Ему ли не знать, чем пахнет спелая золотистая пшеница, ведь он сам растил ее здесь, на алтайских полях. Ему ли не помнить запах обожженного металла, чадящий дым горевших машин, треск автоматных очередей, ведь все это он испытал там, у разъезда Ду­босеково, когда вместе с другими двадцатью семью панфиловцами отражал атаки немецких танков.

Старожилы села Плотникова Каменского района до сих пор хранят в своей памяти доброе слово о семье Шадриных.

Но было время, когда не только плотниковцы, вся страна заговорила об Иване Демидовиче Шадрине. Мы говорим о том сражении, ког­да двадцать восемь смельчаков-панфиловцев стояли насмерть и не дали прорваться к столице озверевшим гитлеровцам.

Противотанковое ружье (ПТР) – огнестрельное ручное оружие. Эффективный огонь по бронетранспортерам и легким танкам можно было вести с расстояния 15-200 метров. В ходе войны ПТР использовались для борьбы с бронетехникой с толщиной брони до 45 мм и небронированной техники на дистанциях до 500 м; для стрельбы по амбразурам ДОТов, пулеметными точками, низколетящим самолетам.

В вечернем сумраке все явственнее звучал шум моторов. Уже прыгнув в траншею, Шадрин поймал себя на мысли, что со­всем перестал думать о приближающихся танках.

А грохот, все нарастая, становился гуще, грозней. «Приго­товиться! Приготовиться!» — поплыла команда.

Вот они уже видны. Идут от темной полоски леса на око­пы, в которых во главе с политруком Василием Клочковым затаились все двадцать восемь.

«Двадцать танков. Меньше, чем по одному на брата. Это не так уж много!» — прокричал Клочков.

Встреча однополчан. И. Д. Шадрин слева.

Стальные чудовища наползали, изрыгая огонь. Но поздно… Окоп уже в мертвой зоне. Сейчас главное — выдержать, дож­даться лучшего момента. И Шадрин выдержал. Вскочил на бру­ствер, без размаха, швырком бросил гранату точно под гусеницу и снова скатился в окоп. Взрыва не услышал. А когда приподнял­ся, увидел: танк крутился на одном месте…

Только тогда Шадрин огляделся. Несколько мертвых машин уже застыли вдоль первой траншеи и горели. Остальные танки разворачивались обратно.

Первая атака была отбита. Едва успели отдышаться, пере­вязать раненых, снова команда: «Приготовиться! Танки!».

Бойцы-панфиловцы во время обороны столицы в районе г. Волоколамска. 1941 год.

Тяжело раненый Василий Клочков, обвязавшись гранатами, выходит навстречу стальной громадине…

Второй танк замер от гранаты Шадрина. Раненый, Иван потянулся за бутылкой с горючей смесью, и вдруг жаркое, ос­лепительное солнце вспыхнуло перед глазами. Он упал безсо­знания прямо на бруствер окопа.

Об этом поединке панфиловцев писатель Кривицкий в своем произведении рассказывал:

«…Уже убит сержант Добробабин, убит боец Шемякин, исте­кает кровью Петренко, лежа на соломе, покрывающей дно око­па. МертвыКонкин, Шадрин, Тимофеев и Трофимов».

Но Кривицкий ошибся. Среди названных им трое были тя­жело ранены, а Шадрин в бессознательном состоянии попал в плен.

Можно считать чудом, что Шадрин не умер в первые неде­ли фашистского плена. Он выжил…

А в весенние дни 1945 года боевая группа подпольщиков, в составе которой был и Иван Шадрин, перебила охрану кон­цлагеря и отразила несколько атак фашистских частей, которые всеми силами стремились уничтожить освободившихся пленных.

Уже на родине Иван Демидович узнал, что за подвиг у разъез­даДубосеково ему присвоено звание Героя Советского Союза.

Жил в Талды – Кургане. Иван Демидович приезжал в родные места — с. Плотниково. Встречался с земляками, рассказывал о боевых делах, особенно об обороне Москвы.

Г. ОБСКОЙ.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

  •  
    1
    Поделиться
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •