Утро 24 июня 1945 года было пасмурным и дождливым. К 9 часам заполнились гранитные трибуны у Кремлевской стены. И вот маршал Победы Георгий Жуков выезжает на белом коне, чеканя брусчатку Красной площади.

Трудно было из танка разглядеть происходящее вокруг. Павел Голиков был занят машиной. Пройдя всю войну, житель Камня-на-Оби не мог позволить себе в грязь лицом ударить в такой ответственный момент. Поэтому то, что происходило на Красной площади, по сути, и не видел. Бортовые тормоза в норме, коробки передач уже на сто раз проверены, рулевые рычаги под контролем, но как это волнительно… Он знал, что марш наблюдает с трибуны сам Верховный главнокомандующий — Иосиф Сталин.

«Парад, смирно!». По площади прокатился гул аплодисментов. Никого не смущал затянувшийся проливной дождь. 50 залпов артиллерийского салюта, троекратное “Ура!” и начался торжественный марш войск. В победном марше приняли участие не только вымуштрованные, прошедшие строевую подготовку курсанты, но и фронтовики. Солдаты, капитаны, сержанты… Там, на войне, все равны. Похлебка из одного котелка, один на всех окоп. И одна для всех Победа.

В газете «Каменские известия» не так давно вышла публикация о нашем земляке, герое Великой Отечественной войны Якове Гонюкове. По словам его дочери Людмилы Гонюковой, Яков Васильевич — единственный человек из Камня-на-Оби, удостоившийся чести принять участие в параде Победы на Красной площади в июне 45-го. Как оказалось, это не так. Прочитав газетную статью, дети и внуки еще одного участника парада позвонили в редакцию: мол, как же так, вовсе не один Яков Гонюков прошел в парадном строю в столице нашей Родины.

Ветеран войны, орденоносец Павел Голиков умер в 1999 году, прожив насыщенную, долгую, плодотворную жизнь.

Павел Голиков, участник парада Победы 24 июня 1945 года.

Пережив страшные времена, наполненные криками, взрывами, кровью и смертью, в мирной жизни он вложил частичку себя в каждого из своих детей, внуков и правнуков. Рассказывать о пережитом не любил, как и любой солдат. Совсем немного о его войне знает и дочь, пенсионерка Альбина Кухтерина, с которой удалось встретиться корреспондентам «Каменских известий».

Кстати сказать, Павел Андреевич Альбине Михайловне не родной отец. Родной погиб в звании капитана в Белоруссии. Но она ласково называет отчима: «папа», ведь воспитывал ее с четырехлетнего возраста. За все годы слова плохого от него не слышали с братом, только любовь и доброе воспитание получали.

«Папа был немногословным, — рассказала Альбина Кухтерина, — ему неприятно было войну вспоминать. Но кое-что рассказывал.

Знаю, дослуживал он срочную службу на Дальнем Востоке перед началом войны с фашистами. Когда отслужил, думал, домой их везут. Ан нет — привезли в Брестскую крепость. Там при обороне крепости он получил свое первое ранение. Папа всегда говорил, что война не внезапно началась, руководство страны знало, что она будет. Готовились заранее.

Потом попал в танковые войска. Воевал он и в Крыму, в Евпатории, а дослуживал в конце войны в Нижнем Тагиле.

Про парад немного рассказывал, — вспоминает дочь ветерана, — говорил, что когда торжество прошло и танки погрузили на платформы, у него настоящий сюрприз приключился. Встретил на Красной площади своего земляка Ваньку Кириллова. И как давай они обниматься. Представляете, папа и Иван Кириллов родом были из одного поселка Каменского района. На правобережье раньше был такой поселок Зайсан. Всю войну прошли, выжили, а встретились на параде Победы на главной площади страны. Разве такое возможно?

Сейчас уже давно нет Зайсана, стерт он с лица земли. Когда колхозы укрупнять стали, тогда и сошел на нет. А отец после войны жить в Камне остался. Прожили с мамой вместе 50 лет».

