Уполномоченный по правам ребенка в Алтайском крае Ольга Казанцева дала интервью «Каменским известиям» в связи с выявлением школьной «дедовщины» в попереченской школе.

Нашумевшая история о насилии в сельской школе вызвала общественный резонанс не только в Каменском районе. Облетев весь Алтайский край, случай травли подростка вышел сначала на федеральный, а затем на мировой уровень (новость была переведена на английский язык международным информационным телеканалом RT).

Ситуация была взята под пристальный контроль не только правоохранительных органов, но и регионального Министерства образования и науки, Уполномоченного по правам ребенка в Алтайском крае.

Причем, факты причинения психического и физического вреда здоровью, приведшие к черепно-мозговой травме, подтвердились. По результатам проведенной доследственной проверки возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч.1 ст.293 УК РФ (халатность) по факту бездействия должностных лиц попереченской школы.

Приведем лишь выдержку из сообщения на сайте Следственного Управления Следственного комитета РФ по Алтайскому краю: «…По версии следствия, с января по ноябрь 2019 года группа подростков, обучающихся в школе, систематически применяла в отношении 14-летнего учащегося психологическое и физическое насилие. Данное обстоятельство было достоверно известно должностным лицам  и педагогическому составу учебного заведения, однако каких-либо мер по урегулированию ситуации с их стороны предпринято не было».

Следственная проверка продолжается и пока неизвестно, какое наказание постигнет «распоясавшихся» пацанов. Не готово еще и заключение медицинской экспертизы, результаты которой определят, какой тяжести был причинен вред здоровью во время так называемых детских игр.

Очень важно во всей этой ситуации то, что руководство школы могло решить конфликт тихо, не вынося сор из избы – применить жесткие воспитательные меры в отношении тех, кто затравливал одноклассника. Ведь все прекрасно понимают, почему мама мальчика Ирина Дворских обратилась за помощью в газету – потому что отчаялась ее найти на школьном уровне. А ее сын попал на больничную койку еще 21 ноября…

16 декабря Ольгой Казанцевой, Уполномоченным по правам ребенка в Алтайском крае, был организован выезд в Камень-на-Оби с привлечением регионального Министерства образования и науки, Главного управления Министерства внутренних дел РФ по Алтайскому краю. В этот день, помимо встречи с пострадавшим мальчиком и его мамой, состоялось совещание с педагогическим коллективом школы, начальником Управления образования Каменского района Екатериной Киселевой  с участием инспектора по делам несовершеннолетних и и.о. главы района Евгении Гордиенко. Ольга Казанцева подняла немаловажный вопрос об организации дополнительных занятий с мальчиком, пропустившим из-за долгой госпитализации много уроков. Также омбудсмен настояла на обеспечении безопасности ребенка в период нахождения в школе после выписки из больницы.

23 декабря село Поперечное посетила специально созданная рабочая группа Минобра. Делегацию возглавила Галина Синицина, замминистра образования и науки Алтайского края, также в составе группы был педагог-психолог Алтайского краевого центра психолого-педагогической и медико-социальной помощи.

Однако после выписки, вопреки уверениям обидчиков и их родителей, прощения у ребенка так никто и не попросил. Напротив, по словам самого школьника, общения с ним избегал практически весь класс. Данный факт впоследствии стал одной из причин повторного визита омбудсмена в Каменский район.

Акт «прощения» произошел практически в канун новогодних праздников, когда директор филиала Новоярковской СОШ Светлана Анищенко пригласила подростка к себе в кабинет, где трое «игравших» с ним ребят должны были попросить прощения. А было ли оно? Можно ли заставить раскаяться? Как ни крути, а с момента печального инцидента прошло больше месяца .

Отдельно поражает и тот факт, что в канун нового года двое родительниц написали заявления в прокуратуру на Ирину Дворских за то, что посмела придать огласке то, что случилось с ее сыном. Не поленились и двое родителей с заявлением на корреспондента «Каменских известий» с просьбой привлечь к ответственности по всей строгости закона «за то, что она, не дождавшись окончания следствия по факту происшествия несчастного случая в Попереченской СОШ, опубликовала ложную информацию, оклеветав моего сына…». И это несмотря на то, что факты насилия и причинения вреда здоровью уже были подтверждены. Не просто же так уголовные дела в отношении педагогов завели по статье «халатность». Да и сами зачинщики уже были поставлены на ведомственный профилактический внутришкольный учет.

