В прошлом номере газеты мы обещали продолжить рассказ о жизни одного из сел правобережья – Соколово, до этого посетив Столбово, Ключи и Малетино. Мы познакомили читателей с одним из коренных жителей заречья – Пятнадцатым, и его Рио-де-Жанейро. Рассказали о работе главы столбовского сельсовета Светланы Килиной. Теперь же предлагаем посетить одно из старейших сел Каменского района.

Не играет больше гармонь, не собираются по вечерам у костра девчонки в лучших нарядах покрасоваться перед парнями, не слышно мычанья недоенных до вечера коров. Опустела деревня, исчезли из нее люди, а вместе с ними жизнь. Бросили свои дома и уехали поближе к цивилизации – туда, где есть электричество, магазины, школы, будущее. А он остался. Не потому что не мог переехать, а потому что не хотел. Он остался, когда жизнь в Соколово погасла в 1996 году вместе с колхозом и его дизельными генераторами, обеспечивающими поселение светом. Колхозные луга затопило после строительства Новосибирской ГЭС, сено негде косить стало и село практически умерло. Прожив почти триста лет, оно могло исчезнуть с лица земли, как исчезли многие его «собратья» — деревни, поселки, села Алтайского края. В некоторых из таких уже и камня на камне нет, лишь почерневшие от времени остовы бревенчатых стен доживают оставшееся, погружаются в заросли разрушенные здания клубов, школ, ФАПов. Возможно, и о Соколово бы сейчас только рассказывали те немногие, кто еще помнит. Несколько лет назад сюда и летом добраться было трудно – мост, соединяющий самый отдаленный населенный пункт столбовского сельсовета с другими селами заречья, постоянно размывало рекой Храпихой, зимой не пробиться было из-за снега. Да и кто здесь жить согласился бы, когда даже света в домах нет? Было время, когда Николай Карасев зимовал с односельчанином вдвоем. А больше ни души. Насколько взгляда хватает – только лес и на зиму «уснувшие» обские протоки. И, честно сказать, здешняя жизнь мне представлялась в самых суровых красках, а Карасев ассоциировался с героем романа Даниеля Дэфо – Робинзоном Крузо, вынужденным выживать на необитаемом острове. И как же пришлось удивиться, оказавшись у него в гостях…

ПРОсело

Подъезжая к селу, глава столбовского сельсовета Светлана Килина не без гордости показала знак на дороге – табличку с надписью «Соколово». Ее здесь не было раньше. Просто дома, просто несколько улиц неподалеку от лесного массива. А в 2018 году специально знак заказали, ведь здесь теперь живет не только Карасев.

«А вот электролиния! У нас получилось! Это сбылось», – указала на подходящие к селу опоры ЛЭП глава.

Немного вернувшись в прошлое, скажем, что во время последнего визита «Каменских известий» сюда в 2017 году работы по электрификации еще шли. Чтобы запитать отдаленное село, Северные электрические сети возвели с нуля более семи километров линий электропередач. Причем, часть вновь возведенной линии шла по болотистой местности с установкой 16-метровых опор. Примечательно, что во время работ не было спилено ни одной сосны.

«Инициативная группа по обеспечению населенного пункта электроэнергией начала работу в 2015 году, — рассказывает Светлана Килина, — ходили во всевозможные инстанции, куда только ни писали — безрезультатно, пока напрямую не обратились к энергетикам. Тогда постоянных жителей в Соколово было несколько человек. Остальные — «дачники», в основном, новосибирцы. Я хорошо запомнила один случай, когда люди из инициативной группы приехали ко мне домой в Столбово, а я в это время пиццу из духовки доставала. Тогда в сердцах кто-то из них сказал: вот бы нам так, чтобы можно было испечь что-нибудь не раз в неделю. А теперь все рады. Особенно Карасев. Между прочим, он у нас староста села и без его ведома в Соколово ничего не делается».

В «недоступной» деревне всего-навсего несколько улиц: Соколовская, Лесная и Прибрежная. Поверить трудно, но когда-то здесь была начальная школа, кордон лесничества, пятая бригада имени Мичурина. Впрочем, «заброшенная» деревня отнюдь так не выглядит. Оставшиеся старые дома буквально теряются в современных «новостройках», где-то стройка еще в процессе. У многих ворот припаркованы «Нивы». С первого взгляда понятно, что зимует местный Робинзон Крузо нынче здесь не один. Двенадцать домов на зимовку осталось. Летом жизнь и вовсе бурлит. Каменские предприниматели скупают соколовские земли. Наблюдается ежегодный прирост населения, строи-тельство новых домов наращивает темпы. Среди переселенцев, облюбовавших местные просторы – новосибирцы, северяне, каменцы и даже столбовцы.

Уже на подъезде к усадьбе Николая Карасева у Светланы зазвонил телефон: «Я у дядь Коли, пью чай. Вы-то когда присоединитесь?», — в телефонной трубке звучал голос Пятнадцатого, Евгения Гарбузы, добравшегося на снегоходе из Малетино до Соколово гораздо раньше нас.