Женщина говорит, что после публикации в газете ее сын настоял на том, чтобы про деда тоже написали, нельзя его забывать, он тоже там был.

В воспоминаниях дочери Павел Голиков навсегда останется скромным и работящим. Ранили его на войне неоднократно, в военном билете пометки были: ранение мягких тканей. Но когда дело дошло до того, чтобы это официально оформить, махнул он рукой. Столько нужно было писать, доказывать: номера госпиталей вспоминать, фамилии врачей. Некогда было таким людям себя в грудь бить кулаком. Нужно было страну восстанавливать, работать. Детей воспитывать.

«Вся наша родня одной семьей жила во все времена. Особенно в тяжелые, — вспоминает Альбина Михайловна, — после перестройки по 2 месяца зарплату не давали. Мы друг другу помогали. Никогда у нас не обсуждалось, если нужно было дедам помочь — это был первый закон.

Родители жили в небольшом домике по улице 8 Марта. Когда там пятиэтажку начали строить, отец к главе города Николаю Плясову ходил, уговаривал, чтобы избушку его не сносили. Стоит она там и по сей день. А когда начали квартиры давать, всегда отказывался. «Я своим домом живу, своими руками, своим огородом», — говорил. Так и не взял квартиру себе. Кроме военных наград и часов от маршала Георгия Жукова, Павел Андреевич был награжден орденом «Знак Почета» за высокие достижения в работе.

Коль в войну танкистом был, то в мирной жизни кем быть, как не трактористом? Поработал трактористом. Потом Павел Андреевич устроился слесарем на Каменский ремзавод, который не прекращал свою работу и в годы Великой Отечественной. Сама Альбина Кухтерина там всю жизнь отработала и помнит рассказы ветеранов и тех, кто трудился в тылу. Много тогда 14-летних девчонок встали за станки. В то время ремзавод был межколхозным. И в хрупкие девичьи руки попадали тракторные коленчатые валы. А там точность не в сантиметрах и не в миллиметрах измерялась — в микронах. Ремзавод со всей окрестности сельхозтехнику ремонтировал. А колхозы выращивали на полях для фронта хлеб.

«На заводе с нами трудился и участник взятия Берлина, — вспоминает пенсионерка, — Семен Иванович Гришин, когда про войну речь заходила, слова не мог сказать, слезы его душили. А Павел Корнеевич Мацаренко на войне был десантником-парашютистом, неоднократно был заброшен в тыл врага. Я всех их знаю, помню, рассказы их слушала, ведь среди них был и мой папа — участник победного парада».

Кстати, после парада Павел Голиков с товарищами посмотрел настоящий балет «Лебединое озеро» в Большом театре. Балет произвел на него огромное впечатление и позже он рассказывал детям о причудливых декорациях, подобных которым в жизни больше видеть не довелось.

Война оставила кровоточащую отметину на всей семье нашей собеседницы. Отец погиб, отчим выжил, дед в окружении в плен попал на пять лет, дядя вернулся с войны лишь в 46-м из Чехословакии. Жалеет она, что многого не рассказал папа. Унес с собой воспоминания тех лет. Но он был один из немногих, кто воевал, выжил и победил.

Юлия РАССКАЗОВА. Фото автора и из семейного архива Альбины Кухтериной, а так же из открытых источников сети Интернет.


Кстати

Решение о проведении парада Иосиф Сталин принял 15 мая 1945 года, спустя несколько дней после капитуляции Германии. На парад пригласили тех, кто отличился в сражениях и имел боевые ордена.

К параду необходимо было срочно сшить для всех участников новую форму. Работу выполнили в считанные дни. Для создания штандартов, под которыми должны были выходить сводные полки фронтов, обратились за помощью к художникам из мастерских Большого театра. Они же изготовили орденские ленты, венчавшие древки 360 боевых знамен.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

0

  •  
    1
    Поделиться
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here