Рост населения в сельской местности — явление редкое, если не сказать уникальное. Некоторые экономисты с большой осторожностью прогнозируют в абстрактном будущем постепенную деурбанизацию, но пока наблюдается обратный процесс. Село Ветреннотелеутское же презрело тенденции и вознамерилось расти — количественно и качественно. Чтобы разобраться в феномене, корреспонденты «Каменских известий» решили выехать на место.

Писать о селе всегда непросто. Это как популярный интернет-мем в стиле «ожидание/реальность»: душа ищет сельской пасторали, а разум сталкивается с суровыми реалиями глубинки. Даже если пишешь о человеке труда, то неизбежно акцентируешь на проблемах, с этим трудом сопряженных, и буколический пейзаж никак не вырисовывается. Сельская тематика неизбежно «съезжает» в прозу жизни: дефицит бюджета, отток населения, острая нехватка всего и на всё. Постепенно смиряешься с расхожей мыслью, что деревня умирает, и ставишь перед собой избитое ЦУ: о селе либо хорошо, либо никак. Глава Телеутского сельсовета Наталья Морозова, одна из старейшин местной «северной диаспоры», помогла нам взглянуть на село с другого ракурса. С которого видно много светлого.

ТИХАЯ ГАВАНЬ

Если собираешься в деревню без чёткой цели, то начинаешь замечать неожиданные вещи. В голове не переключился тумблер, после которого думаешь только о посевных, о рискованности земледелия и проч. Есть, оказывается, вещи одновременно и проще, и глубже.

А в Ветреннотелеутском действительно красиво — даже сейчас, в полуголый апрель. Низины и холмы, овраги, пруды и озера, плоский блин степи до самого Баевского района — здесь, кстати, птичий заповедник. В таких местах начинаешь замечать сходство души с природой по их возможности безоценочно созерцать. Наталья Ивановна, видимо, с этим умыслом начала импровизированную экскурсию с нужной окраины села. Здесь — тихая гавань для птиц, ведь охота на данной территории запрещена круглогодично. Мечта орнитолога и рай интроверта.

— В теплое время года здесь можно увидеть, наверное, каждый вид птиц, живущих в наших широтах, — говорит глава сельсовета.

Места для наблюдений хватает: граница с Баевским районом, где кончается природоохранная зона, далеко за линией горизонта. За недолгую остановку в этом тихом местечке мы успели увидеть клин лебедей, возвращающихся с зимней турпоездки по теплым странам. Местные говорят, что нынче лебеди буквально заполонили одно из озер под Ветреннотелеутском. Благородная птица дурное место не выберет.

Людям здесь тоже по душе. В течение последних 10-12 лет в село Ветреннотелеутское переехали на постоянное место жительства полтора десятка семей из северных регионов, сформировав своеобразную диаспору.

— Сама я приехала сюда из Бурятии, — рассказывает Наталья Морозова. — Постепенно сюда перебрались друзья и знакомые, а после и знакомые знакомых.

В поселке Подветреннотелеутском, кстати, тоже очень много приезжих — в основном, выходцы из Средней Азии, разводящие КРС. Для них тут настоящий животноводческий рай.

ДАРЫ ПРИРОДЫ

Тех, кто переезжает из города в село, обычно интересуют низкие цены на недвижимость и возможность относительно быстрого старта в агропроизводстве. На вопрос, что искали и что нашли «северяне» в алтайской глубинке, Наталья Ивановна ответила горячо и эмоционально: «Природу!».

Глава сельсовета Наталья Морозова рядом со своим супругом. На Игоре Петровиче держится все хозяйство.

— В четырёх километрах от нас ленточный бор, там белые грибы, маслята, рыжики, грузди, — перечисляет несомненные достоинства местности наша собеседница. — Там же находится лечебное озеро. Постоянно туда езжу, и даже набираю домой целую флягу целебной грязи. А какой там водится карась —  такого в районе больше нет! Я сама рыбак заядлый, и таких чудесных мест для рыбалки никогда не встречала. В общем, здесь рыбаки, охотники, собиратели — все найдут уголок природы по душе.

