Из далекого города Восточной Сибири передает привет землякам путешественник Владимир Нечунаев, руководитель каменского туристического клуба “СЭЛТИ”. Владимир в зимнее время года работает вдалеке от своей малой Родины. Однако каждые выходные совершает мини-путешествия, делает новые для себя открытия. Он уже попробовал себя на горнолыжных склонах, переночевал один в сердце тайги, в небольшом охотничьем зимовье, а сегодня совершил длительную прогулку на лыжах по завьюженной тайге.

Путешествия каменца не пропадают бесследно, каждое из них он описывает, публикует фотографии. А мы предлагаем читателям пройти его тропами, переночевать в зимовье и посмотреться в атмосферу таежной жизни.

Вместе с Владимиром Нечунаевым мы “запускаем” новую рубрику о путешествиях под названием “Наш бродяга”. Вы сможете глазами каменского путешественника увидеть те, места, в которых никогда еще не бывали. А он скучает по Камню-на-Оби и шлет землякам пламенный таежный привет.

Ночь в зимовье

Суббота. Уже подкрадываются сумерки. Безветренно. Тепло. С неба бесконечной толпой спускаются снежинки. Они закутали ветки деревьев. От этого тайга выглядит необычно нарядно.

Передвигаю широкие лыжи к избушке охотника. Иду не спеша, собираю с берёз кору на растопку и высматриваю гриб – чагу. Этот нарост пропитан берёзовым соком. Его использовали северные народы для приготовления чая.

… Вот и картинка из детской мечты. Опушку окружают высокие ели, пихты, кедры. В центре полянки под тяжестью снега стоит избушка. Снег, снег, повсюду девственный снег. В метрах пятидесяти протекает горная река Дельбичинда, но её не слышно, её уже сковало льдом и завалило снегом.

Шаркая лыжами, подошёл к избушке. Освободил ноги, спустился под навес. Навес пристроен к избушке, тут хранятся дрова чурками, лопата, какие-то непонятные грабли, подвешен котелок. Очистил лыжи от снега, поставил их к стенке, взял лопату и полез на крышу скидывать снег. Смахнул снежную шапку и с печной трубы. Да, снежный покров около полутора метров. Не управиться дотемна. Интенсивно работаю лопатой. Хрусть, наработался, сломал лопату.

Спустился с крыши и зашёл в избушку. Достал из рюкзака топор, наколол щепок, растопил печь.

Избушка в виде сруба из ошкуренного кругляка, деревянный пол, двое нар, одна широкая деревянная полка, стол, табурет, печь, оконный проём. На стенах и на балке набиты гвозди. На гвозди подвешены, скрученные в рулоны, два матраса, два одеяла. Всё, что могут повредить мыши, подвешивается. Есть тут необходимая посуда, ведро, мыло, соль , нитки и кое какая другая мелочь которая может послужить уставшему, промерзшему охотнику. На стенах прибиты и подоткнуты несколько деревянных рогатин, думаю, что это правила для правления шкурок.

Оконный проём не остеклён, заделан плотным целлофаном.

На одни нары постелил матрац, заправил одеялом. На вторые разместил рюкзак и всё его содержимое.

Печь топится. Набрал полное ведро снега, поставил на плиту. Будет тёплая вода умыться и помыть посуду. С собой принёс три литра воды, она чистая, пойдёт на чай и на питьё. В отдельной кастрюльке поставил воду на чай.

Есть мощный фонарь, но душе приятнее свет от обычных парафиновых свечей. Установил, зажёг… уютно!

Ножом измельчил чагу, бросил в кипяток. Процесс пошёл, вода потемнела, ещё немного варю и снимаю…

Ужинал гречкой, настоявшейся в кефире, пил чай из чаги. Чай – вкус берёзового сока и ничего лишнего!

Вечернее время посветил починке любимых перчаток, они у меня с 2008 года. Слушал треск дровишек в печке, релаксирующую музыку.

Несколько раз выходил на улицу, караулил луну. Небо плотно затянуто облаками, луна скользила, искусно ими прикрываясь. Звёзд тоже не видно.

За поздним чаем обдумал планы на утро. Надо починить лопату, скидать снег с крыши, походить по тайге, найти заячьи тропы, в будущем попробовать себя в роли охотника.

Всё это завтра, а сейчас свет горящей свечи и «в руках» бурятский автор:
“… Раскалённым шаманским бубном висит солнце. Разморилась тайга, безжизненно обвисли листья у берёз. Даже вечно чем-то встревоженные осины обессилели от зноя и не шевельнутся. Птицы перекликаются лениво, и глухо журчат ручьи. Нагретый воздух пахнет смолой. Всё живое ждёт ветерка, чтобы искупаться в его прохладе и согнать дремоту, а он отсиживается где-то в чаще…”.

Владимир НЕЧУНАЕВ. Фото автора.

Читайте также: Его Алтай: руководитель каменского турклуба “СЭЛТИ” Владимир Нечунаев рассказал о своих путешествиях

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

0

  •  
    52
    Поделились
  • 1
  •  
  •  
  • 2
  • 49
  •  
  •  
  •  
  •  

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here