Боль, страдания, отчаянье, страх. Об этих чувствах он знает все. За 17 лет непрерывной работы хоть триллер снимай о человеческих муках. Но он не голливудский режиссер, не сценарист и не писатель. Его работа – помочь, облегчить мучения и подарить надежду на исцеление, ведь он – доктор. Выигрывая очередную битву со смертью, он чувствует настоящий драйв, ведь даже один случай спасения жизни стоит того, чтобы работать дальше.

«Совсем себя не жалеете, — ошарашил с порога врач, окидывая меня беглым взглядом, — туфли на высоком каблуке, это же такая нагрузка на позвоночник». И вышло так, что за несколько шагов, проделанных мною до его письменного стола, уже диагноз частично поставил. Наверное, многолетний опыт работы берет свое, глаз наметан, да и зачастую болезни человека на лице написаны.

Поводом для первого знакомства с доктором Зарубиным, как и у большинства каменцев, послужила болезнь.  В разгар лета, когда добрая часть горожан лениво потягивалась на пляже под лучами солнца, меня не на шутку «скрутило». Когда поняла, что самолечение не поможет, волей-неволей пришлось обратиться за помощью к врачу. Тогда казалось, что причина болезни банальна и проста: посидела под открытым окном, шею продуло, а пара уколов и горсть таблеток все быстро поправят. Вот только доктор с моим диагнозом не согласился и не перестал удивлять с первых минут вынужденного знакомства. Спросил, как дела, как дни и вечера проходят, как взаимоотношения в семье и с коллегами складываются. Разговор с неврологом превратился в беседу по душам, о жизни. Честно говоря, такого подхода не ожидала, и лишь потом узнала, что для того, чтобы правильно поставить диагноз и назначить лечение, он должен знать корень всех проблем пациента. А проблемы все, как правило, в самом неожиданном месте – в голове, в мыслях.

Ни для кого не секрет, что в современном мире принято «ругать» врачей да сетовать, что лечение неправильно назначили, а где-то резко ответили, внимания не уделили должного. Обыватель и представить не может, чем заполнена жизнь тех, к кому ежедневно люди приносят только одно — боль и слезы. Чем живет современный врач в условиях дикой нехватки медицинских кадров? Как складываются отношения с теми, кому он должен помочь, не считаясь с настроением, временем и своими желаниями? Обо всем этом мы узнали, побеседовав с практикующим неврологом Каменской центральной районной больницы Павлом Зарубиным.

НЕВРОЛОГ ИЛИ ПСИХОТЕРАПЕВТ?

«Нормальный врач первым делом спросит не о том, в каком месте голова болит, а как живет человек, где трудится, — говорит Павел Зарубин, — последние несколько лет я вижу, как стремительно «молодеют» неврологические заболевания. К примеру, если раньше ко мне обращались зрелые люди с «хондрозами», то сейчас уже молодежь приходит с заболеваниями нервной системы. Очень много стало людей, вымотанных психологически, а человечество полностью ушло в социальные сети и рассказать другу лично о своих проблемах уже не модно. Пожаловаться, что очень устал — нет. В обществе принято обсуждать «благородные» болезни, такие, как заболевания сердца, например. А ведь 65-70% пациентов, приходящих в поликлинику, в первую очередь, нуждаются в помощи психотерапевта. И каждый современный доктор в своей работе вынужден использовать элементы психотерапии, — продолжает невролог, — незнакомому человеку ведь всегда проще выговориться. А это очень помогает в лечении, создается контакт с больным, человек успокаивается, а это уже решает проблему с болезнью наполовину».

 

Доктор Зарубин утверждает, что человека нельзя оставлять наедине с болью. Врач должен быть с ним на равных, вместе бороться с недугом. Может быть, поэтому со многими пациентами у него впоследствии складываются дружеские, приятельские отношения, ведь доктор постоянно на связи, ему всегда можно позвонить или написать, а он обязательно ответит. Как говорится, и словом лечить приходится, и препаратами.

«Обыденность наша такова, что люди не очень-то доверяют врачам, — сожалеет Павел Николаевич, — зачастую начинают лечить себя сами. А из-за нехватки медицинских кадров порой человек очень долго не может попасть на прием, а все это время ему больно, он страдает.

Каждый день к нам идут люди и несут свою боль, а ты обязан, ты должен помочь. Ведь никто не приходит к врачу со словами: а пойдемте, доктор, прогуляемся по набережной!

Докторов сейчас принято ругать, а попробуйте понаблюдать за их работой хотя бы первые пять лет. Те, кто психологически способен выдержать ежедневную людскую боль, наблюдать смерть, слезы, работать по 12-13 часов в сутки, со временем становятся циниками, где-то жесткими. Кто-то постепенно «выгорает» изнутри. В профессии медика нет места слишком чувствительным людям, докторов можно назвать настоящими экстремалами. Такого драйва больше нигде «не поймаешь». Если ты выиграл битву со смертью, поставил правильный диагноз, спас жизнь, чувствуешь такое удовлетворение и моральный подъем, что, несмотря на усталость, хочется работать дальше. Поэтому врачи и остаются в своей профессии. Увы, большинство людей этого не видят и не ценят.