Проезжаем родовой дом Карасевых. По словам нашей попутчицы, Николай Владимирович хочет в этом доме музей организовать. Светлана уверила, что в этом доме даже краска сорокалетней давности, созданная дедовским способом на основе глины, блестит, как новая.

Ну вот, мы и на пороге. Гостям Карасев не удивился, но угощение уже приготовил – сало собственного посола, домашняя сметана, мед и чай на травах. Шутя, сразу предупредил: не попробуете, ничего не расскажу. А дальше пошла беседа о жизни за столом и в этой беседе мы уже не чувствовали себя журналистами, а просто слушали. Порой вмешиваться в разговор коренных жителей не хотелось даже.

МЭР СОКОЛОВА

Говорят, что все жители заречных сел как одна большая семья. Неважно, где ты родился: в Дресвянке, Малетино, Аллаке, Плотинке, Ключах или других селах – все друг друга знают, все, как родные, свои, заречные. Заречье вообще – другой мир и трудно понять, почему. Может, отрезанность рекой сказывается?

«Мы дядь Колю все с детства знаем, — рассказывает Евгений Гарбуза, — он же лесником был. У нас даже присказка была, что у него лоси за огородом пасутся, и вся живность к нему тянется. Думаете, ему скучно живется? Да его здесь каждый охотник знает, гостей хоть палкой гони в любое время года. У него жизнь кипит, никогда скучно не бывает. Я проще могу сказать – это мэр Соколова. Все проблемы он тут решает, все обращаются к нему. И при этом он ни с кем не ругается. Но если слово сказал – как отрезал».

Николай Карасев – “мэр” Соколова, коренной житель, не покинувший родное село даже в период упадка.

«Здесь многое зависит от него, — вторит Светлана Килина, — первых переселенцев он сюда позвал из Новосибирска. Он всегда начеку, смотрит за порядком, помогает обживаться новоселам, знает каждого из них по имени, он же местный староста».

По словам людей, которые с Карасевым давно знакомы, – он человек с сильным внутренним стержнем, с твердой жизненной позицией. А если бы не так, разве смог бы стойко пережить то, что остался практически один? Сына Москва «сожрала», как он сам выражается – уехал в столицу, там его и не стало. А Карасев все помнит, и живет. Дочь из Новосибирска, конечно, регулярно навещает. Впрочем, в свое время и ему в городах пришлось пожить.

Родился он в Соколово в 1954 году. Закончив восьмилетку, уехал в Бердск учиться на фрезеровщика. После армии шесть лет жил в Новосибирске. А в 1979 году вернулся. До сих пор Николай Карасев не может объяснить, что его сюда тянуло. Много он красивых мест по стране повидал, но, говорит, что свое болото роднее. Хотя, какое ж это болото? Здесь бор, к реке берег пологий, хорошая рыбалка, отменная охота, а грибов и ягод полный лес. А главное, здесь спокойно. Такой тишины не услышать в других селах. И кто здесь побывал однажды, поймет. А те, кто понял, строят здесь дома, покупают земли…

СЧАСТЛИВЫЕ ЛЮДИ

— Дядь Коль, а как же вы столько лет здесь без электричества жили? Неужели телевизор не смотрели? Чай не могли согреть, когда захочется?

— Как-как? Ну-ка сюда посмотрите.

По стенам кухни Карасева остались пережитки прошлого – светодиодные ленты. Благодаря им зимними вечерами освещались тогда дома.

— Да и кто вам такое сказал, что мы без телевизора жили? Всегда его смотрели. Когда колхоз был, дизель работал на всю деревню. А в девяносто шестом колхоз развалился, дизеля не стало. Тогда еще не было бензиновых генераторов. Мне тогда знакомый «андижанец» отдал. Это цилиндровый дизель производства Андижанского завода. С помощью него при колхозе воду качали. Я из него сделал генератор. Года четыре он «крутил» на всю деревню. Те, кто остался здесь, скидывались на топливо и масло. Свет включали мы только утром и вечером. Прошло время, появились электростанции, стали их покупать. Сейчас здесь почти у всех по несколько электростанций от 0,5 кВт до 50 кВт.

Коренной “соколовец” держит хозяйство и, можно сказать, кормит все село.

С электричеством, конечно, гораздо веселее стало. Теперь хоть холодильниками пользуемся. Раньше «ледники» были под землей. Туда перед зимой бочки и сосуды с водой заносили, намораживался лед за зиму, от которого все лето в «леднике» холодно было. Метод древний еще, но действенный.

— А как столько лет зимовали практически отрезанными от внешнего мира, в одиночестве? А если случись что, здесь же ни на «скорую помощь», ни на пожарную службу можно даже не надеяться. А что делать, когда ледоход проходит и до «большой земли» добраться трудно, Соколово-то дальше всех от Камня находится?

— Да нормально мы всегда жили. А съездить куда-нибудь – не проблема. Зимой запрыгнул на снегоход и по реке в Крутиху или в Столбово. До Крутихи всего семь километров по зимнему льду. Летом, правда, на моторке добираться приходится. Но разве это проблема? ДоСтолбово от нас 15 км, до Дресвянки тоже 15. Затарился продуктами и живи себе. Когда сильно нужно в город в распутицу, на электричке через мост переехал и все. А надеяться здесь можно только на себя, поэтому мой «Буран» всегда на ходу.

Кстати, пока дорогу к нам через Чингиз не сделали, новосибирцы приезжали сюда через Крутиху. Там есть водонапорная башня в сторону Масляхи, асфальт до самого берега. Приезжаешь туда, ставишь машину, ставишь палатку, надуваешь лодку, 15 минут и ты в Соколово. Рыбалка у нас шибко хорошая, вот и тянет она приезжих. Я и сам рыбачу, что ж тут еще делать.

— А изменилась ли жизнь с назначением на должность главы сельсовета Светланы Килиной?

— Конечно. Все изменилось. Все, за что ни возьмется, доводит до конца. А мы помогаем кто чем может. У нас даже дороги чищены лучше, чем в Камне. А до Светланы и дорог-то толком не было. Вообще, глав, которые за свои села не радеют, гнать надо. Зачем место занимать, если для людей работать не хочешь. Нам повезло, у нас своя, коренная, которая любит место, в котором живет, и прикладывает все силы, чтобы сделать его лучше.

Как оказалось, Карасев держит большое хозяйство: коровы, овцы, куры, своя пасека имеется, два трактора. И только диву даешься, как он все успевает.

«Для меня хозяйство – дело привычное, – говорит, – раньше только овец 115 голов держал. Работал в колхозе. А когда в 1985 году перестройка началась, пошел на подряд. Брал колхозных быков на откорм. Сено для них сам косил на маленьком тракторе Т-16, стога ставил. На одну голову тогда нужно было накосить 30 центнеров в зиму. Неплохо так зарабатывал. По 14 тысяч рублей в год – это по тем деньгам на три машины бы хватило.

У Карасева есть своя техника.

И пушниной занимался в свое время, – продолжает коренной «соколовец», – тогда она в цене была. В Камне-на-Оби на улице Громова заготконтора была. Охотники с ней заключали договора. У каждого свой участок был, на котором зверя брали: норку, лису, ондатру, бобра, белку. Всего хватало. А сейчас вот никому пушнина не нужна – развелась она в округе в неимоверных количествах».

Примечательно, что в людях Карасев больше всего ценит доброту. По его мнению, если человек добрый, то все поймет, и себе и другим поможет. Не любит старожил, когда человека зависть и жадность съедают. Говорит, хуже нет качеств.

Проведя целый день на «том берегу»,  невольно убеждаешься – счастливые люди здесь живут. Они говорят, что счастлив тот человек, которому всего хватает, который не гонится за богатством.

«Деньги могут загнать в рабство, — уверен Пятнадцатый, — а олигархи — это рабы денег, больные люди. А мы самые счастливые. Чего не хватает, так это времени – дни пролетают. Коренных горожан мы называем детьми асфальта, в них нет особого душевного стержня. Но даже среди них есть те, кто сохранил свои корни. Такие тянутся к земле, к природе и тишине. Такие и живут здесь, в Соколово.

Практически у всех местных жителей есть “Нива”, ведь здешние дороги зимой осилит только внедорожник.

Человечество так устроено: родился, женился, родил сына, дом построил – свою точку на Земле отметил. Наши точки совпали здесь, в заречье, и другой жизни мы не хотим».

А ЗАВТРА БУДЕТ ЛУЧШЕ!

Официально прописано в Соколово 3 человека. Живут постоянно 15. В прошлом году зимовать осталось 12 семей. Многие участки куплены под строительство.

Евгений Гарбуза: “Дядю Колю навестили, теперь в лес – косуль кормить”.

Ежегодно все новоиспеченные сельчане собираются за общим столом в праздник 9 мая. Тут же знакомятся, проблемы решают, планы строят. Неизменно во главе стола сидит коренной местный житель Николай Карасев, который не покинул малую родину даже в трудные для нее времена. На прощанье он показал рукой в сторону леса – уверен, что вскоре его воскресшее село в ту сторону к бору разрастется. А главное, он точно знает, что завтра здесь будет еще лучше.

Юлия РАССКАЗОВА. Фото Дмитрия ПРОСКУРИНА.

 

 

  •  
    32
    Поделились
  •  
  •  
  •  
  • 4
  • 28
  •  
  •  
  •  
  •  

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Очень понравился рассказ про глухую деревеньку! Это хорошо что уже появилось эскричество в “Соколово”…Интересно знать кто был главой до Светланы Килиной,что жители деревни радуются простым вещам как чищеные дороги! Дай Бог им богатых инвесторов и будущих соседей…

Comments are closed.