В Камне-на-Оби семьям с детьми с ограниченными физическими и умственными возможностями в Комплексном центре социального обслуживания населения Каменского района протягивают руку помощи и проводят с ними индивидуальные и групповые реабилитационные мероприятия. На одно из таких мероприятий и отправились корреспонденты «Каменских известий».

ПРЕОДОЛЕВАЯ СЕБЯ

Просторная комната с множеством игрушек, мягкие модули для занятий спортом, различные развивающие игры и милая девчушка… Ее улыбка озаряла светом всех, кто входил в помещение.

— Привет! Как тебя зовут? — спрашиваем.

— Полина, — робко отвечает девочка и, прижимаясь к маме, продолжает собирать мозаику.

— Сколько тебе лет? — продолжаем.

— Ей 6 лет, — подхватывает разговор мама Полины Лилия, — но в школу мы пока не собираемся, у нас впереди операция на ногах, а уже после нее будем смотреть. Мы не ходим свободно, как все, передвигаемся только за руку.

По словам Лилии, дочка растет творческим ребенком, любит мастерить, рисовать, лепить. Вот только одна занимается редко, ей необходимо постоянное присутствие взрослых.

— Никто не думал, что нашу семью это коснется, — говорит она, — беременность протекала самая обычная, но роды были преждевременными. Первые признаки того, что с ребенком что-то не так, появились не сразу. Когда Полине было 7 месяцев, я заметила, что она стала делать непонятные кивки головой. Оказалось, что это одна из разновидностей эпилепсии. Поползла Поля очень поздно. Сейчас передвигается на коленях, либо держась за руку. ДЦП нам поставили только в 1,3 года. Воспитывать такого ребенка большой труд и, в первую очередь, ответственность. Нам многое приходится преодолевать. Тем более ребенок теперь все понимает. И когда она говорит, что хочет ходить и бегать, как все, конечно, тяжело это.

До начала реабилитационного мероприятия оставались считанные минуты, и Полина стала потихонечку собирать мозаику в коробку. Лилия  в это время рассказала нам, что с тех пор, как дочери был поставлен окончательный диагноз, борьба за ее здоровье не заканчивается ни на минуту. Движение – обязательное занятие Поли. Она с удовольствием ходит с мамой по магазинам, держась за коляску. Родители стараются не лишать ее общения и для этого пробуют все, что может помочь Полине жить полноценной жизнью.

— Поначалу мы ездили в Барнаул в краевой психоневрологический санаторий каждые три месяца на реабилитацию, — констатирует Лилия, — ездили к врачам в Санкт-Петербург, без конца записывались к мануальным терапевтам, проходили массажи, работали индивидуально в барнаульском бассейне. Мы старались охватить все, о чем узнавали. У нас есть тренажеры, я видела, какие занятия проводились с Полиной, мы приезжали домой и повторяли.  Однажды к нам пришли из Комплексного центра социального обслуживания и предложили заниматься на их базе в Камне-на-Оби. Вы не представляете, как мы обрадовались этому. Полина идет сюда с удовольствием. Она ждет среду и пятницу. В эти дни у нас проходит реабилитация. Спрашивает дома, когда же мы пойдем? Мы здесь не только занимаемся, нам разрешают поиграть, плюс дополнительное общение с другими детьми. Нам нравится здесь и результаты есть.

В СВОЕМ МАЛЕНЬКОМ МИРКЕ

При разговоре с Полиной и ее мамой нас постоянно прерывала маленькая Милана, которая периодически подходила и поглаживала красное платье корреспондента. Что происходит?

— Считайте, что Милана с вами по-своему пообщалась, — обратилась к нам Маргарита, ее мама, — красный цвет у нее в приоритете…

Вот и встало все на свои места. Мила – невероятная кокетка, которая живет в своем маленьком мирке. Когда педагоги комплексного центра обозначили звуком колокольчика начало комплексного реабилитационного мероприятия, Милана, не обращая внимания на упражнения, занималась своими делами. Вместо нее в играх, танцах принимала участие мама. Даже аппликация «Подснежники» была изготовлена ее руками.

Милана росла самым обычным ребенком до 2-х лет. Училась говорить, делала первые попытки к самостоятельному приему пищи, играла. Откат в развитии, по мнению мамы, произошел после вакцинации.

