«Когда мне было 14 лет, я думал, что 40 лет — это так далеко, что этого никогда не будет. Или будет, но уже не мне. А вот сейчас мне практически 40, а я понимаю — действительно не будет! Потому что мне до сих пор 14. Получается, взрослых нет. Есть постаревшие дети, мальчики и девочки».

Из к/ф «О чем говорят мужчины».

С Лидией Лелетко мы познакомились еще летом во время совместного путешествия к сердцу Горного Алтая – Телецкому озеру. Красивая женщина с огнем в глазах буквально порхала по горам во время экскурсий и подъемов к водопадам. А по вечерам вокруг нее собирались туристы – слушали истории насыщенной, не придуманной жизни, полной событий и путешествий. Каково же было всеобщее удивление, когда мы узнали, что в этом году Лидия Григорьевна отпраздновала свой 80-летний юбилей. А то, что она станет героем нашей публикации, было ясно сразу, практически с первых ее слов.

Эта чудо-женщина в советскую эпоху вложила свою лепту в становление энергетической инфраструктуры союзных республик азиатской части СССР. По профессии инженер-теплотехник она «строила» гидроэлектростанции и ТЭЦ в республиках Татарстан, Туркмения, Казахстан, работала в Бурятии и Башкирии, принимала участие в строительстве Татарской атомной электростанции, возведении завода КаМАЗ и крупнейшей в мире системы магистральных нефтепроводов «Дружба». Сменив множество строительных площадок и городов, осела женщина в Камне-на-Оби. Оказавшись вдали от привычных, родных мест, первое время чувствовала себя, словно выкорчеванное с корнями дерево. Поначалу спасали внуки, а потом жизнь не просто наладилась, а забурлила. Лидия Лелетко состоит в Союзе пенсионеров, она – активный участник клуба «Книголюб» и «Ветеран», состоит в рериховском обществе, на протяжении многих лет гастролировала с каменским театром «Возрождение», занималась аэробикой, а лыжи – неотъемлемая часть всей ее жизни.

МИРНЫЙ АТОМ И ВЫСОКОЕ НАПРЯЖЕНИЕ

Пожалуй, пролог нашего повествования как нельзя лучше характеризует героиню. Столько воды утекло, столько лет прожито, а в душе она все та же девчушка в ситцевом платье, мечтающая стать геологом. Да разве может быть что-то лучше шипящего на костре чайника под звездным небом в лесу? Тяга к новому была присуща Лиде с детства. Не пропустила она ни одного школьного похода, ни одного сплава по рекам. Да и сейчас не упускает возможности попутешествовать, увидеть то, что еще не видела. Мы ведь и осенью встретились в Горном Алтае – на Чемале. Не проводит пенсионерка даром времени на диване перед телевизором. Да и, честно сказать, не дашь ей прожитых лет – выглядит отлично. Может, потому что движение не прекращается?

Лидия Лелетко, вторая справа.

Ее родной город Салават был построен на пустыре Башкирской ССР. Строили населенный пункт заключенные, ведь Башкирия в свое время славилась обилием лагерей  и ссыльных. Наверное, поэтому среди Лидиных одноклассников были евреи, болгары, албанцы, немцы, татары, башкиры. А семья Лиды была родом с Украины. Из-за отца-энергостроителя покинули Незалежную, направили специалиста в Салават монтировать турбинное оборудование.

До поступления в Казанский Государственный энергетический университет ей все же удалось поработать с геологами во время строительства нефте-провода «Дружба».

«Через маминых знакомых устроилась в отдел изысканий, – рассказывает Лидия Григорьевна, – отработала сезон и мне понравилось. Постоянно ездили в командировки. Помню, как «изыскивали» трассу  под нефтепровод «Дружба». Проверяли глубину, бурили землю, брали образцы грунта. По этой магистрали нефть идет в Европу и по сей день.

Жили в вагончиках, к которым был подведен газ, горел факел. Нефть добывали, а газ, как сопутствующий элемент был».

Через какое-то время, когда пропала романтика, девушка поняла, что женщинам в профессии геолога работать не нужно – как ни крути, но не женское это дело, очень тяжело. И когда получила высшее образование, ее позвал работать к себе брат. К слову сказать, брат Лидии Григорьевны всю высоковольт-ную линию в Азии строил. И поехала молоденькая девчонка к новой, неведомой жизни со своей не совсем женской профессией. Зато теперь есть что вспомнить и есть чем гордиться.

Объясняет устройство ГЭС.

Заинская ГРЭС, Елабужская ТЭЦ, Туркменская ГЭС, Бурятская ГЭС – поверить трудно, но наша собеседница приложила руку к созданию мощной системы энергообеспечения доброй части евразийского материка. Но больше всего ей запомнилась Нижнекамская гидроэлектростанция и Татарская АЭС. Не каждому удается в жизни увидеть такие масштабные стройки. Вы только представьте, для вновь строящегося завода КаМАЗ возводили автономную ТЭЦ, а строительный городок из бесконечных вагончиков расположился на площади, размером чуть ли не с Камень-на-Оби. Ведь КаМАЗ – это огромная махина, целый комплекс заводов. Невольно вспомнишь, что в те далекие времена советская власть рассматривала под строи-тельство этого градообразующего предприятия наш скромный Камень-на-Оби. Кто знает, как сложилась бы жизнь города, осуществись эти грандиозные планы…

Вся ее жизнь прошла под “высоким напряжением”.

