Каменский фермер Роман Гартман рассказал о пользе грантов, засухе и кризисе животноводства

0
754

Так получилось, что каждую командировку по Новоярковскому тракту волей-неволей приходится задумываться о долгоиграющих и далеко идущих последствиях развала агрохолдинга «Изумрудная страна». Каждую командировку приходится наблюдать удручающую картину — как растаскивается некогда ультрасовременный, напичканный доверху высокотехнологическим заграничным оборудованием, животноводческий комплекс под Новоярками. Исчезает всё это медленно, но верно (я бы даже сказал, стабильно): сначала по лоскутку в час снимали кровлю, теперь не осталось даже стен — один скелет.

В то же время некоторые фермеры стараются реанимировать животноводство в своих деревнях и селах. Инвесторов теперь нет, и единственный шанс начать дело с нуля — это различные краевые и федеральные гранты. Роман Гартман, молодой фермер, пять лет назад заселил пустующие коровники и свинарники в поселке Раздольном живностью. За это время он получил два гранта — «Начинающий фермер» и «Семейная ферма» и всерьез реконструировал брошенное хозяйство. Мы решили посетить ферму Гартманов и посмотреть, как развивается семейное дело.

До 2015 года, когда Роман создал свое К(ф)Х, бывшие коровники «Изумрудной страны» пустовали, в них жили сквозняки и считали углы. Фермер при поддержке своих родных — отца Андрея Ивановича и деда Ивана Андреевича пытался было взять землю и постройки в аренду, но не получилось. Их выставили на продажу, и начинающему фермеру пришлось их приобрести на условиях объявленного конкурса.

Роман Гартман, фермер,

Роман встречает нас посреди залитого солнцем двора. Здесь на удивление чисто и тихо, безмятежно дрыхнут лошади и три собаки, в денниках жуют свою жвачку коровы. В общем, ничто не выдает запустения, которое наверняка осталось после краха агрохолдинга.

— Оборудование все собиралось с нуля, — вспоминает Роман, пока проводит нас по территории. — От прежних хозяев нам достались только стены и крыша, да и то не вся. Зимой помещения засыпало снегом, мы с отцом в две лопаты все расчистили. Сделали минимально необходимый ремонт и поставили девять свиноматок. В коровники заселили скот с подворья.

Сразу же после регистрации своего предприятия фермер подал документы на получение гранта в помощь начинающему фермеру.  Отказали. В следующем году он снова собрал необходимый пакет документов и успешно защитил свой бизнес-план. Был одобрен проект «10 на 90» — то есть, девяносто процентов потраченных средств возмещает государство. На полтора миллиона рублей были куплены около пятидесяти телок.

На этом Роман Гартман не собирался останавливаться, он уже прикинул бизнес-план на следующий грант — в помощь семейной ферме, но нужно было сделать основательный ремонт и глобальную реконструкцию производственной части. Именно это позволило фермеру улучшить свой бизнес-план сразу, едва он вступил в силу. Дело в том, что изначально планировалось разводить скот мясного направления. Но уже после первого отела коров начали доить. Мгновенно перестроиться позволила сама порода КРС — симментальская относится к мясомолочному скоту, а также тот факт, что уже была готова база.

— Конечно, гораздо проще брать старт в животноводстве с мясного направления, — говорит Роман Гартман. — Обычно так поступают фермеры, не имеющие возможности заниматься производством молока, ведь необходимы отапливаемые помещения, оборудование, штат. У нас все это было. Поэтому я пришел к выводу, что экономически будет выгоднее обычная цепочка: «корова—молоко-теленок». Внес поправки в бизнес-план и согласовал с Минсельхозом. Тем более, телок мы взяли в маленьком возрасте, до отела должно было пройти года полтора-два. Это время само бы показало, на каком направлении сделать акцент. Когда они начали телиться, мы уже были готовы: построили доильный зал, сделали четыре станка и успешно запустили дойку.

Для целей второго гранта тоже пришлось сделать изрядную реконструкцию. В 2018 году Гартманы подали документы на грант «Семейная ферма», этот проект подразумевал 60-процентную долю государства. На эти средства тоже было значительно увеличено поголовье — 68 симменталов и 14 красной степной породы. Пришлось также значительно усовершенствовать техническую базу: были приобретены молокопровод, охладитель на пять тонн, кормоизмельчитель. Так, на сегодняшний день на ферме содержатся около 140 дойных коров, 80 голов ремонтных телок и прочий молодняк. Под понятием «ремонт стада», кстати, подразумевают комплекс мероприятий, направленных на пополнение стала молодыми особями взамен выбывших или для расширения поголовья, а ремонтный молодняк КРС – это специально отобранные по определенным признаком телята, являющиеся потомством от более производительных коров и племенных производителей.

