Христьяну Гидиону, бывшему председателю совхоза «Плотниковский», бывшему председателю профсоюзов работников сельского хозяйства в Каменском районе и всегда человеку слова и дела 7 июня исполнилось 80 лет. О том, что значит для него каменская земля, воспоминаниями о трудовых буднях поделился юбиляр при встрече с корреспондентами «Каменских известий».

— Приехал сюда в апреле 1982 года, — рассказывает Христьян Гидион, отметивший 7 июня 80-летний юбилей, — и устроился на железную дорогу. Месяц поработал, чувствую, не мое. А до этого надо было на учет встать. Я коммунист был и есть, партбилет не сдавал никому. Зашел к Евгению Ерофеевичу Парфенову, тогда первому секретарю горкома партии. Поговорили. И он мне сказал, долго ты там, имея в виду железную дорогу, не задержишься. Так и получилось. А 5 августа я уже принимал совхоз «Плотниковский». Опыта хватало, колхоз «Куйбышевский», которым руководил в Карасуке, был крепким хозяйством. Уборку всегда заканчивали первыми. За отличные успехи ездили в Москву на ВДНХ. Парфенов тогда еще сказал, трудно будет — обращайся, совхоз очень тяжелый.

Когда я приехал в совхоз, надой на одну корову был 14 центнеров в год. А когда уходил через 4,5 года, стало около 30 центнеров. В жизни не представлял, что весь район приедет ко мне на хлебоуборку.  Так совхоз отставал. Просто стыдоба. Из Корнилова, Рыбного, Гонохова, из-за речки приезжали помогать. Техника-то была, а комбайнеров не хватало. Когда уборка закончилась, собрал весь совхозный актив и сказал: уборку закончили. Теперь давайте заниматься делом. Кадровику наказал, чтобы список составила всех мужчин, кто закончил курсы механизаторов и шоферов. Набрали 32 человека и всю зиму учили их на комбайнеров. И на следующий год уже мы помогали рыбинскому, гоноховскому хозяйствам. С тех пор не чувствовали, что у нас кадров не хватает.

Вспомнил Христьян Яковлевич, как Парфенов дал ему задание отчитаться о работе хозяйства на отчетно-выборной конференции.

Рассказал председатель о совхозных делах и добавил, что работает уже два месяца и ни одного дерева не распилил, не давал директор РМЗ Фильчаков пилораму, хотя Гидион ездил к нему раз шесть. Утверждал руководитель ремзавода, что все пилорамы по разнарядке расписаны на полгода вперед. Потом пошли вопросы. Одна из доярок спросила тогда у Христьяна Яковлевича, сколько он зарабатывает? Ответил, что оклад 240 рублей и плюс северные, и добавил: « а вот доярка, что около вас сидит, получила за прошлый месяц 400 рублей». После этого поднялся Евгений Ерофеевич и сказал, что так должно быть везде, чтобы доярки, трактористы получали нормально.

На следующий день после конференции в совхоз «Плотниковский» Фильчаков позвонил сам и сказал, чтобы приезжали за пилорамой. И пошло строительство в Калиновке, где в отделении хоздвор был на 100 голов, строили на 300. Дома строили, коровники, свинарники.

— За год совхоз получил 900 тысяч дохода, это были огромные деньги, — поясняет юбиляр, — с тех пор стали выдавать тринадцатую зарплату. Люди почувствовали, что если хорошо работаешь — тебе хорошо платят.

В совхозе было 23 тысячи гектаров земли. Работало тысяча человек и рабочих рук не хватало. Из техники имели 23 К-700, 100 тракторов, 46 комбайнов и 50 машин и тоже не хватало. Коров было 1400 голов, 10 тысяч овец, 800 свиней.

Сегодня, наверное, в Луговом  во всем районе столько наберется. Деревни умирают и это очень обидно. Плохо, что Евгений Ерофеевич не воспитал себе подобных. Вроде, были около него люди.., а заменить некем. Ни тогда, ни сейчас. Прислали на его место Антонова, но он против Парфенова «небо и земля». При Парфенове был Камень процветающий, сейчас — уходящий.