И тут невольно хочется за голову взяться не от самого факта подачи заявлений, а от ощущения, что родители «провинившихся» живут в другой реальности. А, может, до конца не понимают тяжести и жестокости поступков своих детей? Не дай Бог, и вовсе не считают их виноватыми. «Ведь тут ремень нужно брать и наказать так строго, чтоб на всю жизнь запомнили», – пишут сторонники жестких мер в комментариях к этой ситуации.

Однозначно одно – «замять» неприятную историю уже не получится, несмотря на то, что огласка в газете многим пришлась не по душе. Почему же все боятся говорить о таких случаях вслух? Почему в большинстве школ существует негласная традиция – «замолчать» и скрыть? Какими вырастают дети, которые из-за такого «замалчивания» страдают из года в год? Как бороться с буллингом на начальных стадиях (от ред. буллинг, травля – агрессивное преследование одного из членов коллектива (особенно коллектива школьников и студентов, но также и коллег) со стороны другого, но также часто группы лиц)? И как должны поступать в таких ситуациях средства массовой информации? Ответы на эти и другие вопросы дала Ольга Казанцева в ходе своего интервью «Каменским известиям».

ВСЕ У НАС ХОРОШО?

В день нашей встречи Ольга Александровна в очередной раз посещала Каменский район. Провела встречу с директорами всех школ района и их заместителями. Встреча была посвящена профилактике насилия в образовательных организациях, а также проблеме латентности (скрытости) насилия в детском коллективе, проблемам и методам его выявления.

— Ольга Александровна, случай в попереченской школе для нашего региона не единичный. В начале прошлого лета был предан огласке инцидент с бийской школьницей, которую одноклассницы заставляли пить из лужи. Какую позицию в таких ситуациях должны занимать средства массовой информации – предать огласке или замалчивать, ведь особое внимание к попереченской истории появилось только после публикации в СМИ? Не приведет ли замалчивание таких фактов в будущем к более серьезным последствиям и для пострадавшего ребенка, и для детей другой стороны?

— Я уверена в том, что в данном случае СМИ свою функцию выполнили. Уверена, что освещать и поднимать эту тему нужно, в этом у меня нет никаких сомнений. Благодаря средствам массовой информации все видят такие ситуации, делают выводы. Ведь почему люди обращаются в СМИ? Потому что на месте не были приняты меры. Если бы они были приняты, то и обращений бы никуда не поступало. А в этой теме нужно быть более открытыми всем: педагогам, директорам школ и родителям.

В сознании педагогов почему-то существует связь: словно школа понесет репутационные издержки, если признает такие факты.

На самом деле, на мой взгляд, хорошая школа — это школа, в которой уделяется этому большое внимание. Должны быть антибуллинговые программы, должны проводиться семинары для специалистов. Мы говорили об этом с директорами школ Каменского района. И я просила включить в обучающие семинары не только педсостав и администрацию учреждений, но и охранников, работников кухни, уборщиц помещений, водителей школьных автобусов. Вот кто видит детей и как они себя ведут по-настоящему. Потому что, если перед педагогами дети ведут себя правильно, то перед вспомогательным составом — более свободно. Нужно, чтобы они были нашими помощниками. Чтобы у них был четкий алгоритм действий: если я это вижу, сообщаю директору. Каменские педагоги в этом вопросе со мной полностью согласились.

Вообще, школьное насилие разрушает ребенка, лишает его мотивации учиться и приходить в школу, разрушает отношения. Оно не способствует развитию.

— После изучения проблемы «изнутри» можете сказать, что данная ситуация полностью находится под контролем Управления образования Каменского района и не нуждается во вмешательстве извне? Предприняты ли руководством школы меры по моральной адаптации ребенка после возвращения из больницы?

— Данный случай очень тяжелый, запущенный. Плюс ко всему ребята продолжают учиться вместе. Я неоднократно встречалась с Ириной Анатольевной Дворских, с ее сыном. Предусмотрели, что работа по восстановлению классного климата проводиться будет, потому что сейчас ситуация в классе напряженная в силу разных причин. В том числе, когда работают правоохранительные органы, когда задается много вопросов, когда привлечены СМИ – градус напряженности и тревожности очень высокий. Поэтому с обидчиками, пострадавшим мальчиком, со свидетелями и учителями – со всеми должна проводиться работа. И это работа не одного дня. Хочу отдельно это подчеркнуть: вопросы буллинга не решаются за один раз. Потому что это вопрос изменения установок. Длительная работа, в первую очередь, складывается из пресечения подобных случаев. Затем будет дана правовая оценка произошедшему, а далее – восстановление отношений. В первые рабочие дни 2020 года посетила Управление образования Каменского района и Новоярковскую общеобразовательную школу, в филиале которой произошло насилие в отношении ребёнка. Анализи-ровала эффективность реализации комплекса мер по профилактике насилия, дискриминации и буллинга в образовательных организациях, разработанного Министерством образования и науки Алтайского края.

