От Москвы до Берлина: жители поселка Толстовский хранят память о подвигах земляков в Великой Отечественной войне

0
768

75 лет прошло, как закончилась война. Время все дальше и дальше уводит от этих страшных событий. Сегодня в нашем поселке Толстовском нет ветеранов, но память  о них мы бережно храним и рассказываем ребятам об их подвигах.

В архиве школьного музея хранятся анкеты, воспоминания (аудио, видеозаписи), фотографии ветеранов. Я хочу поделиться этими материалами.

Если проследить события боевых действий 1941 — 1945 годов (в плане хронологии и географии), то можно с уверенностью сказать, что наши односельчане прошли с боями от западных границ Советского Союза до Москвы в 1941 году, и от Москвы до Берлина (1941-1945 г.).

Мы знаем историю их боевых подвигов и бережно храним. Ежегодно 9 мая, шагая в «Бессмертном полку», мы с гордостью несем портреты односельчан — ветеранов войны!


Из воспоминаний Черкасова Бориса Сергеевича: «На начало войны я нес службу в рядах Красной Армии. Служил в должности пулеметчика 9803-го стрелкового полка на территории Литовской ССР. 22 июня в 4 часа утра наш полк был поднят по боевой тревоге. В течение первой половины дня колонна автомобилей, боевой техники передвигались на запад с высокой скоростью. Автоколонна шла вдоль железнодорожного полотна. По ходу движения солдаты увидели расстрелянный боевой эшелон. Поступил приказ расформировать эшелон. Колонна встала. Помогли солдатам из эшелона, оставшимся в живых. И тут попали под авиа-обстрел. Завязался бой, силы противника были значительно больше. Когда фашистские самолеты улетели, командир, посчитав живых бойцов, боеприпасы, приказал уйти к опушке леса и окопаться. Прибывшие из разведки солдаты доложили о том, что неподалёку обнаружены остатки штаба, склада боевого расположения части Красной Армии.

Водители, в том числе и рядовой Черкасов, были отправлены туда. Задача была поставлена следующая: подобрать и доставить всех раненых, медицинские препараты, бинты, и если в складе с боеприпасами уцелели снаряды, оружие — все доставить в расположение».

Борис Сергеевич вспоминает: «События развивались так быстро, так стремительно, казалось, что мы на крыльях летели до расположения. Прибыв туда, разделились на два звена. Часть солдат грузили боеприпасы, другие — раненых. На обратной дороге нас опять обстреляли. Мою машину уничтожили фашисты. Мы с товарищем были ранены, видимо, были осколочные ранения. Доползли до опушки. И дальше ничего не помню. Очнулся ночью, товарища рядом нет. Я полз, пока были силы. Нашел меня коренной житель — литовец. Увез на лошади в поселок. Там нас, раненых, было много в хате. Женщины промывали раны, бинтовали тем, что было под руками. Через несколько дней в село ворвались фашисты. Всех раненых, в том числе и меня, отправили в больницу. Затем — концлагерь. Там агитировали вступить в РОА (Русская освободительная армия). Были такие слабые «людишки», поддавались на уговоры, обещания фрицев. А всех несогласных — в шахты, добывать уголь. Задание сменное давали большое, надо было снять один пласт размером метр в глубину, восемнадцать метров в ширину. А кормили очистками картофеля, морковью, брюквой. Давали ежедневно 300 граммов хлеба на шесть человек. Тех, кто от таких условий чуть занемог — в топку».

Никулин Яков Георгиевич

Он едва не стал жертвой, когда попал «в очередь на сожжение», только его хитрость помогла остаться в живых. Пленные не вели счет дням, неделям, жили с верой в победу, боролись, как могли, и знали — день освобождения настанет!

Среди пленных были офицеры, они организовывали и проводили митинги, призывая всех к сплочению, поддержке, взаимовыручке.

Борис Сергеевич вспоминает: «Мы помогали уйти из лагеря военнопленным офицерам.