На сегодняшний день в Телеутском сельсовете проживают 376 человек. С прошлого года отмечается небольшой прирост населения, и по словам главы сельсовета, такое наблюдается впервые за долгое время. Село пополняется за счет приезжих: сюда едут пенсионеры, семьи с детьми, приезжают из разных городов и регионов.

— Я сама уроженка Алтая, но когда я была совсем маленькой, наша семья переехала в Казахстан. Позднее уехала работать в Бурятию, где и прожила около тридцати лет. В Ветреннотелеутском жила Надежда Хитрова, старейшина нашей «северной диаспоры». Она первая переехала сюда с Севера, а мы, её друзья и знакомцы, тогда ещё не вышли на пенсию. В 2009 году, за год до выхода на заслуженный отдых, я приехала в отпуск погостить у Надежды. Был июль. Красота: лес, озёра, река, рыбалка, пошли как раз белые грибы. И тепло! Я просто влюбилась в это место.

Уже тогда Наталья Морозова начала присматриваться к новому месту. Правда, подходящих домов на продажу не оказалось. Уже будучи на Севере, получила весточку — продают дом-пятистенник.

—  Я тогда ещё не очень понимала, что значит пятистенник. Но просили всего сто тысяч рублей, — вспоминает Наталья Ивановна. — На семейном совете с мужем решили, что надо переезжать. Купили дом заочно, по фотографии. Продали дом, погрузили вагон со скарбом и поехали в Ветреннотелеутское. Кстати, мебель и прочее бросили там, взяли лишь то, что сочли самым необходимым: стройматериалы, трубы и прочие коммуникации и даже около двадцати пустых бочек. Мол, в хозяйстве все пригодится.

За этим эпохальным переездом наблюдало все село.  Муж ещё четыре года ездил на прежнее место работы — золотой прииск — вахтой, но теперь «северная семья» полностью обосновалась здесь. А вскоре за ними потянулись другие.

ДЕЛУ ВРЕМЯ

— Вот вы говорите, что в малых селах и деревнях часто наблюдается упадок, что там все «тускло»; не скажу за все сельсоветы района и края, но у нас жизнь хорошая, — с такими словами бывшая северянка Наталья Морозова продолжила экскурсию. — Конечно, приходится много работать. Но скажу так, одна семья содержит в личном подсобном хозяйстве крупный рогатый скот, и зарабатывает на молоке до ста тысяч в месяц. Это не дается легко, но сюда и едут, чтобы работать, буквально пахать от зари до зари. Село лени не любит. Но отдыхать мы тоже умеем. Я считаю, что нужно уметь создавать себе праздник. И у нас получается.

Делопроизводитель в сельсовете Елена Башта знает об упорном труде не понаслышке: кроме основной работы она с мужем содержит пасеку. Об этом зашел разговор под чашку чая с ароматным медом вприкуску.

— Мой муж Михаил давно мечтал заняться пчеловодством. Лет пять тому назад мы начали воплощать эту мечту в жизнь. Сначала вместе изучали специализированную литературу, искали необходимую информацию в сети Интернет. Потом купили первые два улья и потихоньку начали развиваться. Начинать с нуля было очень трудно — много требовалось вложить сил и средств. Всего второй год мы со своим медом, а до этого четыре года все вкладывалось в пчел.

Еще один интересный пример — местная жительница Ирина Золотухина вместе с мужем начала производить овечий сыр. Не в промышленных масштабах, конечно, но достаточно, чтобы снабжать им целую армянскую диаспору со стороны мужа. Мы застали Ирину во дворе, но удалось лишь перекинуться парой слов — времени присесть и передохнуть  у неё попросту нет. Она, кстати, уроженка села, здесь выросла, уехала в Новосибирск. Но что-то потянуло назад. Сейчас у них огромное подворье: полсотни свиней, коровы, овцы, птица.

— В деревне жить и не работать — значит, не жить, — говорит нам на прощанье Ирина.