Гипотетически, имея полторы тысячи гектаров пашни под зерновые, держать скот должно быть выгодно. Животноводство всегда шло рука об руку с растениеводством, а куда проще, если всё это в одном хозяйстве. Хотя оценку прибыльной части наш собеседник пока дает осторожно:

— Пока рано говорить об окупаемости. Для любого производства существуют определенные технологии, в том числе в такой, казалось бы, прозаической вещи, как дойка. Корова генетически предрасположена давать определенное количество молока, но при этом необходимо учитывать массу факторов, чтобы оптимально этим потенциалом воспользоваться. То есть, изъять максимум.

— Какими премудростями вы пользуетесь?

— Например, имеют большое значение условия содержания. Мы в этом году впервые не пасем коров на пастбищах, вместо этого практикуем стойловое беспривязное содержание. У нас для этих целей есть выгульные площадки, коровы там разделены секциями по периодам лактации. Технология приближена к тому, как содержится племенной скот в комплексе, где мы их приобретали.

— И все же, когда вы ожидаете окупаемости затрат?

— Давайте посчитаем. На средства второго грантамы купили телок, сейчас у них  вторая лактация. И в первую лактацию корова раскрывается не полностью, и во вторую — тоже. Чтобы добиться нормальной продуктивности коровы, нужно ждать около пяти лет. Конечно, мы движемся сейчас по этому пути, например, в прошлом году построили коровник на две тысячи квадратных метров для беспривязного содержания. До этого мы не имели такой возможности, мы этих коров пасли, был летний отел. И мы не имели возможность организовать трехразовой дойки.

— Если мне не изменяет память, у вас ещё и приличное поголовье свиней?

— Сейчас около четырехсот. Мы с них начали, и все эти годы данное направление не бросаем.

— А как обстоят дела со сбытом и вообще на рынке?

—В основном, мясо сбываем на наш каменский мясокомбинат и в небольшие магазины, специализирующиеся на продаже фермерского мяса. На рынке ситуация складывается неоднозначная. Так, в прошлом году снизилась закупочная цена на свинину. Это связано, вероятно, с тем фактом, что подорожали корма и люди начали массово сдавать живность под нож. Для фермеров, конечно, это создает неблагоприятную ситуацию. Еще в позапрошлом году мы могли себе позволить сами делать комбикорм, потому что оставалось очень много отходов после уборки зерновых и зернобобовых, следовательно, себестоимость кормов была очень низкой. Сейчас ситуация в корне другая, наблюдается дефицит кормов. Цена на них ещё в прошлом году выросла не меньше чем вдвое, а закупочная цена на свинину упала. Как вы понимаете, эта арифметика играет против фермеров. В этом году ситуация складывается ещё хуже. На полях всё очень серьезно.

— Введение режима ЧС в связи с засухой должно, наверное, помочь?

— В чем именно? Я, да и большинство фермеров, склонны считать, что обещанные отсрочки платежей по кредитам, пролонгации в связи с форс-мажором и т.д. останутся пустыми заверениями. Значит, платежи будем вносить в срок, а осенью сядем и всерьез задумаемся, как реорганизовать бизнес.

— Вопросы классические: кто виноват и что делать?

— Животноводство — сложное дело, сопряженное с рисками. Мы сейчас можем просто констатировать факт, что ситуация во многом критическая. Но кого, например, ругать за засуху? Да, кризис, скорее, системный, но, грубо говоря, нас никто и не заставляет этим делом заниматься. Значит, справляться должны мы сами.

— Есть какой-то альтернативный вариант с кормами?

— Практически нет. Закупать корма в Бийске, где засухи в этом году не было? Это смешно: во-первых, себестоимость таких кормов будет очень высокой, во-вторых, никто там для нас лишнего сена и сенажа не заготовил. Допустим, возьмем абстрактного фермера, который нашел, где приобрести корма — производимая продукция этого не окупит. Мясо и молоко — социальные продукты, никто не позволит нам поднять на них цену, даже если мы будем исходить чисто из вопросов себестоимости и окупаемости. Опять же, цены на молоко тоже имеют тенденцию к снижению. Значит, осенью нам будет необходимо сесть за серьезные расчёты и выработать дальнейшую политику нашего К(ф)Х. Главное — не допустить, чтобы эти стены снова пустовали.

Максим ПАНКОВ. Фото автора.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

0

 

  •  
    1
    Поделиться
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here