Если кому-то из нашего барака посчастливилось попасть на кухню, то краюха хлеба перепадала нам на всех. Однажды я дежурил там, чистил картошку. Повар — фриц был добрый, разрешил незаметно вынести пару булок хлеба. Я же украл десять булок. За что избили меня так, что я неделю лежал на животе без малейшего движения. Пять булок пришлось вернуть на кухню, а оставшиеся пять поделили на всех, кто жил со мною в этом бараке».

Весной 1945 года, когда стал понятен исход войны, фашисты решают полностью уничтожить лагерь вместе с заключёнными.

Руководство лагеря не знало, что узники готовят восстание. Оно началось 11 апреля 1945 года, и к концу дня лагерь был захвачен пленными. Однако фашисты, покидая лагерь, уничтожили электроблок, снабжавший шахты светом и воздухом. На глубине 900 метров работала часть пленных, среди них был и наш земляк Борис Сергеевич.

Сорокин Иван Яковлевич

Вспоминая, он рассказывал: «Стало темно, дышать было нечем. Все побежали к подъемнику, рядом с ним в лифте была лестница. Решили выбираться. Поднимались по лестнице два с половиной дня. Добрались самые выносливые. Когда ушли из лагеря, встретили американцев».

Осенью 1945 года боец Черкасов Борис Сергеевич надел форму советского солдата и служил еще год в армии.

А ВОТ как вспоминает утро 22 июня 1941 года еще один наш односельчанин Отечко Василий Гаврилович: «Мы, солдаты 238-го инженерного батальона, прибыли в Каунас для выполнения задания. В 6 часов утра нас обстреляли фашистские самолеты на привокзальной площади. Поступил приказ вступить в бой. Были большие потери. Отступали».

Василий Гаврилович участвовал в боях с первого дня войны — по ноябрь 1942 года. Служил командиром разведгруппы. По приказу командования десятки раз вместе с группой переходил линию фронта.

Сорокин Федор Яковлевич

Очередной раз командир получает задание: углубиться в тыл врага на расстояние 50 км, собрать информацию о расположении вражеских войск на определенном участке фронта, добыть информацию о дальнейших боевых действиях противника, взять «языка».

И главное, чтобы «язык» был офицерского чина, владеющий информацией о происходящих событиях на фронте. Бойцы справились с поставленной задачей.

Василий Гаврилович вспоминает: «В плен взяли «крупную птицу». Для успешного выполнения задания пришлось вступить в перестрелку с врагом.  Я был ранен в обе ноги. Настаивал на том, чтобы товарищи оставили меня и дали пистолет с одним патроном. Бойцы уложили меня на плащ и потащили по тонкому октябрьскому льду, затем несли на руках. И так все 50 км. Далее госпиталь, ампутация ноги. Затем тыл. Ехать было некуда. Родная Украина была занята врагом. Сел в поезд и поехал на восток».

Так волею судьбы оказался Василий Гаврилович на Каменской земле, в нашем поселке Толстовском. Здесь прожил всю оставшуюся жизнь. Обзавелся семьей.

В БЕЛОСТОКСКОЙ области передовые части Красной Армии 22 июня вступают в бой. В этом бою участвует Бурдин Петр Васильевич. Вот какие воспоминания он оставил: «22 июня нас подняли по тревоге. В этот же день, не осознавая до конца, что это война, вступаем в неравную схватку с врагом. Мы вынуждены были отступать, но отступление было жестким, дрались за каждую пядь земли».

Вражеская пуля настигла бойца Бурдина Петра Васильевича 15 июля 1941 года. Из его воспоминаний: «Во время артобстрела я получил сразу два пулевых и три осколочных ранения».

Далее госпиталь. После реабилитации — фронт. Домой вернулся 26 мая 1946 года.

Чудин Иван Фролович

НЕДАЛЕКО от Риги, у станции «Опочка», в составе зенитной артиллерии 264-го  отдельного артиллерийского дивизиона участвовал в боях  22 июня 1941 года наш земляк, односельчанин Иван Сергеевич Береговых. Затем бои под Витебском. Отступление. Боевой путь Ивана Сергеевича очень длинный.  Всю войну прошел боец с запада на восток, участвовал в боях под Курском.

Из воспоминаний ветерана: «Решающим событием в войне явилась Курская битва летом 1943 года. Был дан приказ идти в наступление. Предрассветную мглу вдруг разорвали тысячи молний. От протяжного грома «Катюш», захлебывающихся, оглушительных залпов орудий и минометов задрожал воздух. Загудела и забилась земля. Волна за волной устремились на врага самолеты, сбрасывая на его головы смертоносный груз. Над передним краем противника взметнулась огромная стена огня и дыма. Такой артиллерийской подготовки еще не было с самого начала войны. Залпы орудий и разрывы снарядов и мин слились в один сплошной гул. Казалось, что на невиданно гигантском костре бурлит и клокочет чудовищный котел. Грохот стоял такой, что разговаривать можно было, только крича друг другу в ухо.  И не успела еще стихнуть канонада, как всё, что еще недавно так тщательно маскировалось, двинулось вперед, сокрушая остатки немецкой обороны.

Шевляков Егор Семенович

Мы двигались в первых рядах наступающих войск, прикрывая их от возможного нападения с воздуха. И вот когда вступили на передний край бывшей теперь фашистской обороны, меня поразила одна полянка. И величиной она была каких-нибудь 50-60 квадратных метров. Однако среди вздыбленных бревен, бывших блиндажей и дзотов, развороченных траншей и ходов сообщения, изрытой воронками бомб и снарядов, разбросанной и закопченной пороховой гарью земли, в беспорядке лежащих исковерканных трупов немецких солдат, эта полянка была настоящим чудом. Среди всего этого ада и смерти она сохранила свою первозданную красоту. На нежно- зеленом фоне ярким пламенем горели цветы огоньки. Их было так много, что вся полянка казалась огромной клумбой. Она как бы приветствовала нас своим нежным, свежим ароматом. Много прошло и проехало мимо нее солдат, но, видимо, ни у кого не поднялась рука, чтобы сорвать хоть один цветок или затоптать ее солдатскими сапогами. Прошло уже много лет, но как только заходит речь о битве на Орловско-Курской дуге, мне всегда вспоминается эта живописная полянка как символ неугасающей и непобедимой жизни».

В 1943 году за сбитый самолет Иван Сергеевич получил награду — медаль «За боевые заслуги».

«1944 год. Латвия. Идут ожесточенные бои. Контратаки следуют одна за другой. Фронтовые дороги, изрытые бомбами и снарядами, в дневное время были пусты и безмолвны. А ночью они оживали. Преследуя противника, двигалась пехота, артиллерия, танки».

За участие в боях на землях Латвии старшина Береговых Иван Сергеевич был награжден орденом «Красной звезды».

В 1945 году в составе группы войск он находился в 30-ти километрах от Риги, там и застала его весть о победе. Потом еще принимал участие в боях с Японией. 29 октября 1945 года Иван Сергеевич был мобилизован.

В ОДИН день получили повестки на фронт Шевляков Егор Семенович и Бобылев Николай Георгиевич.

Егор Семенович первое боевое крещение получает в июле 1941 года, участвуя в боях в составе Белорусского фронта.

Отечко Василий Гаврилович

Был минометчиком. После того как батарея была разбита, ее расформировали. Поэтому далее служил пехотинцем, работал на грузовике. Фронтовик вспоминает бои за Сталинград: «В самом центре города в здании ЦУМа была наша позиция. Мы с товарищем подвозили боеприпасы из склада. Передвигались под постоянным обстрелом. Одна вражеская пуля прошла рикошетом в лобовое стекло кабины и вышла через стекло заднего вида, прямо над моей головой. И так сильно зажгло голову, запахло паленым. В это время подъехали к нашей позиции, надо было спешить разгружать ящики с боеприпасами. И только после разгрузки, попив водички, я, вытирая пилоткой пот с лица, обнаружил, что пилотка прострелена насквозь. Оказывается, пуля вошла в пилотку чуть выше звездочки, поджарив мои волосы, вышла из пилотки в затылочной части, не поранив моей головы. Ребята поздравляли, говорили, что теперь меня до конца войны ни одна вражеская пуля не коснется. Ан нет. Следующий рейс — и ранение в ногу… После госпиталя попал на Черное море. Войну заканчивал моряком. Домой вернулся в 1946 году. Имею 9 боевых наград».

Бобылев Николай Георгиевич участвовал в боях под Москвой. Получил медаль «За оборону Москвы». Танкист Бобылев принимал активное участие в сражениях на Орловско-Курской дуге в составе Алтайской гвардейской дивизии. Был награжден медалью. Дошел на танке до Берлина, уже в чине лейтенанта, получил медаль «За взятие Берлина». За мужество, проявленное в боях, Николай Георгиевич был награжден медалью «За Отвагу». Домой вернулся уже «далеко» (его выражение) после войны.

СОРОКИН Иван Яковлевич был призван на фронт в декабре 1941 года. Впервые участвовал в боях в 1942 году.

«Особенно запомнились сражения на Курской дуге при форсировании Днепра, при форсировании Вислы, взятии Познани, форсировании Одера. Весть о победе застала меня на реке Эльбе после встречи с союзниками»,— вспоминает Иван Яковлевич. Трижды он получал ранения, дважды жене вручали похоронные. Дома оплакивали его жена, мать, сестры.

Береговых Иван Сергеевич

Вспоминая фронтовые события, он рассказывает: «…форсирование Одера, взятие Берлина в составе 1-го Белорусского фронта под командованием Жукова, встреча с немецкими головорезами из последних резервов — эсесовскими дивизиями, которые настолько были воспитаны Гитлером в преданности ему, даже в тот, почти последний момент их существования, (они были взяты в плен), так вот они твердили: «Сталину капут, Гитлер победит». Какое победит, — продолжает Иван Яковлевич, — это была уже весна 1945 года».  За участие в сражениях боец Сорокин был награжден Орденом Славы, медалями «За Отвагу», «За взятие Берлина», «За победу над Германией».

ПУГАЧЕВ Виктор Михайлович оставил очень подробные воспоминания о своем участии в боях за освобождение Родины. После окончания школы десантников в г.  Люберцы получил звание младшего лейтенанта, был назначен командиром десантной группы. «В марте 1942 года мы в составе 10 десантных групп были сброшены на захваченную врагом территорию, южное озеро Ильмень (Старая Русса) для организации партизанского движения и диверсий. После выполнения задания через 5 месяцев, вернулись в расположение своих войск», — вспоминает младший лейтенант. В декабре 1942 года Виктор Михайлович со своей группой вновь во вражеском тылу. Это уже район Ладоги. На выполнение этого задания потребовалось 3 месяца. За операцию на Ладоге дивизии было присвоено звание «Гвардейская».

«С июля 1943 года участие в боях на Орловско-Курской дуге. …5 июня 1943 года фашистские войска начали наступление. Бои до 20 атак за день продолжались до 23 августа. В этот день мы овладели Белгородом. Не давая закрепиться противнику, наши войска гнали фашистские полчища к Днепру …».

Бурдин

Виктор Михайлович принимал участие в форсировании Днепра. В районе города Нижнедзержинска, участвовал в разгроме Корсунь-Шевченковской группировки. Принимал участие в освобождении Польши. Дважды ранен. После второго ранения был направлен (в марте 1945 г.) в резерв. Затем в составе 36-й армии (ее расположение находилось в Чите) принимал участие в боях с Японией. «Сильные бои были в Хайларском укрепрайоне. Я участвовал в боях при взятии Харбина, Мукдена». Виктор Михайлович был награжден боевыми наградами «За Отвагу», «За Боевые заслуги», «За Победу над Японией».