— Все проблемы у Миланы начались после прививки АКДС, — отмечает Маргарита, — хоть врачи и говорят, что это не вина прививки, но после нее развитие затормозилось. Пришлось очень много перечитать литературы, общалась со многими родителями, у которых такие же дети, и у большинства начало проблемы одно – прививка. Помню, как к нам в гости приехала мама и, понаблюдав за Миланой, сказала, что с ребенком что-то происходит. Мы и до этого видели, как дочка машет руками, но считали, что она так радуется при просмотре мультфильмов. Уже тогда Милана перестала откликаться на свое имя, не смотрела в глаза. В больнице нам говорили, что она еще маленькая, поэтому и не реагирует. Пришлось ехать в Барнаул к неврологу, и врач нам сообщила, что в нашей семье ребенок-аутист. Мы сомневались и надеялись до последнего, что это не так. Ездили в Новосибирск, но врач и там подтвердил диагноз. Для нас это было шоком. Сейчас мы оформляемся на группу. В садик ходим до обеда. Она очень любит общение, с удовольствием ходит в Комплексный центр. Правда, нас во внимание она не берет, будто нас и нет вовсе. Нам предстоит большая работа не только с дочерью, но и над самими собой. Аутизм лечению не поддается, выход – занятия, реабилитация и огромное терпение.

С небольшой задержкой по времени к реабилитационным занятиям присоединилась и еще одна девочка с красивым именем Пелагея и сразу же ее мама Елена, постаралась вовлечь малышку в игру. Затем они вместе выполнили аппликацию, и Пелагея отправилась наводить в комнате легкий беспорядок. Мы наблюдали за ней очень долго и даже пытались несколько раз поставить мягкие модули на места, но безуспешно. Она вновь подходила и намеренно их роняла. За модулями шли пирамидки, игрушки… Игнорировала все наши порывы к разговору. Ее привлекло лишь занятие по логоритмике с Полиной. Поля произносила слоги с буквами «А» и «О» и «отдавала» их фигуркам девочек с одноименными буквами на платьях.

Пелагея тоже пыталась произносить, но у нее не получалось. Елена, заприметив увлеченность дочки, поторопилась помочь. С мамой дело пошло быстрее.  В семье Елены Пелагея третий, поздний ребенок.  Первые признаки детского аутизма у девочки начали проявляться еще до года, она не откликалась на имя, и не было контакта «глаза в глаза». Все игрушки выстраивала в ряд.

— Мы очень тяжело все это перенесли. Дома я читала ей книги, пытались собирать пирамидки, играть, но было ощущение, что все это игра в одни ворота. Она иногда смотрит на меня, но не видит, будто я не ее мама, — после этой фразы, Елена заплакала. Через мгновения взяла себя в руки и продолжила, — в центр мы ходим недавно, но уже есть первые положительные результаты. Пелагея стала спокойнее, она начала проявлять интерес к играм и занятиям. Для нас это хоть и маленькая, но победа.

ВМЕСТЕ МЫ СИЛА

В работе с такими детьми важна каждая мелочь. Так считают родители девочек. Естественно, им помогают специалисты Комплексного центра.

— Наша цель расположить к себе ребенка, — говорит Светлана Бурмистрова, специалист по комплексной реабилитации, — не всегда с первого раза получается это сделать, но стараемся и мы, и дети, и родители. Например, дети с аутизмом очень трудно идут на контакт. Эти детки, которые сегодня с нами – подарки судьбы. Они не любят, когда часто меняешь прическу, одежду. Привыкают к одному и для них любая смена уже состояние тревоги. У них есть свое внутреннее биологическое время. С ними не работают педагогические приемы, например, переключение внимания. Поэтому мы не заставляем их выполнять все досконально, кто может, тот занимается, кто не желает – играет, но он все равно впитывает в себя все, что проходит рядом, слова детей, специалиста.

Ольга Чашкова, специалист по социальной адаптации, также отмечает, что в центре проходит работа не только с детьми, но и с родителями, чтобы впоследствии они могли повторить все упражнения дома.

— Мамы и папы, как зеркало для своих малышей. У детей с ДЦП и вовсе часто не развита моторика. Тогда используется метод «рука в руке» или «обхват». Это когда мама обхватывает ребенка сзади, берет его руки всвои, и они начинают выполнять задание вместе. Тем самым рука малыша запоминает все движения, — рассказывает Ольга Николаевна.

В отделении реабилитации несовершеннолетних с ограниченными физическими и умственными возможностями Комплексного центра проходят реабилитацию порядка ста детей разного возраста. Здесь ребятам оказывают социальные услуги, консультативную помощь и др. Используются новые технологии работы для семей с детьми-инвалидами. Для каждого ребенка разрабатывается индивидуальная программа, по которой проходит реабилитация и в дальнейшем специалисты продолжают поддерживать общение с теми ребятами, которые посещали Комплексный центр.

— Мы не прощаемся со своими детьми никогда, — констатирует Светлана Бурмистрова, — моим первым воспитанникам уже по 30 лет, и они до сих пор приходят ко мне. У нас работает группа, которая носит название «Мы вместе». Вот и с этими ребятишками мы будем вместе. Самое лучшее лекарство – это доброта. Она излечивает все болезни.

Ирина СПИРИНА. Фото автора и Дмитрия ПРОСКУРИНА.

 

 

  •  
    19
    Поделились
  • 1
  •  
  •  
  •  
  • 18
  •  
  •  
  •  
  •