31 мая исполнится 85 лет очень важной службе по делам несовершеннолетних.

Ветераны и те, кто несет службу в данном подразделении, могут часами рассказывать о борьбе за судьбы мальчишек и девчонок, оступившихся на жизненном пути. И эти повествования никого не оставляют равнодушным.

Алла БЕЛЯНОВА, начальник ОДН ОУУП и ПДН МО МВД России «Каменский»:

— Когда получила назначение в Камень в ПДН руководителем, уже хорошо знала специфику работы. Я работала инспектором по делам несовершеннолетних в ОП по Солонешенскомурайону МО МВД России «Петропавловский». В органы МВД пришла в 2001 г. Результаты работы были неплохими, за что отмечена неоднократно. О переводе в Камень не жалею. С личным составом наработали хорошие взаимоотношения. В должности начальника почти четыре года.

На территории у нас работает три инспектора. Это Ольга Шималина, старший инспектор, инспекторы Ольга Нечунаева и Анжелика Вакульская. Она находится на декретной должности Анны Зубковой.

Все сотрудники очень добросовестные, ответственно относятся к порученному делу. Мы нашли взаимопонимание и работаем в одной связке. Взаимодействуем очень плодотворно с нашими пенсионерами-ветеранами. У них перенимаем опыт, с ними советуемся. Любовь Николаевна Левкина, Светлана Алексеевна Дорофеева, Светлана Федоровна Кольченко с нами постоянно на связи.

Что касается Зои Ивановны Невзоровой, она является нашим внештатным инспектором, всегда участвует в мероприятиях, которые мы проводим в учебных заведениях, в рейдовых мероприятиях.

С Ириной Шайдулиной — сегодня инспектором ПДН в линейном пункте полиции ст. Камень, также прекрасные отношения. Вместе участвуем в профилактических мероприятиях. Когда-то Ирина работала в нашем подразделении.

В преддверии праздника хочу всем пожелать здоровья, счастья, моим коллегам еще и карьерного роста, продвижения по службе, чтобы все удачно складывалось как на работе, так и дома.

С инспектором Анжеликой ВАКУЛЬСКОЙ, молодым сотрудником ПДН, мы побывали в одном из рейдов по семьям, состоящим на учете. Где-то нас встретил замок, а соседи говорили, что выпивают тут. А вот в одной из семей было все хорошо. От калитки видно, что в ограде чисто, в доме тоже порядок. Молодая женщина готовила обед, сынок писал буквы (на следующий год пойдет в школу). Маленькую, пухленькую дочку переодевала бабушка. Проведя беседу и пояснив, что если все и дальше будет хорошо, то семью снимут с учета, инспектор, вручив памятку, прощается с подшефными.

— Семья стоит на учете, — говорит Анжелика, когда мы садимся в машину, — около двух лет. Последние месяцы ездим и видим, что все хорошо. Всегда радуют такие перемены. Очень хочется верить, что так будет постоянно. В этой семье, когда мама злоупотребляла, мальчик уходил из дома. Сейчас сами видели, детки рядом с мамой, они спокойные и счастливые. Вот за это мы всегда боремся, за детишек, чтобы они жили в нормальных, благополучных семьях.

Ольга ШИМАЛИНА, старший инспектор ПДН:

— Я закончила в свое время Барнаульский педуниверситет, став социальным педагогом. Поработала в Барнаульском реабилитационном центре, затем в Камне в детском приюте «Лучик», и много лет уже в ПДН. И как в первый раз всегда переживаем за детей. Если поступает сигнал, едем, спасаем, выручаем, не считаясь со временем. Волнуемся за ненадежных родителей, контролируем. Если праздники, особенно новогодние, едем в эти семьи, смотрим, чтобы в домах было тепло, чтобы ребятишек не забыли покормить.

Вместе с органами системы профилактики: соцзащитой, комплексным центром, опекой охватываем весь пласт проблематичных детей и родителей. Не жалею, что пришла в ПДН.