В ДЕКАБРЕ 1943 года следующий односельчанин Кожухов Николай Ефимович в составе 282 стрелковой дивизии 877 стрелкового полка принимал участие в боях в районах Старой Руссы, Великие Луки. Из воспоминаний ветерана: «Это было на рассвете, противник обнаружил нас и стал бить перекрестным огнем. Но это же не 41-й! По вооружению мы не уступали фашистам. Старая Русса была освобождена». А вот в боях за Великие Луки бойцу Кожухову не повезло. Он получил ранение у деревни Семеново, что северо-западнее г. Великие Луки. Далее госпиталь и тыл. Домой вернулся в марте 1944 года.

В ФЕВРАЛЕ 1942 года уходит добровольцем на фронт 17-летний паренек Мешалкин Виктор. Участвовал в боях в составе Ленинградского фронта, после шестимесячной подготовки в тылу. При прорыве блокады Ленинграда, в январе 1943 года, был контужен, комиссован.

ЧУДИН Иван Фролович получил повестку на фронт в конце декабря 1942 года. После окончания боевых курсов служил в 107-м гвардейском истребительном артиллерийском полку,   8-й мелитопольской бригады, 69-й армии, первого белорусского фронта. Освобождал Ковель, форсировал реку Буг. Далее Польша, освобождение городов Хелм, Люблин, Радом, Познань.

«…17 января 1945 года батарея вела бой с противником, — вспоминал Иван. — На наше орудие двигалась немецкая пехота в составе целой роты. Мы отбили наступление. Фашисты несли потери. Атаки повторялись трижды». В третьей вражеской атаке боец Чудин был ранен, но от орудия не отступил. Не успела медсестра его перевязать, как пошли в атаку три вражеских танка и почти взвод фашистов.

«А у нашего орудия оставалось три человека. Было принято решение: подпустить врага поближе, чтобы ударить по нему наверняка. Один танк был подбит, два пошли в обход слева и справа». (Из воспоминаний ветерана).

Успел боец Чудин подбить еще один танк противника.  Тут же ему осколком оторвало ногу. Теряя сознание, он услышал: «Ура, наши!» Это шло подкрепление.

День победы боец встретил в госпитале. Иван Фролович награжден орденом «Красной Звезды», орденом «Красного Знамени», медалью «За Отвагу».

СОРОКИН Федор Яковлевич был призван на фронт  в ноябре 1943 года. В июне 1944 года был зачислен в     23 Киевско-Житомирскую стрелковую дивизию (г. Белосток.Белоруссия).

Из воспоминаний Федора Яковлевича: «…в дневное время под открытым небом шли всем составом на передовую. Нас обстреляла немецкая рама — разведчик, затем по нам был открыт артиллерийско-минометный огонь. Много там полегло наших ребят. Мой боевой путь: Польша, Германия в составе первого Белорусского фронта. Принимал участие в освобождении Варшавы. Награжден медалью. Весной 1945 года войска первого Белорусского фронта отбросили фашистов за Одер. Но с ходу форсировать реку не смогли из-за ураганного артиллерийского и минометного огня. Для обеспечения активного наступления наших частей была организована группа из пяти человек, я был в ее составе. Перед нами стояла ответственная задача — под огнем противника при большом количестве осветительных ракет форсировать реку Одер, установить место нахождения огневых точек врага и данные передать в командный пункт. Буквально через головы летели снаряды тяжелых дальнобойных пушек, которые рвались в непосредственной близости от нас. Мы корректировали огонь, благодаря чему задание было успешно выполнено».

За эту боевую операцию вся разведгруппа была представлена к награде. Федор Яковлевич был удостоен Ордена Красного Знамени. Также он награжден медалями «За Отвагу», «За взятие Берлина».

НАПАЛКОВ Григорий Александрович на фронт ушел в январе 1944 года. В июне 44 года участвовал в боях в составе 59 армии Ленинградского фронта, получив на краткосрочных курсах специальность — связист. Обеспечивал правительственную связь на Ленинградском направлении. Это очень важная и ответственная работа, особенно в условиях военного времени. Связь — это глаза и уши для штаба фронта и штаба ГКО. За плечами тяжелые катушки телефонного провода, в руках автомат. «Мы под постоянным перекрестным огнем днем и ночью обеспечивали связь». Боевой путь ветерана от Ленинграда через Польшу на запад.