«На строительство новой Татарской атомной электростанции брали работников только с «чистыми» документами, – вспоминает Лидия Григорьевна дела дней минувших, – поэтому, в основном, были партийные работники.

Такое не забыть никогда. Стройка контролировалась Отделом капитального строи-тельства, как и практически любая во времена Советского Союза. Техинспекция была по-настоящему строга. За нарушения и безответственность, бывало, люди в тюрьму попадали. Особенно когда происходили чрезвычайные ситуации. Вот, например, на стройке АЭС были жесточайшие требования. Бетону положено в бетономешалке 30 минут ехать – проедет больше на несколько минут, его уже не используют. Ведь заливали его под ядерный реактор, и малейшее отклонение от технологии могло привести к разрушению рабочей турбины, так как вибрация создавалась очень большая».

Работа Лиды всегда была связана с электричеством и высоким напряжением. Может быть, поэтому правила техники безопасности врезались в память, как «Отче наш». Она до сих пор крышки на чайниках и кастрюлях от себя поднимает, чтобы паром не ошпариться. Но, бывало, и ее током било. В Туркмении случайно отверткой задела элемент под напряжением. Помнит ощущения до сих пор.

Работая в бригаде «вторичников», приходилось лазать в маленькие люки, куда мужчины не могли пролезть. Подключала по чертежам приборы. Но не обходилось и без ЧС. На Заинской ГРЭС как-то в турбине оторвало «лопатку» – кусок металла весом 40 килограммов вылетел со скоростью вращения и пробил крышу. К счастью, обошлось без жертв, но в инциденте КГБ разбирался. Оказалось, кто-то открутил гаечку и спустил масло с турбины.

Вообще, как высококлассный специалист Лелетко утверждает, что все чрезвычайные происшествия на производствах в подавляющем большинстве случаев – человеческий фактор. Хоть Чернобыль взять. К мировым трагедиям Лидия Григорьевна, в принципе, подходит трезво и по-научному, разбираясь в сути вещей. Относится к мирному атому положительно. Видит в нем пользу.

«На Украине взорвался реактор РБМК (реактор большой мощности канальный), – рассуждает инженер-теплотехник, – стержни реактора вверх вылетели. Такой ошибки больше не будет, ведь сейчас используются реакторы ВВЭР».

Потом в процессе разговора рассказала мне устройство гидроэлектростанций и принцип их работы.

Пожалуй, не мудрено, что мои глаза в процессе беседы с каждой минутой невольно округлялись все больше. Ощущение, будто и сейчас она находится на стратегически важном объекте, молодая, сильная, в спецодежде, а в руках приборы.  Все знания остались в ее голове ценным кладезем. И этой чудесной женщине 81-й год пошел…

СЕКРЕТ

Строительство Бурятской ТЭЦ. До озера Байкал рукой подать. Наверное, мало кто помнит, что в те времена практиковались услуги грузового такси. Бортовой ГАЗ-53, закрытый тентом, собирал пассажиров и вез по заявке на боковых сиденьях. Тогда вместе с супругом и компанией молодежи отправилась Лида посмотреть на священное озеро. Доехали до озера Котокель, до Байкала так и не добрались. А вода там прозрачная – прозрачная была, словно зеркало. Такой никогда в жизни не видела – насколько взгляда хватало, видно было дно и как плавает рыба.

Лыжи – неотъемлемая часть всей ее жизни.

«И таких могучих кедров больше никогда в жизни видеть не довелось. А еще запомнилась женщина-бурятка, которая трубку курила, – вспоминает Лида, – рыбу ловили и тут же пекли на костре. Помню этот вкус до сих пор. Помню, как с мужем познакомились на Ашхабадской гидроэлектростанции, и как он мне потом сказал: как тебя увидел, уже твердо знал, что на тебе женюсь».

Не сломили чудо-женщину ни горе, ни невзгоды жизни. Похоронила супруга. А когда сына отправили служить в воинскую часть Камня-на-Оби и он в одном из книжных магазинов встретил свою будущую жену, она не раздумывая, бросила все и поехала в Сибирь насладиться тем, как на ее глазах подрастают внуки. Выросли внуки, уехал в Москву сын, а Лида осталась.

«Этой осенью много забот было, – говорит, – собрать урожай с небольшого огорода, перекопать все. Ковидный «карантин» приземлил нас, а земля отвлекает от лишней информации, придает энергию. Утром просыпаешься, птички поют. Жизнь настолько прекрасна, что обидно за людей, которые проводят ее, как в болоте, не расширяют свой кругозор, тратят деньги на бесконечные ремонты и такую же бесконечную покупку предметов быта. Заметила, что многие каменцы даже не ездили никуда дальше Барнаула. Многое потеряли. Жизнь пройдет и что вы вспоминать потом будете?».

Лидия Лелетко утверждает, что людей с широким кругозором сразу видно. Большинство из них заядлые путешественники, кстати.

«Секрета долголетия, хорошего настроения и бодрого вида у меня никакого нет, – говорит она, – я зла на людей никогда не держала, даже если меня обидят. Может, человек это по незнанию сделал, а может, получил от этого удовольствие. Мне-то зачем на этом зацикливаться. Я наслаждаюсь вкусом этой большой и интересной жизни и чувствую, что я все та же, как в 14 лет…».

Юлия РАССКАЗОВА. Фото автора.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

  •  
    3
    Поделились
  • 1
  •  
  •  
  • 2
  •  
  •  
  •  
  •  
  •