В моей жизни было два человека, которых я в душе уважал и хотел быть как они. Это Николай Васильевич Каурцев, первый секретарь райкома в Карасуке, и Евгений Ерофеевич Парфенов.

Но был у меня с ним один случай, из-за которого я ушел из председателей, хотя мог бы еще работать. Без хвастовства скажу, но люди до сих пор жалеют, что ушел. Если спросите, кто со мной работал, вам скажут. Хотя Парфенова меньше уважать не стал.

Вспоминал собеседник, что раньше заставляли сдавать хлеб государству по разнарядке. Совхоз «Плотниковский» в тот год сдал 807 тысяч центнеров зерна. Однако начальство приказало сдавать еще. Гидион к Парфенову, мол, если еще сдадим, чем скот кормить? Потом с него спрос за мясо, надои.

Евгений Ерофеевич, сказал: «Ладно. Посмотрим». А у Христьяна Яковлевича с супругой была уже путевка на руках в санаторий в Белокуриху. Дней через пять позвонил ему заместитель и говорит, что приехал Парфенов пригнал машины и заставляет вывозить со склада зерно. На вопрос, что делать, председатель ответил — пусть вывозят, не мешай.

Каменская 26-ая городская отчетно-выборная партийная конференция. Состав партийной делегации совхоза “Плотниковский”. 29 октября 1983 года.

Вернувшись из санатория и отработав пару дней, Гидион поехал к «первому» на прием и написал заявление об уходе. Евгений Ерофеевич стал уговаривать, признав свою ошибку. Порвал заявление, так же поступил со вторым. Сам приезжал в хозяйство, пытался переубедить. Но крепко обиделся Христьян Яковлевич, решив для себя, что уходит, и отправил заявление по почте.

— Я понимал, что человек не может без ошибок, — рассуждает ветеран, — и хотя я обиделся, ушел, но уважал и буду уважать этого человека всегда, который так много сделал для каменской земли, для людей.

Вспомнил и еще один случай из работы в «Плотниковском», который так же, как и первый, говорит о его внутреннем стержне, нежелании прогибаться, если уверен в своей правоте.

А случай был такой. В одну из уборочных шли дожди, не давали выходить технике. Как только чуть солнышко подсушило колос, комбайны вышли в поле, хотя одно-два зернышка в колосе были сырые, но председатель сказал молотить. Приехали на поле секретарь парткома и инструктор горкома и требуют останавливать обмолот. Начальник комплекса к Гидиону: что делать? Тот опять «молоти, а этих пошли…». Наутро народный контроль, главный агроном сельхозуправления и твердят: потери большие, будем акт составлять. Только председатель уборку не останавливал. Парфенов послал Александра Щербакова, начальника сельхозуправления, тот полдня от комбайна к комбайну метался. Закончилось тем, что уборку не остановили, а председателю чуть не влепили штраф. В том, что он поступил правильно, руководы поняли, когда те, кто остановил обмолот, убирали зерно вместе с грязью, загубив часть урожая. «Своим умом надо думать, — поясняет Христьян Яковлевич, — не всегда сверху все видно».

Уйдя с поста председателя, Гидионапозвали в профсоюзы и много лет он работал председателем профсоюзов работников сельского хозяйства.

Рассуждая о прожитом, наш собеседник подытожил, что все, чего он добился и дожил до стольки лет — это благодаря своей жене Раисе Ивановне. Поженились, когда Христьяну не было 18 лет и вот в октябре этого года отметят 63 годовщину совместной жизни, в которой они берегут и уважают друг друга. Как глубоки слова ХристьянаГидиона: «Я не могу сказать, что доволен своей жизнью, но я на нее не обижаюсь. Почему? Да потому, что за время своей работы много чего успел сделать».

И это правда, тому огромное количество проживающих в Каменском районе свидетелей.

Наталья МОРОЗОВА. Фото Дмитрия ПРОСКУРИНА, из семейного архива.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

  •  
    19
    Поделились
  • 1
  •  
  •  
  •  
  • 18
  •  
  •  
  •  
  •  

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Добрый рассказ.Познавательный.Пишите еще.

Comments are closed.