Недавно этно-студии «Сирин» было присвоено звание народного самодеятельного коллектива Алтайского края.

Этнический ансамбль «Сирин» — это, несомненно, крайне самобытное явление для каменской сцены, заметно выделяющееся среди прочих фольклорно ориентированных коллективов. Уникальность «Сирина» прослеживается во всём: в эклектике сценического материала, в костюмах, в подаче шоу.

Корреспонденты «Каменских известий» встретились с движущей силой народного ансамбля — руководителем Натальей Ильиных, а также  обладателем богатого баритона Алексеем Булгаковым. Мы узнали, откуда есть пошёл «Сирин», что общего у фольклора и рока и сколько стоит песня.

Корр.: «Что было в отправной точке коллектива? Когда вы решили, что с сего момента этно-студии «Сирин» быть?»

Наталья: «Вначале на базе ДК Железнодорожников существовал ансамбль «Вереюшка». Этот был полностью женский ансамбль, мы исполняли фольклорный этнографический материал Алтайского края и Новосибирский области. Соответ-ственно, для шоу мы подбирали костюмы в стиле конца XIX — начала XX веков.

Потом к нам в коллектив влилась Светлана Кривоносова, и она предложила исполнить песню «Когда мы были на войне» группы «Бабкины внуки». Во-первых, это нетипичная для нас композиция, во-вторых, она однозначно требует мужского исполнения. И я сразу представила голос Алексея Булгакова. Таким образом, мы немного изменили наш традиционный репертуар и приобрели замечательный баритон. Постепенно возникла идея в целом несколько изменить направление».

Алексей: «В это время я, параллельно барышням из «Вереюшки», также на базе ДК Железнодорожников, занимался с самодеятельным коллективом. Это была этно-рок группа, которая по совершенно случайному совпадению называлась «Сирин». Мы сочетали фольклорную музыку с рок- и метал-элементами, использовали в сценических образах стилизованные под старину костюмы. Репертуар мы подбирали соответствующий — делали кавер-версии на известные фольклорные песни России и Европы. То есть, мы брали старинный аутентичный материал и подавали его в современной рок-аранжировке. В итоге, когда я присоединился к теперь уже экс-«Вереюшке», произошло некое творческое слияние».

Корр.: «Так «Вереюшка» стала «Сирином»?

Наталья: «Да, после прихода в коллектив Алексея мы уже не могли называться по-старому. Исполняемый материал тоже подлежал пересмотру. Первое выступление в новом формате состоялось на фестивале «Казачья вольница» в 2015 году, тогда на сцене мы выступили в составе трио: я, Алексей и Светлана. А вскоре к нам присоединились Юлия Шовба и Ирина Легаева, и возникла необходимость продумать новый образ, новое название, новое направление».

Корр.: «Где черпали вдохновение?»

Наталья: «Сначала я думала поискать исходный образ в казачьей культуре — тем более, первое выступление в новом составе как раз было на казачьем фестивале. Но потом я от этой идеи отказалась. Решила заглянуть глубже в историю — тоже ничего не приглянулось, ни турецкие сарафаны, ни шаровары.

Алексей: «Опять же, выбор костюма в строгих временных и национальный рамках сильно ограничивал бы будущий репертуар коллектива — до этих самых временных и национальных границ».

Корр.: «А тут совершенно случайно Алексей — руководитель клуба исторической реконструкции, большой специалист по архаичному гардеробу… Пригодился этот опыт в создании нового образа «Сирина»?»

Алексей: «Конечно, знание материальной культуры Средневековья сыграло свою роль, когда мы коллегиально придумывали новый образ. Однако здесь стоит заметить, что костюмы нашего коллектива — это, в первую очередь, стилизация и шоу. Для того, чтобы зрителю было интересно, мы создали некий собирательный образ менестреля или барда. В чем-то это даже несколько эпатажно, но при этом с намеком на историчность и старину. Мы считаем, что кокошники и габардиновые сарафаны в «цвяточек»  людям уже порядком надоели, а у молодежи и подавно ничего кроме «фейспалма» не вызывают. Чтобы зародить интерес у людей к родной культуре, к истории, материал нужно подавать не комично, не аляповато. Так, чтобы люди подумали: вот, ансамбль подошел к костюмам с умом, даже отчасти с помощью науки».

Наталья: «Костюм — лицо ансамбля. Зритель сначала видит артиста, только потом слышит. Значит, сценический образ должен привлекать внимание и совпадать с творческим материалом. Глядя со стороны, кажется, что у нас внешний облик и музыка взаимодополняемы. Костюмы мы дополнили аксессуарами. Конечно, историки и реконструкторы легко смогут к нам придраться. Когда я заказывала височные кольца и браслеты у мастеров-ремесленников, меня отговаривали: мол, это кривичи, это вятичи, а эта бижутерия из разных веков. Пришлось объяснять, что нам нужно просто шоу. И что мы исходим из возможностей».

Алексей: «На самом деле, в России существуют реконструкторские коллективы, которые не только внешне соответствуют образу воссоздаваемой эпохи, но и используют аутентичные инструменты со струнами из жил, как в старину. Они также реконструируют песенный материал. Но, во-первых, это очень дорогое удовольствие, а во-вторых, интересно для очень узкой группы лиц».

Корр.: «Как вы подбираете репертуар? Что предпочитаете? Если мне не изменяет память, вы даже перепевали песню московской метал-группы «Аркона».

Наталья: «Ищем на бескрайних просторах Интернета. Главное, найти подходящий «минус», который мы впоследствии адаптируем. Не весь материал из открытого доступа подходит в том виде, в котором он записан авторами. Мы подбираем то, что нравится нам, что подходит по стилистике и что, как нам кажется, понравится публике. По жанрам мы ориентируемся на фольклор, этническую музыку в современной обработке. Берем патриотические песни. Рок. Исполняем песни «Мельницы». Недавно нам даже предлагали попробовать современный ритм-н-блюз. В общем, мы открыты для всех жанров, которые подходят нам по настроению и голосам».

Алексей: «На одном сайте, где выложена одна из самых богатых баз «минусовок», недавно наткнулся на изобилие вещей очень интересной группы «Калевала». Как раз собирался предложить коллегам изучить материал».

Наталья: «Иногда мы находим хорошую песню, но пока не можем взять ее в репертуар в силу разных причин. И через некоторое время к ней возвращаемся — когда готовы. Видимо, должно наступить какое-то переосмысливание».

Корр.: «Работая с «минусами», не может не возникнуть проблем с авторскими правами. Случалось ли такое, что кто-то из музыкантов против, чтобы их песни пели где-то в провинциальном ДК?»

Алексей: «Однажды я вышел на одного московского музыканта, он флейтист в известной рок-группе, и у него есть собственный проект, который подходит  нам стилистически. Попросил у него выслать нам «минус». Он не был против — но за деньги. За «скромные» 50 тысяч рублей. Я, конечно, понимаю, что в столице это действительно скромные деньги, но для районного ДК — это, скажем, новый аутфит для целого ансамбля. Но не всегда так страшно. Недавно Наталья пробрела «минус» у другого автора за действительно скромные 500 рублей.

Корр.: «Может, тогда проще самим если не исполнять музыку, то хотя бы записывать «минусы»?

Наталья: «На данном этапе это не представляется возможным. Нет музыкантов, нет инструментов и необходимого оборудования, нет специалиста, который занялся бы звукорежиссурой. Живое инструментальное исполнение сопряжено со многими трудностями».

Корр.: «Насколько вы готовы к экспериментам?»

Наталья: «Нас мало что сдерживает. Во многом потому, что мы изначально задались целью объединить в нашем репертуаре множество направлений. Недавно выступали на фестивале вокально-хорового искусства имени Леонида Калинина, и там было необходимо исполнить две композиции, причем, одну из них — а-капелла. Алексей до этого был ярым противником исполнения без музыкального сопровождения. Но фестиваль был важен для нас, в частности, для получения звания «народного», и он согласился».

Корр.: «Кто у вас главный аранжировщик и хормейстер?»

Алексей: «Наталья».

Наталья: «Я окончила Алтайскую академию искусств и культуры по направлению народного художественного творчества, конкретно — фольклористика. Так что, для меня это непосредственная профессиональная область, моя специализация».

Корр.: «Наталья, легко ли вам работать с группой?»

Наталья: «Да, с прекрасными голосами работать приятно. Тем более, я не напираю, не ровняю под одну гребенку. В фольклоре приветствуется индивидуальность исполнителя. То есть, я говорю, как НЕ надо. А как именно надо — решают сами ребята.

Корр.: «Вам доводилось выступать и за пределами Каменского района. Как вас встречает публика?»

Наталья: «С интересом. Людям нравится наш необычный стиль, современный репертуар, подача материала, шоу».

Алексей: «В большинстве своем в клубах и домах культуры фольклорное направление представлено довольно-таки типично и однообразно. Для многих наше шоу — нечто свежее и неординарное».

Итак, звание народного самодеятельного коллектива получил один из самых молодых ансамблей районного Дворца культуры. Для «Сирина» это не повод остановиться в поиске чего-то нового. Кстати, этим летом этно-студия записала песню и сняла видеоклип, который на «ютьюб» набрал уже более ста тысяч просмотров. Значит, скоро мы будем видеть и слышать «Сирина» не только на местной сцене, но и в необъятном медиапространстве. Как говорится, знай наших!

Максим ПАНКОВ. Фото Дмитрия ПРОСКУРИНА и из архива ансамбля «Сирин».

0

 

  •  
    33
    Поделились
  • 19
  •  
  •  
  •  
  • 14
  •  
  •  
  •  
  •