Попереченская средняя общеобразовательная школа.

Следует отметить, что сам комплекс мер написан добротно, однако это еще не гарантирует его внедрение в каждой школе. Что касается каменской ситуации, могу сказать:

✔Управлением не предприняты системные действия по внедрению программы (отсутствуют планы, контроль, совещания и т.д.).

✔На уровне школы не принят пакет локальных актов, нет планов по профилактике насилия. Система профилактики насилия в Новоярковской школе не сформирована.

✔ Обращения родителей по поводу насилия в отношении их детей не регистрируются, а следовательно, не проводится их должная проверка и принятие мер в соответствии с рекомендациями Министерства образования и науки Алтайского края.

На личной встрече с и. о. главы Каменского района Евгенией Гордиенко принято решение разработать комплекс мер на муниципальном уровне по профилактике насилия, провести анонимное анкетирование всех детей и родителей района на выявление случаев насилия и травли. Контролировать реализацию муниципального комплекса мер будет лично Евгения Гордиенко.

На данный момент готовлю заключение в Управление образования Каменского района о принятии мер по профилактике насилия и травли в школах района. У нас педагоги компетентны в знаниях, а нужно быть компетентным в профилактике и выявлении насилия. Насилие — тема скрытная. Нужно педагогам быть настороженными, насилие среди детей требует и активного выявления. Проблему латентности насилия нельзя оставлять на самотек. Выявлять его можно несколькими способами. Первый и самый применяемый во всем мире — это анонимное, качественное анкетирование два раза в год.

Спросила у педагогов Каменского района, проводилось ли хоть раз анкетирование? Нет, не проводилось.

Второй способ — наблюдение, но тогда педагоги должны быть грамотны и осведомлены. Ведь у человека смотрят не глаза, видят не глаза, а душа. Только нужно, чтобы в сознании и в душе были эти критерии недопустимости. И это тоже можно отнести к компетентности.

А степень накала в подобных конфликтных ситуациях очень высока. Предварительно должна проводиться работа с двумя сторонами конфликта. Они не должны встречаться для примирения в исходном эмоциональном состоянии напряженности.

Предварительная работа первое время после инцидента в школе, как я поняла, не проводилась. Но во время нашей встречи в Поперечном мы договорились, что примирение сторон будет носить исключительно добровольный характер. Иначе это не имеет никакого смысла. Ребятам еще учиться вместе, они вместе, в одном здании будут находиться еще полгода, а потом итоговый экзамен сдавать.

Раздевалка для мальчиков, в которой проходили “игры”.

Со своей стороны я предложила семье Дворских помощь психолога из Барнаула. На что семья с радостью согласилась. 1,5-2 месяца дистанционных занятий с психологом пойдут подростку только на пользу. Психолог будет мужчина, ведь мальчик у нас уже взрослый. Кстати, это один из принципов работы: ребенок не должен оставаться один. Жертва буллинга или насилия обязательно должна получать поддержку. Отдельная работа психолога будет осуществляться и с ребятами, которые осуществляли насилие.

Кроме этого, насколько я знаю, ситуацию будет сопровождать Алтайский краевой центр психолого-педагогической и медико-социальной помощи.

— В ситуациях с школьным буллингом нередки случаи, когда дети чувствуют свою безнаказанность? Нужно ли «наказывать» за подобные проступки или можно обойтись «мягкими» мерами?

— Здесь вопрос применения норм. Даже общество в своих комментариях к теме в сети Интернет разделилось: от жестокого реагирования до каких-то смягченных мер.

В данном случае рано давать оценку. Единственное, что можно сказать, что постановка на учет в полиции – само собой разумеющееся в таких ситуациях. Основание для постановки на учет — отказ в возбуждении уголовного дела. Но для того, чтобы квалифицировать деяние, нужны результаты судмедэкспертизы. Только тогда будет ясно с составом правонарушения. А забежать вперед и давать прогнозы нельзя. Точку в деле поставит следствие.

— Ольга Александровна, вы уже несколько раз с рабочими визитами посещали Каменский район, провели много встреч и бесед. Есть ли положительные, прогрессивные результаты проделанной вами работы?

— Безусловно. Во время наших встреч мне много задавали вопросов, со многим соглашались, говорили, где есть проблемы. Педагоги задавались вопросом: где взять ресурсы, чтобы обеспечить работу по профилактике школьного насилия?