Вспоминая фронтовые события, Григорий Александрович проронил такую фразу: «Как я выжил, не попал под фашистскую пулю?  Ведь некогда было смотреть, откуда летит она, шальная. Много, очень много погибло ребят-связистов. А мне посчастливилось живым вернуться с фронта».

КОНОНЕНКО Иван Васильевич в 1944 году участвовал в боях, освобождая земли Прибалтики. В бою под Шауляем был ранен. Спешил на фронт, но врачи даже запретили думать об этом. День Победы встретил в госпитале.

С ПЕРВОГО и до последнего дня войны с боями по полям сражений прошел Сорокин Степан Федорович.

НИКУЛИН Яков Егорович, Никулин Василий Васильевич сдерживали натиск японской армии на дальневосточной границе в течение всей войны с 1941 по август 1945 .

Из воспоминаний Якова Егоровича: «В 1943 году по приказу Калинина были призваны на фронт из лагеря осужденные до пяти лет. Задача командного состава была следующая, заниматься воспитанием прибывших осужденных, ныне солдат. Очень важно было донести до сознания каждого из них главное: «Защита Родины — это святой наиважнейший долг». И только потом доверять им оружие. Одновременно мы вели борьбу с захватчиками — это долг номер один был не только у командиров, но и у каждого рядового бойца».

ВАСИЛИЙ Васильевич Никулин военную присягу принял 1 января 1941 года. Службу нес в 124-м стрелковом полку. Служил на Дальнем востоке, участвовал в боевых операциях по сдерживанию японцев.

В учетной карточке к военному билету следующая запись: «Военное звание — старшина. Военная специальность — минометчик 82мм и 120мм минометов 124 стрелкового полка. Участвовал в боях с Японией с 9 августа по 3 октября 1945 года».

МОЛОДЕНЬКАЯ, невысокого роста, большеглазая, кучерявая девушка решила отправиться на фронт. Её, 17-летнюю, зачислили 5 января 1944 года в состав 20 отдельного стрелкового батальона В.В.Н.К.В.Д. на должность телефонистки взвода связи. Так Бондарева (впоследствии Смолкина) Вера Егоровна служила в действующей армии с января 1944 по 9 августа 1945 года. Ответственность была большая: «Точно, четко по назначению передать данные с восточной границы, своевременно, также четко принять полученные  приказы и распоряжения и передать своему командованию. Работали у аппаратов по 18-20 часов в сутки. Телефонистки были такие же молоденькие, как и я. Очень уставали. Но раскисать не имели права. Мы понимали всю ответственность, так как являлись бойцами действующей армии. Военную присягу давали на верность, на защиту священных рубежей Родины». Вера Егоровна была награждена медалями «За Победу над Германией», «За Победу над Японией».

В ДЕЙСТВУЮЩЕЙ армии служили и готовились на фронт ещё два наших односельчанина Антонов Николай Илларионович и Никулин Николай Савельевич. Они были курсантами лётного училища. Вспоминая военную подготовку в авиаучилище, они с сожалением говорили: «Жаль, что не успели на фронт. Жаль, что не смогли проявить себя в бою. Уж мы бы фашистам надрали!».

Вот так, проследив боевой путь наших односельчан, можно с уверенностью сказать, что они все внесли достойный вклад  в дело Победы! Каждый из них герой! Жертвуя своей жизнью, 18-20 летние солдаты шли в атаку на врага, бросались под танки.

Призыв «За Родину!» помогал изжить страх перед собственной гибелью, давал физические силы и уверенность в Победе за правое дело.

И так хочется, чтобы подрастающее поколение знало о подвигах тех, кто отстоял нашу Родину, подарил нам мир!

Г. И. НИКУЛИНА, основатель школьного музея, п. Толстовский.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

  •  
    54
    Поделились
  • 1
  •  
  •  
  •  
  • 53
  •  
  •  
  •  
  •