На прошлой неделе корреспонденты «Каменских известий» побывали в селе Верх-Аллак. Причем, это была довольно спонтанная поездка, «прицепом» к другой группе, направившейся в Заречье. В общем, пробормотав «что-то-давно-мы-не-были-в-верх-аллаке», в последнюю минуту запрыгнули вредакционный «Патриот», едва успев предупредить главу сельсовета о незваных гостях.

Андрей Березов хоть и удивился нашему внезапному порыву, во встрече не отказал. Но даже так, без всяческой предварительной подготовки, на голом экспромте у нас состоялась содержательная беседа и небольшая экскурсия по селу.

ЗАСИЖИВАТЬСЯ в душном офисе не стали: погода шептала и располагала к прогулке.

— Мы здесь живем жизнью спокойной и размеренной, — говорит Андрей Николаевич. — Есть, конечно, свои беды и чаяния. А где их нет?

Одна из самых насущных местных проблем — это связь. Имеются в виду и коммуникации, и самое что ни на есть обычное сухопутное сообщение. Глава сельсовета рассказывает, что определенные «подвижи» в этом вопросе есть — в прошлом году во время встречи с депутатом Государственной Думы Иваном Лоором проблема была обозначена, и уже сейчас в селе есть стабильная сеть Интернет. Также здесь развернул свою деятельность каменский провайдер — FB-телеком.

— Мы живем в странные времена: высокоскоростной доступ к Интернету может подключить каждый, а вот с мобильными телефонами проблемы были и есть, — сетует наш собеседник. — Операторы сотовой связи отказываются ставить свои вышки — сельсовет наш отдаленный, малонаселенный. Коммерчески мы им не выгодны.

ДО НЕДАВНИХ пор в Верх-Аллакском сельсовете также остро стоял вопрос с рейсовым  автобусом. Каменское ПАТП отказывалось от обслуживания маршрута от «метрополии» в самый дальний закоулок района, к тому же отрезанный рекой. Ссылались, разумеется, на очень низкий пассажиропоток — то небольшое количество «ездоков» даже словом таким претенциозным назвать трудно. Но и эту проблему удалось решить до изящества просто: от ПАТП был необходим только автобус. «Ночует» он в специально отведенном гараже в селе, а водитель и вовсе местный, верх-аллакский. Теперь рейсовый автобус обслуживает интересы местных жителей, а также ближайших соседей — Столбовский сельсовет.

— Ну и вы, Максим, конечно, в курсе главной проблемы всех жителей Правобережья, — говорит глава сельсовета. — Большая головная боль начинается весной и осенью, в моменты ледохода и ледостава. Электричка ходит всего один раз в день, причем, в Камень она идет поздно вечером, а из города — ранним утром.

Понятно, что это электропоезд маршрута «Камень-Барнаул», под данное сообщение и приспособлено расписание. Но для жителей села создается много неудобств. Чтобы съездить в райцентр по делам, понадобится три дня вместо одного.

Неудовлетворительное состояние дорог — это вообще универсальный разговор на всех уровнях местного самоуправления. «Качество» дорог, связывающих Верх-Аллак с «метрополией», мы в полной мере прочувствовали по пути — кроме набитых шишек, забарахлили даже наши луженые вестибулярные аппараты.

МЫ ИДЕМ по селу в сторону пруда, где сейчас очень медленно разрушается дамба. Попутно Андрей Николаевич рассказывает о дорожно-транспортной сети:

— Осенью мы засыпали выбоины щебнем, ведь по трассе идут грузовые машины с зерном, лесом. Но это, конечно, полумеры. С зимним содержанием транспортной сети у нас всё более-менее неплохо: дорогами между населенными пунктами занимается Каменский филиал Центрального ДСУ, а внутренние сети чистит местный предприниматель. И те, и другие подходят к вопросу ответственно.

Особый «пункт» в жизненно важных делах сельсовета — это пресловутая Михайловка, где на сегодняшний день проживает всего одна жительница. Следовательно, приходится поддерживать в рабочем состоянии всю инфраструктуру: там есть электричество, установлен работающий таксофон. С последнеймихайловчанкой уже давно ведутся разговоры о переезде — в Верх-Аллак, хотя бы. Но она не тяготится одиночеством, к тому же, блюдет там хозяйтсво.

Река Аллачка, вырвавшаяся из-под контроля старой дамбы.

— Это существенно увеличивает протяженность дорожно-транспортной сети под нашей опекой, — говорит Андрей Николаевич. — У нас же ещё есть поселок 3-й Интернационал, куда заезжает школьный автобус.

В Верх-Аллаке только начальные классы в филиале Столбовской средней школы. 14 детей учатся здесь, остальных возят в соседний сельсовет. Кстати, Верх-Аллакский сельсовет отдалён от большой земли, но не заброшен: есть отделение почты, узел связи «Ростелекома», работает ФАП, имеются три торговые точки и функционирует пожарная часть. Последняя, кстати, доказала свою актуальность в этот же день — на обратном пути мы стали свидетелями пожара в березовых колках вдоль обочины трассы, и сообщили в диспетчерскую пожарной службы. Возгорание было потушено силами и средствами местной части.

ЗА РАЗГОВОРОМ мы добрались до пруда. Проблема являет собой мину замедленного действия. Довольно живописное озеро, разлившееся на окраине села, питается рекой Аллачкой, берущей истоки в Новосибирской области и кончающейся в Обь. Построенная ещё в 70-х плотина не давала ему  разлиться и сохраняла идущую по ней транзитную автодорогу. У этой плотины давно нет хозяина: дорогу обслуживает ДСУ, а гидросооружение сиротливо сгнило.

—  Шлюзы обрушились, — рассказывает о проблеме глава сельсовета. — Теперь вода идет самотеком. Рано или поздно она подточит насыпь, и дорога провалится. Пока нам рекомендовали в районной администрации наблюдать за текущим положением дел, информировать людей о потенциальной опасности, если таковая возникнет. Это, конечно, не выход из создавшегося положения.

ПО ДОРОГЕ обратно мы ознакомились с ещё одной бедой села: здесь много заброшенных усадеб, территория которых основательно заросла бурьяном и кленами. Природа берет свое, точит фундамент, прорастает прямиком через срубы и крыши, создавая легкий флер разрухи.

— В селах побольше заброшенные дома не так сильно бросаются в глаза, — говорит Андрей Николаевич. — Мы пытаемся связаться с родственниками людей, которые побросали дома и уехали в город, просим их навести порядок. Но нужно учитывать, что у нас 129 пенсионеров из 346 фактически проживающий граждан. То есть, треть жителей — люди пожилые.

Ещё одна проблема, имеющая отношение к благоустройству, выскочила на нас из кустов, дежурно облаяла и удалилась по своим собачьим делам. По словам главы сельсовета, бездомные и безнадзорные собаки тоже в последнее время создают много забот.

Заброшенные дома – неизбежный атрибут любого села.

— По действующему законодательству мы даже наказать административно не можем человека, который допускает безнадзорный выгул собаки. Остается только взывать к совести, пока не произошло беды.

К счастью, таких проблем нет с крупным рогатым скотом. За время нашей импровизированной экскурсии нам не встретилось ни одной праздно шатающейся коровы. А в личных подсобных хозяйствах живность есть — порядка пятидесяти дойных коров и молодняк.  Но на выпасы их выводят организованно и дисциплинированно.

ВООБЩЕ, люди живут здесь своим хозяйством. Пожилые, у которых нет помощников среди родных и близких, постепенно его сокращают. По словам главы сельсовета, раньше у всех огороды были по 25 соток, теперь по десять, а то и меньше. Но потребность держать хозяйство есть, и проистекает она из малой занятости населения. Большинство жителей села работает в фермерских хозяйствах, а это работа сезонная, с апреля по ноябрь. Так, минувшей зимой восемнадцать жителей стояли на учете в Центре занятости населения — это, можно сказать, сезонные безработные.

Завершаем беседу вопросом: есть ли плюсы в сельской местности? — Мне трудно судить, — отвечает Андрей Березов. — Я здесь родился и вырос, и городская жизнь меня  никогда не прельщала. Привык, что дома в деревне всегда есть чем заняться. А когда приезжаю в город к детям, то устаю там от безделья в четырех стенах. Молодым, конечно, хочется уехать в большой город — жизнь там проще, чем в селе.

Хотя для такого отдаленного населенного пункта в Верх-Аллаке очень маленький отток населения. Вообще, в сельсовете отметили сложившийся принцип: на место уехавшей семьи обязательно приедет новая. Недавно сюда приехала семья с Кубани. Чего в наших краях не отнять — так это легкого климата. И экологии — это естественный бонус (или правильно сказать, компенсация) глуши в глубинке.  А уж прижиться здесь крайне легко. Люди здесь под стать природе.

Максим ПАНКОВ. Фото автора.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

0

  •  
    41
    Поделились
  • 3
  •  
  •  
  • 1
  • 37
  •  
  •  
  •  
  •  

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here