Наталья Морозова и её супруг Игорь Петрович тоже вложили немало труда в свое сельское бытие. Для начала пришлось расширить дом — как выяснилось уже на месте, в пятистенке не развернешься.  Затем последовала перестройка двора. Теперь здесь два гаража, баня, огород на 19 соток. Цветник с ирисами. Сад. В курятнике «многолюдно».

— Птица у нас на  полной самоокупаемости, — рассказывает Наталья. — Продаем яйца, на вырученные средства закупаем корма. В общем, жить и работать в селе можно, если есть желание. И возможности, конечно. Для нас, северян, подспорьем является пенсия с надбавками. Но фактически она просто дает некий финансовый тыл.

БОРЬБА ЗА НЕЗАВИСИМОСТЬ

В течение восьми лет Наталья Ивановна возглавляет Телеутский сельсовет. Пригодился богатый управленческий опыт — в Бурятии она была главой района. К тому же её переезд в Ветреннотелеутское ознаменовался громким событием — сельсовет едва не присоединили к соседнему Корниловскому. НезалежностьТелеутска жители села под предводительством Натальи Морозовой отстояли в суде.

— Я всего два дня была официально жительницей Ветреннотелеутского, как грянул гром среди ясного неба — на стенде возле сельсовета появилось сообщение, что мы объединены с Корниловским. Почти все жители негодовали, и мне пришлось активно вмешаться в ситуацию. Собрала необходимые документы и отправилась в суд. Там были несказанно удивлены — им впервые пришлось рассматривать иск населения к депутатам и главе сельсовета.

Так случился прецедент «народ против власти», в результате которого Телеутский сельсовет отстоял суверенитет.

— Это очень важно, — говорит Наталья. — Если бы нас присоединили к Корниловскому сельсовету, то Телеутск — большой и малый — стал бы богом забытым хутором. Я считаю, что все локальные проблемы должны решаться на местах, это основа основ самоуправления. Ведь даже сейчас, будучи самостоятельным муниципальным образованием, мы так или иначе сталкиваемся с различными сложностями.

Проблемы и сейчас есть, и они, пожалуй, типичны для сельской местности не только в крае, но и в России.

— Зимой нас несколько раз полностью отрезало от «большой земли», — рассказывает Наталья Морозова. — А когда дорогу в поле все-таки расчищали, получался длинный узкий тоннель высотой три метра, без всякой возможности разминуться встречным машинам. Внутри населенных пунктов тоже были сложности. Заложенные в дорожный фонд 60 тысяч рублей  были быстро исчерпаны. Стоит сказать спасибо депутатам РСД, нам в течение зимы добавили ещё 60 тысяч. Также в наше распоряжение были отданы 240 тысяч рублей, которые мы планируем потратить на ремонт дорог в этом сезоне.

В ближайших планах сельсовета — облагородить местный мемориальный комплекс, посвященный героям Великой Отечественной войны. Вероятно, само празднование перенесется, но благоустроить памятное место надо уже сейчас.

До революции в ветреннотелеутском была церковь. Теперь здесь есть часовня, которую построил БАМовец Алексей Белоногов.

— Опять же, хочу выразить слова признательности депутатам районного Собрания, — говорит глава сельсовета. — В этом году нам выделено 20 тысяч рублей на благоустройство мемориала, а раньше сумма на эти цели выглядела в разы скромнее. Конечно, хотелось бы полностью его перестроить, но пока это не представляется возможным. Есть очень хорошее начинание в крае — проект «Местные инициативы». Но на данном этапе нам сложно обеспечить обязательную пятипроцентную долю населения.

В общем, мы воочию убедились, что небольшое село, продуваемое семью ветрами, в самом дальнем закутке района живет полной жизнью. Это такой наглядный социальный срез: в принципе, люди могут и хотят жить в селе. Для этого достаточно самой маленькой гарантии: иметь дом, землю и возможность на ней работать. Вроде, всё просто?

Максим ПАНКОВ. Фото автра.

0

 

  •  
    21
    Поделились
  • 1
  •  
  •  
  •  
  • 20
  •  
  •  
  •  
  •