— Вторая молодость приходит к тому, кто первую сберег. Кто сильно не трудился и жил не впроголодь, тому сейчас полегче, — считает Любовь Конопленко, жительница поселка Раздольный. И так утверждает почти каждый третий односельчанин Любови.

Как странно бы ни звучало, но редакционная делегация в поселке оказалась не случайно. Командировка была запланирована в Филипповский, а в Раздольном мы лишь хотели выяснить у одного из местных фермеров, как продвигается и множится его любимое дело. Встреча с жителями в наши планы совершенно не входила, но все же стала ярким и запоминающимся пятном на закате лета 2020 года.

Это был очередной знойный денек, и дорога до Раздольного сильно пылила под колесами машины. В кабине трудно дышать и как только мы выезжали на отсыпанный щебнем участок грунтовой дороги, срочно открывали окна. А за окнами полевые цветы и лекарственные травы источали такой аромат, что голова шла кругом.

— Здесь много заброшенных и покосившихся домов, — вдруг воскликнул мой коллега Максим Панков, — совсем деревенька загибается.

Но чуть позже стало понятно, что поселок пока еще дышит и живет.

ГОСТИ НА ПОРОГЕ

Незнакомую машину на широкой улице встретила женщина лет сорока пяти, мы остановились, и она спросила: — А вы откуда, чьих будете?

С этой минуты началось знакомство с Натальей Латышевой, старостой поселка. Она нам и рассказала, что в селе всего 62 жилых двора осталось. Жители, в основном, пенсионеры.

— Не будет их, не будет и села, — говорит Наталья Владимировна, — молодые у нас не живут. В Раздольном одни старики. Пять ребятишек в школу в Поперечное возят и для нас это уже радость, хоть они есть. А раньше село большим считалось. В каждой семье по 2-3 и больше детей. В праздники, по вечерам на гармошке играли, песни пели. Клуб, школа, детский сад, магазины — все было. А сейчас даже водокачка сломана…

Любовь Конопленко: “Вы как хотите говорите, но я точно знаю, все будет хорошо! Улыбайтесь чаще”.

Наталья Владимировна коренная жительница. Все свое детство она провела в любимой деревеньке, в которую на выходные дни или каникулы из города к бабушкам и дедушкам приезжали внуки. Гурьбой они бродили по улицам Раздольного, играли и не думали, что вскоре эти улочки опустеют. Кстати, их здесь всего две: Садовая, Степная и переулок Школьный.

— Интернет здесь ловит плохо, связь не всегда бывает, чем заниматься у бабушек? Не спорю, и сейчас ребятишки приезжают, но таких развлечений, как было в моем детстве, нет, да и не знают о них современные дети, — с грустью в голосе говорит Наталья Латышева, — отток жителей есть, а пополнения поселка нет. Дома здесь не продать, а если продашь, то за копейки и в городе на эти деньги уже ничего не приобретешь, поэтому брошенных домов много. Работа либо в Камне, либо вахтой мужчины трудятся. Кто может — скотину держит, тоже какой-никакой заработок. Года три назад все село чуть не вымерло. Зимой дня четыре дороги не было к поселку. Воду, хлеб, продукты, лекарства доставить не могли, детей в школу не возили. Но потом вроде все исправили, прочистили дорогу и мы снова «задышали».

Староста нам рассказала, что из развлечений остался только клуб и то он располагается в здании бывшей школы. А само здание клуба выкуплено в личное пользование жителем села.

— Есть у нас клубное объединение «Рябинушка», — констатирует она, — в основном, все участницы дамы почтенного возраста, пляшут и поют. Они своими силами сделали в помещении школы ремонт. Кто обои, кто краску приносил. Они большие молодцы. На таких энтузиастах Раздольное и держится.

ПОД ГРОЗДЬЯМИ ЧЕРЕМУХИ

Чуть позже она предложила корреспондентам посетить жительницу села Любовь Конопленко, о ней Наталья отзывается положительно и говорит, что такую бубушку-веселушку еще поискать надо. Любовь Захаровна в это время в ограде своего дома из большого бака черпала ковшом воду в ведро, и заприметив гостей, поспешила к калитке. Выяснив, кто мы такие, спешно пригласила нас в свои владения под раскидистую черемуху. Скамейки по двум сторонам, большой стол, а с верху с дерева гроздьями свисают черные, крупные ягоды.

Хозяйка смахнула со скамьи переспевшую черемуху и с улыбкой произнесла: — Нечего летом в доме париться, надо последние летние дни на природе проводить, солнышком напитываться! Здесь всю жизнь живу. Как говорится, где родился, там и пригодился, — и, наклонившись поближе, шепнула на ухо, — нас шестеро в семье было, а отец на другой женился, ушел… Но он все равно любил меня и когда я замуж вышла, помогал дом строить.

