети приезжали домой поздним вечером.

Тем не менее, нельзя не отметить положительный момент, что сама школа в Верх-Аллаке сохранилась, пусть и в усеченном формате. Здесь учатся младшеклассники, здесь живут и работают педагоги — преподаватели начальных классов Светлана Рыжкова и Нина Смирнова, они проработали в этой школе много лет.

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

Кстати, заброшенные домовладения в Верх-Аллаке есть, но их не так уж и много. Более того, до сих пор есть прибывающие жители.

— В прошлом году к нам приехали из Краснодарского края, — говорит Андрей Березов, — они заняли пустующие финские дома. Если оставить в стороне некоторые проблемы, то у нас ведь очень хорошо — красивая природа, легкий климат. Например, в этом году к нам приехала семья из Норильска. Они поселились в доме, где жили пенсионеры, ранее переехавшие в Новосибирск.

Кстати, некоторые семьи приезжают в Верх-Аллак на лето из Новосибирска — они купили усадьбы и живут в теплое время года. Это довольно распространенная тенденция, когда уставшие от мегаполисов пенсионеры ищут тишины в сельской местности. И с удовольствием разводят личные подсобные хозяйства или просто ковыряются всё лето в огородах.

Многие жители Верх-Аллакского сельсовета живут личным подсобным хозяйством.

Кстати, это не единичный случай. Очень много приезжих из других регионов в Столбовском сельсовете. И мы неоднократно писали о том, как северяне обживают Ветреннотелеутск.

СОХРАНИТЬ АПК

Ещё одна положительная тенденция —  в сельсовете по-прежнему остаются на плаву фермерские хозяйства.

— Крупное хозяйство у нас держит Максим Калиниченко, — перечисляет Андрей Николаевич. — Также арендуют землю два предприятия Новосибирской области. Поля наши не пустуют, более того, они востребованы, потому что являются одними из лучших в районе по плодородности.

Хотя, конечно, были и проблемы в аграрном секторе, земли забрасывались и хирели — это происходило сразу после того, как рухнули последние колхозы. Но со временем рынок начал диктовать своё. Появились люди, пожелавшие занять пустые земли. Пока, к сожалению, на территории сельсовета фермеры занимаются только растениевод-ством. Ведь только животновод-ство дает стабильную занятость местным жителям круглый год.

Также глава сельсовета отметил, что в аграрный бизнес приходит молодежь:

— В этом году зарегистрировал К(ф)Х Алексей Малетин, молодой фермер. А его супруга тоже предприниматель, держит магазин.

Определенный отпечаток на местный АПК накладывает удаленность сельсовета от большой земли. Те же цены на молоко — они и без того зачастую не очень привлекательны для скотоводов. Удаленность села делает подобное предприятие рискованным, а уж дороговизна кормов и их доставка ставит молочный бизнес под удар нерентабельности.

— Действительно, люди стали меньше держать молочных коров в ЛПХ, — делится наблюдениями Андрей Березов.  — Есть ещё один момент, вы наверняка слышали про возможные изменения в ветеринарные правила? Если для получения возможности реализовать мясо придется везти скот на боенские предприятия, то для отдаленных населенных пунктов это станет проблемой. Люди уже задумываются — стоит ли покупать скот на откорм?

Хотя пока статистика обнадеживает. В Верх-Аллаке личные подсобные хозяйства есть, и из года в год держатся на одном уровне.

БЕДА С ВОДОЙ

В прошлом году мы писали оттом, что определенную угрозу благополучию села Верх-Аллак являет собой старая дамба. Все дело в некотором хозяйственном парадоксе: дорога, пролегающая по дамбе, находится в зоне ответственности Центрального ДСУ, а сама конструкция бесхозна.

Необходимо наладить пропуск воды. Сквозь дамбу течет река Аллачка, а выше по течению располагается водосбор протяженностью около 25 км. Это очень большой объем воды, особенно весной. Только визуально кажется, что Аллачка — маленькая речушка, весной она превращается в разрушительный поток.

Именно поэтому данная проблема являет собой мину замедленного действия. Построенная ещё в 70-х плотина не дает  разлиться озеру и сохраняет идущую по ней транзитную автодорогу. За отсутствием хозяина  гидросооружение попросту сгнило.

По словам нашего собеседника, данный вопрос находится на контроле районной администрации, он остро звучал на последней сессии сельсовета, на которой присутствовал глава района Иван Панченко.

Одну из подобных серьезных проблем, кстати, сельсовету удалось решить благодаря федеральной программе по развитию водохозяйственного комплекса. Ранее жители Верх-Аллака нередко сталкивались с перебоями водоснабжения.

— В данный момент совместно с районной администрацией мы работаем над составлением технического задания по установке водонапорной башни, — рассказывает глава сельсовета. — Надеемся, на краевом уровне оно успешно будет утверждено.

Артезианская скважина в Верх-Аллаке доселе не была оборудована башней, поэтому насос отправлял воду непосред-ственно в трубы водопроводной системы. Что делало её зависимой от системы электроснабжения — нет света, нет воды. В башне будет формироваться постоянный запас.

Вообще, глава сельсовета в целом удовлетворительно характеризует общее состояние социальной инфраструктуры в родном селе:

— У нас в Верх-Аллаке сохранился фельдшерско-акушерский пункт. Он работает на территории села, а также периодически выезжают в 3-й Интернационал для проведения планового осмотра. Социальные объекты тоже сохранены:  клуб, библиотека, детский сад.

А люди степенно и размеренно живут здесь своим хозяйством. Конечно, пожилым сельчанам, у которых нет помощников среди родных и близких, постепенно приходится его сокращать. Но потребность держать хозяйство есть, а это залог существования села.

Максим ПАНКОВ. Фото автора и Александра ЖДАНОВА.

 

 

  •  
    17
    Поделились
  • 1
  •  
  •  
  •  
  • 16
  •  
  •  
  •  
  •  

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here