К сожалению, у врачей практически нет правовой защиты, — продолжает Зарубин, — если ты ошибся, отвечать за ошибку будешь только ты, не больница, не кто-то другой, а лично ты. Поэтому, беря лишнего пациента на лечение, отчасти рискуешь. А вдруг больной не следует рекомендациям по диете и не исполняет других предписаний врача, надеясь лишь на таблетки? Жалобы на врачей пишут регулярно, а порой у людей мнение, что придешь в больницу — сделают тебя новеньким. Вот только время, отведенное на прием одного пациента — 15 минут. Это очень мало, если учесть, что у врача в распоряжении только руки и голова».

Думаю, с этим трудно не согласиться читателю, стоит лишь вспомнить любой визит в поликлинику или больницу. За четверть часа доктор должен посмотреть амбулаторную карту, выслушать жалобы, внимательно осмотреть, думая в это время над диагнозом. Затем расписать лечение и назначить при необходимости обследования. А если посетитель уже несколько недель терпит мучительную боль, ему просто необходимо выговориться…

Отметил доктор, что существует и другая сторона медали — взаимодействие здравоохранения и общества. Другими словами, пациент боится врача, а врач пациента. Не хватает общения и открытости. А ведь нужно как-то находить общий язык. И в этом бы очень помогло общение через газету. Сам доктор не против регулярных «прямых линий» на страницах «Каменских известий». Готов ответить на все вопросы пациентов в рамках своей компетенции, проконсультировать.

ПЕРВАЯ СМЕРТЬ И СПАСЕННЫЕ ЖИЗНИ

Прошло уже столько лет, а смерть до сих пор не оставляет доктора Зарубина равнодушным. Впрочем, как и любого, кто когда-то давал клятву Гиппократа…

Он до сих пор помнит, как во время дежурства в стационаре впервые в его практике умер пациент больницы. И тогда он понял: медицина не всесильна. Какие бы нанотехнологии и инновации ни использовались в ней, есть то, что изменить невозможно. Со временем просто начинаешь по-другому мыслить, понимать, кто такой человек, ценить по-особенному своих близких, чувствовать, насколько тонка и невидима та грань, перейдя которую, человек навсегда закроет глаза. Может, поэтому он далек от политики и светских разговоров. Ведь когда пациенты звонят посреди ночи, в панике склонившись над умирающим родственником, понимаешь, что каждое твое слово или врачебный совет сейчас может спасти жизнь. И после этого политические интриги становятся совсем неинтересными.

Павел Зарубин часто дежурит в стационаре ЦРБ. Как само собой разумеющееся, после бессонной ночи начинает дневной прием, практически не отдохнув. Работает без выходных.

Конечно, он не раз думал, что, если бы работал где-нибудь в магазине или в офисе, не чувствовал бы такого напряжения и переживаний, не видел бы, как умирают люди. Но такие мысли в голове долго не задерживаются, потому что работу любит. До сих пор вспоминает, как молодым специалистом попал в отделение неврологии под руководство Виктора Полякова. Цитирует своего наставника до сих пор. Шутит, что именно Виктор Степанович научил его молоток в руках держать. Простых решений никогда не давал, заставлял самостоятельно искать выходы из ситуаций, постоянно учиться.

Стоит сказать, что примеров спасения бесценной жизни у доктора Зарубина уже масса. Бывало, что приходит к нему человек с жалобами, а он через несколько минут разговоров понимает, что у ничего не подозревающего пациента счет идет на часы, нужна срочная операция. А бывает, что после посещения его кабинета больной экстренно оперируется в краевой столице. Цена промедления — жизнь или инвалидность.

Еще будучи студентом медуниверситета, навсегда запомнил слова одного преподавателя: пациентов неврологического плана с каждым годом будет все больше. Ранние инсульты, инфаркты скоро станут нормой.

«Наш мозг еще не успел приспособиться к такому объему информации, которая поступает к нам через Интернет и телевидение, — считает доктор, — голова человека буквально забивается мусорной, ненужной информацией. А если сюда добавить низкий уровень жизни, безработицу, постоянное эмоциональное напряжение, не удивительно, что у меня пациентов с каждым годом становится все больше.

Сам я информацию фильтрую, телевизор не смотрю, разве что мультфильмы с детьми. Стараюсь больше двигаться. Отпуска у меня не бывает, ведь от себя не убежишь. Все хорошие эмоции должны быть в голове собраны. Может, поэтому для меня лучший отдых — это отключиться от всего. Деревня, баня, рыбалка — что может быть лучше.

Мне нравится Камень-на-Оби, это город моего формата. Хочу спокойно ездить на автомобиле по тихим каменским улочкам, на речку ходить. Мне здесь хорошо».

Немаловажно, что у Павла Николаевича была возможность получить более высокую должность, «получше» устроиться в жизни в другом городе. Отказался. Не захотел уезжать. И пусть тяжело работать без выходных, пропускать через себя людские страдания, но доктора «нервным» не назовешь. Ведь он живет для того, чтобы лечить не только тело, но помогать душам.

Юлия РАССКАЗОВА. Фото Дмитрия ПРОСКУРИНА.

Павел Зарубин родом из Локтевского района Алтайского края. В 2003 году после окончания Алтайского государственного медуниверситета поступил работать в Каменскую ЦРБ врачом-интерном в отделение неврологии.

Некоторое время работал в Федеральном бюро медико-социальной экспертизы. В настоящее время трудится врачом-неврологом в Каменской ЦРБ, занимается частной практикой.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

0

  •  
    265
    Поделились
  • 4
  •  
  •  
  • 1
  • 260
  •  
  •  
  •  
  •  

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here