С Ольгой Шималиной корреспонденты «Каменских известий» не первый раз в рейдах. В очередной раз мы прошли вместе с «офицерским патрулем» по району Черемушек, где полицейские проверяли масочный режим у несовершеннолетних. Инспектор беседовала с встречающимися на улицах ребятами, предупреждала их об опасности купания на водоемах.

Всегда у службы ПДН одни задачи — предупреждение правонарушений среди несовершеннолетних и работа с неблагополучными семьями. И с этими задачами сотрудники справляются отлично.

Зоя НЕВЗОРОВА, ветеран службы:

— Невероятно много было таких случаев, которые могли бы служить реальной детективной историей.

В середине девяностых, зимним вечером на плохо освещенной улице Титова меня встретили два изрядно подвыпивших паренька, лет по семнадцать. Один был повыше, покрепче. Я обратила внимание на его импортную дубленку и высокиеберцы. Сразу поняла, что не из местных. Другой был и ростом поменьше, и одет кое-как. Они преградили дорогу и стали цепляться. В словесной перепалке тот, что покрепче, потребовал мои серьги и дернул за ухо. Я ударила его по руке. Вдруг тот, что поменьше, крикнул: «Санек, не надо! Я знаю ее!». (От ред. И действительно, сотрудника детской комнаты знали все хулиганы). Но тот тянул меня за рукав. Улицу осветили фары машины. Это была хлебовозка. Я кинулась на свет, останавливая машину. Парни побежали по улице Колесникова в сторону железнодорожного моста. Попросила водителя помочь их догнать. Прыгнула в кабину, мужчина развернул машину в сторону убегающих. И скоро мы задержали «горе-грабителя», доставили в дежурную часть. Каково было удивление наших оперативников, когда при досмотре у парня за пазухой обнаружили мужскую норковую шапку и мохеровый шарф, вещественное доказательство совершенного в этот же вечер грабежа, только часом раньше. Сидел в дежурке и несчастный потерпевший, тоже изрядно подвыпивший. Уголовное дело вел следователь майор милиции Федоренко. Старшему, он был с Украины, применили отсрочку исполнения приговора, а через несколько месяцев, когда ему исполнилось восемнадцать, он получил свое. Второй, учащийся ПТУ-25, шел по делу как свидетель.

Начальник ОГПН Кондыков Б. С., награжденный знаком “Лучший пропагандист МВД” беседует с инспектором ИДН Невзоровой З. И. 1985 год.

А еще раньше, в конце восьмидесятых, помню, меня как старшего группы, вместе с конвойным ИВС Сергеем Кривоносовым отправили в командировку в город Экибастуз, где была задержана объявленная во всесоюзный розыск воровка. В эту командировку я вызвалась сама, потому что, по моим данным, туда сбежала из дома состоящая на учете Марина с поселка нефтебазы.

В Экибастуз мы прибыли под утро. Мне дали машину, и я поехала по адресу, где должна была находиться «моя» Маринка. Действительно, заспанная, она открыла дверь и обомлела от неожиданности. Потом обняла, расплакалась. Беседовали недолго, там «была любовь». Девушка клятвенно обещала вернуться к матери. На обратный поезд билетов не было. Мы забрали воровку, женщину лет сорока, полную, с узлом вещей. Уговорили проводника взять нас хотя бы в тамбур. Мы были в форме, при себе проездные документы, с нами задержанная. В вагоне пассажиры сидели битком, страшная жара, июль. Мы стояли втроем в тамбуре и были рады, что едем. И где-то через час пути пошел контроль во главе с бригадиром поезда. Никакие доводы и просьбы не подействовали на бригадира. Я понимала, что это другая республика. Но тут было что-то глубоко личное, нетерпимость… Он сорвал стоп-кран и остановил поезд. Нас высадили в открытом поле, недалеко от какого-то полустанка. Я плакала, было неимоверно стыдно, унизительно, что с нами так поступили. Задержанная уговаривала, мол, не беспокойтесь, не побегу. Доплелись до какой-то станции, потом на автобусах добрались до Карасука, а тут уже было и рукой подать до Камня. По прибытии начальник, а тогда был Зяблицкий, потребовал написать обстоятельный рапорт о случившемся. Информацию направили в соответствующие органы. Помню, что в отдел приезжали по этому случаю из газеты железнодорожников «Гудок».