Свою семью Любовь Конопленко называет голытьбой, но говорит, что при всех трудностях жили весело. Печка летом у них была на улице, щи пустые варили и им казалось, что все хорошо.

— А сейчас все есть, а здоровья нет, — отметила она, — нога болит, все бедро развалилось. Я целых 20 лет коров доила, на свиноферме работала. Помню, свинья на пруд убежит, а я за ней. Мне говорили, что я легче всех, бегаю быстро, так вот и приходилось дезертиров на ферму возвращать. Нас тогда много работало девчонок. Хорошо зарабатывали, все при деле были. Правда, сейчас никого в живых-то и не осталось…

По словам Любови, она закончила 7 классов и дальнейшее образование получать не стала.

Она рассказывает: — Мы бедно жили. Снег выпадет, а нам не в чем идти в школу, а вообще способные учиться были. В школу в Филипповский ходили. Закончила и сразу работать пошла. В 15 лет мы считались переростками уже. А чуть позже и замуж вышла. Первый муж умер, мне 31 год был, когда я овдовела. Было 4 детей. Осталась одна дочка.  Со вторым мужем уже 16 лет живем.

Неспешным шагом к нашему столику подошел мужчина и представился: — Виктор Андреевич я, а тебя, дочка, как зовут?

Так и познакомились.

— Люба, соловья баснями не кормят! —  обратился он к супруге, — давайте чай пить с пирогами и сладостями, я сейчас все принесу.

Пока хозяин дома суетился с чайником и тарелками, Любовь Конопленко продолжила свой рассказ о жизни села в прошлом:

— Подворья в Раздольном были большие. Куда все делось? Овец 4 отары, лошади, свинарники. Наша бригада гремела по всему району по надоям молока. Куда там Поперечное попало? А сейчас хоть расшибись, ты никому не нужен! На моих руках 25 коров было. Все вручную делали, потом мехдойка появилась, после молокопровод сделали. Мы считали, что раньше сложное время переживали, но при всем этом в селе и на медосмотр, и на флюорографию без проблем можно было попасть, анализы сдать любые. К нам для этого специально приезжали из райцентра врачи. Медицина доступная была для всех, вне зависимости, есть у тебя деньги или нет. Всех одинаково лечили. А сейчас если тебе 70-80 лет, то сидела бы ты, бабушка, дома и нечего в больнице делать, жди своего часа. Лечить не хотят! И образование… наоборот, заставляли учиться. Людей ценили, а сейчас в землю затаптывают!

Как она отмечает, из поселка родного два раза в Тулу уезжала, в Чирчике была и везде ей предлагали остаться. Советовали перебраться в Рыбное, но Любовь Захаровна не согласилась. «Раздольное уж больно душе мило», — говорила. Было время, увлекалась вышивкой. До сих пор есть старые наволочки, расшитые ее рукой.

— Встал утром и рад, что дышишь, суп сварил, поел, вот и счастье. Мне 80 лет. Куры есть, кроликов года три назад перестала держать, деда вот еще держу, — смеется Любовь, — в центр иногда с дедом на тракторе прокатимся за продуктами, а чего пешком-то идти, когда такая техника есть. Огород сами содержим. Сад небольшой. Внуки, правнуки в Камне живут, в Павловске.

— Девочки, а ну-ка собрались быстренько в кучку, угощайтесь! — прервал нашу беседу звонкий голос Виктора Андреевича. Мы с удовольствием приняли приглашение и, кроме вкусностей, он вручил нам в руки журналисту маленький пушистый комочек — котенка.

— А это тоже наш член семьи, вот так взял на руки, погладил этого шкоду и на душе приятнее становится, — сказал Виктор и принялся громко отхлебывать чай.

Любовь Захаровна нам также рассказала, что в поселке дома строили почти все сами. Вот и она с мужем своими руками избу поднимали. За заслуги в труде она награждена «Орденом трудового красного знамени» и стала обладательницей 8 знаков победителя соревнований по надою молока.

За оживленной беседой время промчалось незаметно и день клонился к закату. Мои коллеги, изрядно уставшие, вернулись с фермерских угодий. Пора возвращаться в Камень… Снова пыльная дорога, мелькающие вдалеке брошенные дома и ароматные травы в поле. А еще мысли, в которых мелькают добрые слова Любови: — Все будет хорошо!

Ирина СПИРИНА. Фото  автора.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

  •  
    2
    Поделились
  • 2
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

2 КОММЕНТАРИИ

  1. Очень теплые фотки! Как будто лето не прошло! Даже запах деревни в нос ударил смешанными ароматами лета)))

Comments are closed.