Мне кажется, меняется самое главное, приходит понимание, что проблема насилия в школе существует и с этой проблемой надо работать.

Укромный уголок под школьной лестницей нередко становился местом где разворачивались “события”.

Также профилактику можно прекрасно осуществлять с помощью социальной рекламы, видеороликов. Эти материалы я также передала в администрацию Каменского района.

Необходимо вопрос профилактики травли включить в воспитательную работу. Ребята, с учетом возраста, должны и на классных часах обсуждать такие случаи. Они обязательно должны познакомиться с фильмом «Чучело». Прекрасный фильм, не потерявший своей актуальности, но тяжелый для восприятия. Есть хорошие книги. Например, «Повелитель мух». После проведения такой воспитательной работы у детей возникает механизм защиты: ребенок знает, как защитить себя и друга.

Это отдельное направление работы и мы договорились с директорами школ о том, как эту работу осуществить. Как привезти специалистов и как на 1-2-дневном семинаре обучить педсостав.

— Как часто к вам поступают обращения с просьбами защитить права ребенка?

— На встрече с руководством школ Каменского района у нас был, как мне кажется, очень правдивый разговор. И одна из заслуг того, что они прониклись проблемой – это включенность в проблему СМИ. Я задавала много вопросов. Попросила поднять руки тех, у кого имеются записи в журналах регистрации случаев насилия и жестокого обращения (такие журналы должны быть в каждом образовательном учреждении). Сколько случаев в Каменском районе за последний год там указано? Руки подняли всего 2-3 представителя школ района.

Если посмотреть на международные и общероссийские исследования, традиционно под насилие попадают примерно от 10% до 20 % школьников. Это значит то, что видят обычно крайние формы насилия, которые связаны с открытыми конфликтами: синяки, побои, ссадины. Но, на самом деле, нужно учиться видеть ранние стадии, косвенную агрессию. Унижение чести и достоинства можно делать через сплетни, оговоры, перетягивание информации, изоляцию, отвержение.

В прошлом году после инцидента в барнаульском лицее № 101 при поддержке директора мы проводили анкетирование всего педсостава. По его результатам получается, что педагоги хорошо замечают прямую, вербальную и физическую агрессию. Косвенную же агрессию не знают вообще, не выделяют ее, а с нее и начинается все. Также всего 5% учителей признают травлю, если к ним обращаются родители. Получается, что родитель говорит, а ему не верят. А ведь родитель знает ситуацию от ребенка. С каменскими учителями мы договорились, что они будут серьезно реагировать на любые информационные сигналы о покушении на честь, достоинство, неприкосновенность, уважение личности ребят. И по любым инфосигналам будут проводиться расследования. Не нужно отмахиваться от родителей, которые приходят за защитой. По сути дела, они делают все правильно – приходят к директору, который за это все отвечает.

Возвращаясь к вопросу, часто ли мне приходится защищать права детей? Всего за 2019 год поступило 848 обращений по разным проблемам.  В 2018 году количество обращений по вопросам насилия в образовательных организациях, организациях дополнительного образования, спортивных секциях составило 41, больше всего, конечно, из общеобразовательных школ. При этом следует понимать, что данные нарушения, в основном, носят латентный характер, законные представители сообщают нам лишь о систематическом или грубом неуважении человеческого достоинства детей.

А я понимаю, какая степень частотности могла бы быть… Часть вопросов, как правило, решается на месте. С другой стороны, часть насильственных действий может просто не замечаться. Вопрос: как это заметить или у нас все хорошо?

Юлия РАССКАЗОВА. Фото автора.

P.S: Забегая вперед, хочется сказать, что придание огласке этой истории словно вскрыло давно набухший гнойник. В редакцию газеты обратилась мама мальчика из школы в Новоярках (напомним, что школа в Поперечном является филиалом Новоярковской СОШ). С недавнего времени она вынуждена была перевести своего сына на семейную форму обучения. Причиной тому послужила травля… Да только молчала об этом женщина два года. Пыталась решить проблему с администрацией школы – не получилось. Но обо всем этом в одном из следующих номеров газеты.


Связаться с Уполномоченным по правам ребенка в Алтайском крае можно несколькими способами:

  • По номерам телефона (3852) 29-51-60,   29-51-26.
  • Письменным обращением на адрес электронной почты: deti@alregn.ru. Или на почтовый адрес: 656035, Барнаул, пр. Ленина, 59.
  • Через соцсетьi nstagram, написав в директ ombudsmen_deti22

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

0
  •  
    39
    Поделились
  • 1
  •  
  •  
  • 2
  • 36
  •  
  •  
  •  
  •  

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here