Разные были случаи за долгие годы работы. Из Казани самолетом доставляла беглянку, в Иркутск, в Красноярск сопровождала мамашек-алкашек, там были ЛТП для женщин. С юности и до сегодняшнего дня вся моя профессиональная деятельность связана с подростками, с моей любимой службой.

Любовь ЛЕВКИНА, ветеран службы:

— Я хотела работать в дознании, но начальник, тогда Борис Гамалеев, сказал, пойдешь в ПДН. Я просто растерялась, у меня не было педобразования, опыта работы с подростками. Однако подумав, согласилась и в апреле 2002 г. пришла сразу начальником подразделения по делам несовершеннолетних. Был большой некомплект. Постепенно коллектив стал пополняться и был он очень хорошим, работоспособным. Сейчас, когда собираемся, вспоминаем те времена, когда у нас служили Ирина Шайдулина, Павел Малетин, Сергей Федорченко. Друг другу помогали, выручали, в засадах вместе сидели, жуликов ловили. Часто почему-то вспоминаю случай. Раньше был приют «Лучик». Туда детей размещали порой, чтобы досыта накормить. Времена, конец 90-х 2000-е были голодные, особенно для ребят из неблагополучных семей. И вот накануне родительского дня, человек шесть сбежали из приюта. Назавтра пошли на кладбище собирали с могил печенье, конфеты. Набрали мешки и отправились в Ветренно-Телеутск. Днем спали, а ночью шли. Их объявили в розыск. Нам позвонила глава сельсовета и сказал, что дети в селе. Я на старом уазике «таблетке» поехала за ними. Дом стоял на отшибе. Когда ребята открыли дверь, увидела, что несколько младших сидели на кровати, а те, что постарше жарили лепешки. Поговорили, думала, что будет сопротивление, но получилось убедить и ребят мы вернули в «Лучик».

Работали с детьми, раскрывали преступления, выявляли административные правонарушения, возбуждали уголовные дела по жестокому обращению с детьми. Конечно, в памяти всплывают и поломанные детские судьбы из-за родителей, их неблагополучия. Кто-то из ребят продолжил свою преступную жизнь, кто-то и в тюрьме отсидел. За столько лет отметила, что раньше было больше «плохих» подростков — наркоманов, токсикоманов, особенно гремела третья школа, но семьи были лучше. А вот сейчас, работая в комиссии по делам несовершеннолетних, в комплексном центре социального обслуживания населения, смотрю, что дети стали лучше, а семьи стали ужасные. Количество неблагополучных семей не сокращается, а увеличивается. И родители становятся наглые, бессовестные, безответственные. А вот вначале двухтысячных картина была другая.

Сейчас подростки стремятся к более здоровому образу жизни. Даже в неблагополучных семьях стараются «выплыть» что ли. И это радует. Много можно вспоминать и были всякие случаи, в том числе, пришлось сталкиваться, когда подростки нам угрожали ножом. Сейчас, работая в комплексном центре соцобслуживания населения в принципе здесь занимаюсь той же самой работой, что и в ПДН. Здесь также состоят на учете несовершеннолетние из семей, с которыми мы работаем. В любом случае мы и там и там идем на помощь. Очень приятно, когда кто-то из ребят, повзрослев, забыл свое «лихое» прошлое и стал благополучным человеком.

Наталья МОРОЗОВА.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

0

  •  
    14
    Поделились
  • 3
  •  
  •  
  •  
  • 11
  •  
  •  
  •  
  •  

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here