Деревня будет жить: рассказываем о жителе заречья, пенсионере Андрее Шенкнехт

0
674

Андрей Иванович Шенкнехт родился 11 февраля 1939 года в с. Розендам Саратовской области.

— Русская деревня, большой колхоз, трудолюбивые мужики, от которых пахнет соляркой, сеном и потом. Парное молоко по утрам, дивная природа, дружелюбные бабки, которые щелкают семечки на скамейках у ворот, а самое главное — озерко с чистою как слеза водою — всё это я помню из того, своего детства, — рассказывает  Андрей Иванович. — А когда началась война, то нас эвакуировали на Алтай. Долго мы ехали то днём, то ночами, так вот и попали в этот чудный  посёлок 3 интернационал. Детство было трудное, семья  очень большая—11 детей. Бывало, мама принесёт чугунок с картошкой, поставит на стол  и такой растекается аромат и мы, обжигая пальцы о горячие шкурки, сидели и ели.

Зимой бегали по улице, рыли норы в сугробах, катались на чём придётся, а весной главное развлечение — ручьи. Огромные сугробы так стремительно быстро таяли. Вода стекала в болото, а мы выравнивали русло и мчались наперегонки с весенней водой.  Летом работали в колхозе не покладая рук. Так и росли, играя все вместе. Старшие учили младших и при этом чаще хорошему, чем плохому: показывали нам съедобные растения, которыми можно было утолить голод. Было очень голодно в то время, надеть сильно нечего. На улицу ходили по очереди, жили  впроголодь, но все выросли, стали взрослыми. Детство научило меня преодолевать все трудности, никогда не поддаваться панике.

В первое время в деревне нас приняли недружелюбно, жители были разные, в основном, русские, поэтому, нас, немцев, восприняли в штыки. Многое пришлось пережить, но, в основном люди были хорошие, трудолюбивые. Вот так и наша семья Шенкнехт влилась в эту небольшую деревеньку. У каждого жителя этой деревни своя жизненная история, каждый пережил что-то такое, чем можно гордиться. Деревня — это большая семья, где все знают друг друга, все друг с другом здороваются. И для того, чтобы она тебя приняла в свою семью, ты должен полюбить её  всей душой, вот и я полюбил эту деревню. Она настолько стала для меня родной и любимой, что я всю свою жизнь посвятил ей. Мне уже за 80, я до сих пор живу здесь. Когда были ещё подростками, мать, провожая нас на работу, предупреждала: трудитесь так, чтобы людям не было стыдно в глаза смотреть. И мы старались. Помню, как зерно сушили и как всей деревней сено заготавливали, стога метали, как обеды варили у костра. Ребята постарше возили на лошадях копны сена. В общем, работали все, так было весело! А на праздниках пели и плясали, ходили по деревне с гармошкой, то собирались в доме, кто вязал, кто песни пел— очень много народу собиралось! Жили бедно, но дружно.

Я проработал в колхозе более 40 лет. Мы с братом Иваном многие годы ухаживали за колхозной отарой. Каких — либо нареканий со стороны руковод-ства никогда не получали. У нас отара была 2 тысячи голов, но мы справлялись, конечно, нагрузка была очень большая, но у нас  хватало сил. Для  чабанов Шенкнехтов  колхозная земля, по которой мы водили тысячную отару, была смыслом всей жизни. Мы с братом — каждым прожитым днём, каждым часом своего труда преумножали богатство колхоза, добросовестно исполняли свою работу, не считались со временем, помогали всем в трудную минуту.

Я начал свой трудовой путь с 14 лет. Конечно, было очень трудно, особенно в послевоенные годы. С 1960 года я стою на своём трудовом посту. Вот тогда и загремела молва по всему Алтайскому краю о нас, о двух братьях Шенкнехт, о двух знатных чабанах. Много грамот и дипломов получили за свою работу. И в Москву посылали на ВДНХ, да не смогли мы бросить своё дело, как без нас наши овцы… Помню, однажды уговорила меня семья съездить по бесплатной путёвке в Чехословакию и Венгрию. В 1970 году я получил свою первую медаль «За доблестный труд». 1973; 1975; 1979 годы — меня награждали знаком «Победитель соцсоревнования». В 1981 году я стал лауреатом краевой премии, а в 1982 году — ударником коммунистического труда. В 1984 году за достигнутые успехи в развитии народного хозяйства меня наградили серебряной медалью ВДНХ. И вот в 1986 году 14 октября я получил орден «Знак почёта». В общем, работал я не покладая рук, обзавёлся семьёй. Со своей супругой Галиной мы родили и воспитали пятерых детей. Все они давно выросли, уже есть внуки, и даже правнуки.

Род Шенкнехт красив в жизни и в делах. Он старательно сохраняет свои традиции, когда-то мы вместе со своей племянницей Ольгой Ольховской создавали шумовой ансамбль, который воспроизводил разные мелодии на импровизированных инструментах, (пилах, трещетках). Мы не раз демонстрировали своё мастерство на районных смотрах, а вообще, моя семья очень хорошо поёт. Бывало частенько, с Галей затянем нашу любимую «Ой калина». Да, тяжело вспоминать. Иногда кажется, что живу в этой деревне с рождения.  А некоторые-то позабыли, что настоящая родина — это деревня, где пахнет соляркой, сеном, где живёт простой народ, где летом дети, резвясь, купаются в озере. И очень жаль, что сегодня, когда на дворе 21 век, деревенским людям иногда очень трудно, особенно в нашей заречной стороне. А так хочется, чтобы сельские жители были счастливы. А деревня всё равно будет жить, я в этом уверен полностью.

Вот такими словами закончил свои воспоминания Андрей Иванович. Немного погрустив, он сказал, что как бы ни бросала нас судьба, где бы мы по свету ни скитались, в дом родимый тянет нас всегда, краше нашей земли нет, особенно когда из трубы идёт дым и хлебом пахнет. Такое счастье! Душа поёт даже сейчас от таких воспоминаний. Как мне хочется, как в детстве, пробежаться по своей земельке, но силы уже не те!

Ольга ОЛЬХОВСКАЯ, заведующая  сельским клубом п. 3 интернационал.

 

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

  •  
    1
    Поделиться
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •